Драматический урок «Учителя года» 




Как меня уволили из двух школ  

— Меня зовут Александр Рябчук. Я – учитель истории и обществознания. В 2020 году я стал победителем «Учителя года» Ростова-на-Дону. Мы находимся здесь, у здания лицея, где я работал семь лет. Общий мой педагогический стаж – 10 лет. Уволен я был из лицея после того, как принял участие в акции 23 числа. Мне сказали, что моя общественно-политическая позиция несовместима с моей преподавательской деятельностью. 

Причина, по которой я принял участие в этой акции, скорее, ценностная. То есть те ценности, которые преподаются на курсе обществознания в школе, не соответствуют тому, что мы видим в реальности в жизни нашей страны. 

И это меня возмущает. Этот диссонанс и противоречие между тем, чему я учил детей, и тем, что происходит в реальности в нашей стране. 

На акции меня задержали «сотрудники», не желавшие представиться. Мне выписали предупреждение, с которым я был не согласен, так как я не являлся организатором этой акции. У меня спросили, естественно, место моей работы. Я честно назвал. После этого, уже на следующий рабочий день, меня вызвала к себе директор и сказала о том, что нужно удалить видео в социальных сетях и прекратить посещать эти акции. В этот же день была еще беседа с сотрудником в штатском, который не представился, где мне также рассказывали о том, как неправильно я поступил. На следующий день в частной школе меня вызвали и сказали также, что я должен прекратить свою деятельность, иначе я ставлю крест на всех своих достижениях десяти лет работы в школе. И там со мной сразу рассчитались. И уволен я оттуда был, по сути, быстрее, чем из муниципальной школы. 

В муниципальной школе, в 11-м лицее, мне предложили написать заявление по собственному желанию, либо я буду уволен по статье, так как мои поступки не соответствуют этике профессионального педагога. Я не захотел создавать проблемы ни руководству, ни коллегам и написал заявление по собственному желанию. 

Последний день моей работы в 11-м лицее был очень трогательным для меня. И ученики поддержали и поняли меня. Часть коллег, особенно молодых, поняли мое решение. 

Мои ученики многому меня научили. В частности, тому, что нужно быть верным своим принципам, искать в жизни высокие цели, стараться их достигать. 

Больше всего меня поддержал независимый профсоюз «Учитель». Я был его членом, принимал участие в его съездах, был председателем Совета молодых педагогов этого профсоюза. Я рекомендую учителям переходить все-таки в независимый профсоюз «Учитель». 

Как я отношусь к доносчикам 

В СМИ появляются сообщения о том, как директор школы сдала ученицу, которая писала комментарии на политическую тему, как сдают в школе учеников, которые посещали митинги. Как я к этому отношусь? Ну, крайне негативно! Я не могу понять людей, которые это делают… Я не хочу, чтобы ученики принимали участие в этих акциях, чтобы у них были проблемы. А самому сознательно создавать проблемы ученикам? Ну как ты можешь быть учителем? Ведь главное, что должен чувствовать учитель по отношению к ученикам, – это чувство любви, ну, или заботы. А какая забота и любовь, если ты сам сдаешь ученика и создаешь ему проблемы? Они это делают, увы, потому что, наверное, считают, что таким образом они борются с какой-то гидрой, заразой зарубежной. Вообще, эта атмосфера нетерпимости, которая пропагандируется на телеканалах, когда люди с пеной у рта презирают другую точку зрения, осуждают ее, влияет на них. 

Митинг – не проблема 

Я не считаю, что ученик или учитель на митинге – это проблема для школы. В нормальном обществе это личное дело каждого – как принимать участие в политической жизни страны. Но у нас в России в сложившейся ситуации увы, это может принести неприятности. Из-за административного давления это реально может быть проблемой для школы. Все школы очень опасаются того, что их ученики могут быть задержаны на этих акциях. Сразу же пойдут проверки: как организована воспитательная работа в образовательном учреждении. Будут проверять все журналы, документацию. Это, естественно, никому не нужно… 

Повторяю: на своих уроках я всегда призывал несовершеннолетних не принимать участие в политических акциях. Говорил ребятам, что это все-таки должны делать совершеннолетние люди, которые будут сами нести ответственность за свои поступки. К счастью, никто из них не принял участие в этих акциях. Почему я говорю – к счастью? Потому что я не хочу проблем своим ученикам. То есть я здесь уже, скорее, выступаю с позиции взрослого и переживаю просто за их судьбу. Хотя с моральной точки зрения порыв человека бороться за справедливость, готовность что-то для этого делать, мне понятны. …Большинство учителей работают больше, чем на одну ставку, – номинально это около 10 тысяч рублей. И чтобы выйти на средний показатель, учитель ведет не 18, а 30 уроков в неделю и больше. И таким образом достигаются некоторые средние показатели. 

Помимо того, что у всех учителей повышенная нагрузка, коллеги после основной работы занимаются репетиторством. Если сюда еще добавить подготовку к урокам, проверку тетрадей и так далее, то у учителей очень мало свободного времени. Несмотря на то, что у моих коллег мало свободного времени, многие из них посещают театральные спектакли, смотрят авторское кино, читают книги. И беседовать в учительской есть о чем. Потому что учителя – это как-никак интеллигенция. Хотя она и занята в основном тем, что просто выживает. 

У педагогов во всем мире признано, что это очень стрессогенная профессия – быстро наступает профессиональное выгорание. Для того, чтобы учиться было интересно, мы и воспитывали успешных, счастливых граждан. Учителя сами должны быть счастливыми, успешными людьми, которые получают радость от своей профессии. Все ли для этого сделало наше общество, наша страна, чиновники? Думаю, нет. И уровень жизни, оплаты труда как раз это показывает. 

Что надо поменять в системе образования? 

Как историк я знаю, что делали страны, которые провели успешную модернизацию. То есть зачем что-то кардинально новое придумывать, искать свой особый путь, если перед этим можно взять сначала лучшие практики, самые успешные в других странах… 

Для начала я бы дал людям больше свободы, чтобы родители сами могли выбирать, где они будут обучать своих детей. Для этого нужно, чтобы у нас появилось больше частных школ, чтобы более простой стала организация семейного обучения. Можно сделать образовательные ваучеры, чтобы государство финансировало то образовательное учреждение, куда вы поведете своего ребенка. И таким образом люди сами будут выбирать наиболее успешные образовательные учреждения, а те будут развиваться. И так появятся лучшие практики. 

Для этого нужно, конечно же, упразднить Рособрнадзор. Надо дать больше свободы школе, чтобы в школе сами могли выбирать, допустим, руководителя образовательного учреждения демократическими процедурами. И, конечно же, самое главное, что нужно сделать, – пересмотреть систему оценивания… 

Я бы сделал всё, чтобы школа была местом радости, познания; местом, где ты встречаешься с друзьями, с учителями, которые тебе интересны, а не местом стресса, страха, боязни ответить, потому что ты получишь не ту оценку. 

Источник: канал «Такая работа»
(…печатается в сокращении)

 

Другие материалы номера