Русский форт Боярд




И тут же подумала, как жаль, что мне не пришла в голову мысль написать об этом заводе и об этом цехе, так как мой дед Луговой Василий Иванович (1903–1979) очень долгое время был заместителем директора этого завода. В довоенное и военное время он работал на нем в качестве инженера, а в послевоенные годы был назначен замдиректора завода вплоть до середины 70-х годов.

Это был огромный градообразующий завод в городе Каспийске. До начала 90-х годов 12 тысяч человек трудились на этом предприятии, который выпускал торпеды для атомных подводных лодок. В советское время завод Дагдизель был одним из ведущих дизелестроительных и торпедостроительных заводов СССР.

8-й цех завода был построен в 1939 году по инициативе Серго Орджоникидзе, министра тяжелой промышленности. После Второй мировой войны здание начали эксплуатировать. Дагдизель и 8-й цех были секретными объектами, здесь испытывали торпеды и другие виды морского оружия, выпускаемого на Дагдизеле.

Для возведения цеха вырыли котлован объемом 530 000 кубических метров – здесь оборудовали подземную территорию цеха. На дне котлована смонтировали железобетонную конструкцию высотой 14 м.

После снятия металлического каркаса она всплыла над морем и уже осталась на своем месте. Общая площадь объекта – 5000 квадратных метров, объем – 26 000 кубических метров. Также в 8-м цехе была предусмотрена наблюдательная вышка, находившаяся на высоте 42 м над уровнем моря. Строение обслуживалось отдельным портом с пристанью и двумя молами. На станции было предусмотрено всё необходимое для работы и проживания: комнаты для персонала, спортивный зал, столовая, библиотека. А попасть на смотровую вышку можно было на лифте. (И это все более 80 лет тому назад! Этими технологиями можно только восхищаться!)

Когда линия фронта подошла к столице Дагестана Махачкале в середине лета 1942 года, было принято решение эвакуировать завод вглубь страны, в Казахстан, а его 8-й цех временно закрыли.

Ответственным за эвакуацию был назначен мой дед. Все станки перевозились на поездах, а работников завода с семьями перевезли на корабле по морю. Семья моего деда (его жена, дочь и мой папа, которому в то время было 2 года) тоже была перевезена в город Алма-Ата. И хотя строительство нового завода пришлось начинать с нуля (!), уже к 1943 году производство было запущено и новый Алмаатинский машиностроительный завод имени С.М. Кирова приступил к выпуску торпед.

В 1944 году завод снова работал в Каспийске.

После войны повысились требования к производству оружия, для испытания торпед потребовалось большая глубина. К середине 60-х годов власти решили, что эксплуатация 8-го цеха нецелесообразна. В 1966 году его списали с баланса. С тех пор здание заброшено. 8-й цех завода Дагдизель называют «дагестанским фортом Боярдом».

Я помню, что в начале 90-х годов мы с папой побывали в стенах этого цеха. Нас туда отвез катер, который доставлял вахтеров. Помню опустевшие помещения, битое стекло под ногами, зияющие дыры-окна… На вышку подняться нам не разрешили, так как конструкции уже к тому времени были ненадежные, поэтому мы там побродили и вернулись на берег на том же катере. Сейчас цех совершенно заброшен.

Сам завод Дагдизель, аналогов которому не было во всем Союзе, ВОВ пережил, а демократию – нет.

 

Другие материалы номера