Звезда Руслана

23 января управление МВД по Курской области сообщило, что участковый «ранее опубликовавший видео в социальных сетях, уволен по отрицательным основаниям за поступок, порочащий честь сотрудника органов внутренних дел». Имя Руслана Агибалова, однако, в сообщении не упоминалось.
Теперь уже бывший майор в интервью Би-би-си рассказал, что записать видео его вдохновили ролики, которые записывали знаменитости.
Би-би-си: Что вас подтолкнуло записать такое видеообращение в поддержку одновременно и Сергея Фургала, и Александра Шестуна, и Алексея Навального? Почему решили записать его именно сейчас?
Руслан Агибалов: Так как я активный пользователь интернета, имел возможность следить за ситуациями, которые происходили с людьми, которых я указал в этом ролике.
Почему именно сейчас? Ну, наверное, накипело. Все это количество сомнительных законов принятых. Больше всего конкретно меня впечатлила ситуация с Александром Шестуном, это бывший глава Серпуховского района, который находится в местах лишения свободы. Лично я считаю, что не все там гладко, в этом уголовном деле.
Би-би-си: Сколько лет вы проработали в полиции? Уволили вас в звании майора.
Р.А.: Пять лет я отучился в школе милиции у нас в курском филиале Орловского юридического [института] и 11 с половиной лет служил уже в полиции. 16 с половиной лет общий стаж выслуги.
Би-би-си: У вас у самого есть какие-то политические взгляды? Вы сторонник демократических изменений в стране или, может, Коммунистической партии? Кому вы симпатизируете?
Р.А.: Конкретно отдавать предпочтение какой-то партии я сейчас не готов. Слежу за определенными депутатами. В том числе и за Коммунистической партией. Николай Бондаренко очень мне симпатичен, но кому-то конкретно я пока не готов отдавать предпочтения.
Преобразования должны быть, но я считаю, что это в первую очередь судебная система. Сейчас, мне кажется, не все у нас хорошо с ней, как показывает, например, статистика по оправдательным приговорам. Ну и, соответственно, огромное количество уголовных дел, которые вызывают сомнения.
Би-би-си: Вы в полиции работали в угрозыске? Какая у вас была специализация, если так можно выразиться?
Р.А.: Я начинал службу после окончания института участковым уполномоченным. В общем, я работал только участковым и дознавателем. Дознавателем три года проработал и остальное – участковым.
Би-би-си: Когда вы записали свое видео, вы его кому-то отправили? Сами загрузили на YouTube? Или как так вышло, что оно так широко разошлось?
Р.А.: Самое первое, что я сделал с этим видео – выставил в свой YouTube-канал. У меня там пару видео было и я его сразу загрузил туда. Потом сделал ссылки и разослал своим коллегам в группу, которым я говорил, что буду записывать ролик. Показать, что я это сделал. И потом в Инстаграм еще выкладывал, ну а как оно разлетелось, этого я не знаю уже.
Би-би-си: Какая была реакция ваших коллег и сослуживцев, когда вы им говорили, что хотите такой ролик записать?
Р.А.: Ну они так посмеивались, хотя они меня знают. Если я что-то решил, я это делаю.
Би-би-си: Но вы предполагали, что вас после этого уволят?
Р.А.: Я естественно предполагал такую реакцию, но не продолжать службу я уже давно для себя настроился.
[Хотел] покинуть органы внутренних дел, но основной причиной не покидать [была] моя мама, она считает, что это дорога в жизнь. И когда я заикался, что буду увольняться, она очень переживала, а она у меня больна сахарным диабетом, так что расстраивать я ее не хотел.
Би-би-си: Сколько времени прошло между публикацией ролика и первыми звонками начальства вам?
Р.А.: В 16.40 я этот ролик записал и сразу выложил в YouTube. Ровно в 18.00 мне позвонил мужчина, который представился сотрудником ФСБ, его фамилию я не помню, который попросил приехать в УМВД России по городу Курску в связи с данным роликом.
И все – мне сразу позвонил начальник моего отдела, сказал приезжать в отдел, и он уже туда меня отвез. Примерно в 18.30 мы туда приехали и до 23.00 закончили процедуру взятия у меня объяснения и осмотр моего телефона, с которого я выложил данный ролик. Потом еще три часа мы сидели.
Те, кто брал у меня объяснение, уходили к начальникам, и в два часа ночи в кабинет, где я сидел, зашли начальник кадрового отдела УМВД России по Курской области и два полковника, которые просто присели и спокойно зачитали мне представление о моем увольнении из органов в связи с отрицательным мотивом. Я с ним ознакомился, расписался, поставил время.
Объяснили, что 23-го мне надо прибыть в кадровое подразделение и сдать жетон и значок. Объяснили по выплатам, что мне положено, что не положено. Сотрудники управления собственной безопасности довезли меня до нашего отдела полиции, где моя машина стояла, и все. Утром сдал удостоверения.
Би-би-си: Какие у этого будут последствия? Вы не боитесь, что против вас могут возбудить уголовное дело?
Р.А.: По поводу уголовного дела: когда я находился в отделе собственной безопасности, мне начальник сказал, что в моих действиях уголовного преступления не усматривается, мы уже проконсультировались со Следственным комитетом. И второй момент, я как бы надеюсь, что уголовного дела не будет, потому что меня уже за этот поступок наказали, а как вы знаете, за одно и то же деяние наказывать несколько раз запрещено у нас законом. Поэтому я считаю, что в данной ситуации для меня это самый удачный исход дела. Может, это не окончание, но я оптимист.
Би-би-си: Чем вы планируете заниматься теперь? Думали ли вы об этом перед тем, как записать свое обращение?
Р.А.: Ну, планы за прошедшие два дня я еще не составил. Я сразу же уехал к родителям, они живут в 50 километрах от Курска, потому что мама очень переживала, чтобы их успокоить. Показал им комментарии, и они успокоились. Потом с детьми гуляли и общались. У меня есть определенные интересы в некоторых направлениях, но я об этом пока только думаю.
Би-би-си: Вы ожидали, что ваше обращение вызовет такой резонанс, что люди так будут обсуждать полицейского, который поддержал политических заключенных?
Р.А.: Я в принципе ожидал резонанса, но, если честно, не такого большого.
Би-би-си: Вы до этого следили за деятельностью Алексея Навального? Как вы к ней относитесь? К Фонду борьбы с коррупцией (признан в России организацией, выполняющей функции иностранного агента)?
Р.А.: За Алексеем Анатольевичем я не то что следил, но видел его ролики. И к работе Фонда борьбы с коррупцией я отношусь очень положительно, потому что считаю, они занимаются реальной работой, которая очень нужна в нашей стране. Потому что коррупция – это одна из самых серьезных проблем для России и для развития страны. Огромный ущерб коррупция наносит нашей стране.
Би-би-си: После увольнения вы не принимали 23 числа участия в той акции, которая прошла в том числе и в Курске?
Р.А.: Нет, я участия не принимал, я к родителям сразу уехал, успокоить. Я и не собирался принимать участие, потому что понимаю, что это сейчас нарушение закона в связи с принятыми в последние годы законами.
У нас в городе таких митингов я, честно говоря, не видел. Хотя как сотрудник полиции обладал информацией, если что-то в городе происходило. Город у нас небольшой.
Би-би-си: Ваш пример может к чему-то подтолкнуть других полицейских? Какие настроения среди ваших теперь уже бывших коллег? Насколько они следят за Шестуном, Навальным, Фургалом? Насколько вообще полицейские следят за политической обстановкой в стране?
Р.А.: Судить я могу только по тем коллегам, с которыми работаю. Они видят, следят, но вряд ли мой поступок послужит поводом для них [уходить]. В этом я сомневаюсь.
По поводу действующей власти у всех разные точки зрения. В полиции коренной такой перелом вряд ли случится. Все люди в своих делах, своих проблемах, кредитах, ипотеках. Все терпят и некоторые нарушения, у всех свои основания находиться на этой службе.
Би-би-си: А какая у вас была мотивация записать этот ролик именно сейчас перед акциями в поддержку Навального?
Р.А.: Все происходящие уголовные дела, загадочные смерти активных оппозиционеров, 21-го числа я видел много роликов знаменитых людей, которым действительно есть, что терять, которые записали слова поддержки в адрес Алексея Анатольевича.
Наверное, все в целом и побудило записать этот ролик. Естественно, не хотел спровоцировать людей выходить на улицу. Просто высказал все, что у меня на душе. Гражданскую позицию свою.
Би-би-си: То есть вы просто смотрели в Инстаграме на ролики, которые записывали знаменитости, и это вас подтолкнуло к тому, чтобы высказаться?
Р.А.: Да, подтолкнуло, воодушевило на этот поступок.
Би-би-си: Но вы, в отличие от них, как раз напрямую зависели от государства, работали на него, вы сейчас не жалеете?
Р.А.: О потере работы в полиции я не жалею. Знаете, как говорит мой папа, если тебя не устраивает работа морально и материально, то там делать нечего.
Никакого хорошего результата ты там не добьешься. Меня ни морально, ни материально не устраивала эта работа. Потому что я вот участковым работал, каждый день наблюдаешь трупы, не все своей смертью умерли, приезжаем, осматриваем, даем направление в морг.
Постоянно пьянки, драки, один негатив. Когда домой приезжаешь, понимаешь, что это не есть хорошо. То же с зарплатой – не считаю, что потерял очень много. Я уверен в себе, у меня много друзей, и думаю, что на гражданке заработаю точно не меньше.
Так что я даже рад, что закончилось увольнением. Пока в отделе собственной безопасности находился, было страшновато, а когда уже в два часа ночи зачитали представление о моем увольнении, стало намного легче. Не знаю, почему, но стало легко. А когда я увидел, что происходит даже в моем городе 23 числа, просто убедился, что со мной произошла хорошая история, а никак не ­плохая.