У столба на перекрестке




Почти месяц  во Франции не прекращаются общенациональные протесты. Сотни тысяч человек выходят на улицы городов, требуя коренных социально-экономических изменений. Размах выступлений огромен, «желтый жилет» — уже не только во Франции стал знаком борьбы граждан за свои права. Сотни раненых, более четырех тысяч арестованных,  баррикады, слезоточивый газ, коктейли Молотова в Париже.

Однако до минувшего понедельника глава Пятой республики практически никак не реагировал на происходящие события, которые называют историческими и сравнивают с выступлениями 1968 года.  Неудивительно, что, помимо экономических требований, протестующие все чаще выдвигают политические – в том числе, об отставке Макрона. Ведь именно проводимый президентом Макроном  и правительством Эдуара Филиппа курс вызвал столь серьезный кризис.

Поводом для выступлений, как известно, стало намерение повысить со следующего года налоги на дизельное топливо и бензин, что неизбежно привело бы к росту цен на топливо и другую продукцию. Решительные действия протестующих вынудили на прошлой неделе правительство отказаться от данных намерений. Не будет в 2019 году повышаться и стоимость электроэнергии. Но активисты движения «желтых жилетов» уже требовали не только этого. В частности, они настаивают на необходимости увеличения минимальных зарплат и пенсий.

Кроме того, если премьер Эдуар Филипп встречался с протестующими, то Макрон, повторимся, хранил молчание. Вот почему вся Франция ждала анонсированного накануне обращения президента. Причем, по словам экспертов, важно было не только, что именно Макрон предложит, но и как он об этом скажет французам.

«Я прошу правительство и парламент сделать необходимое для того, чтобы мы могли жить лучше, благодаря своей работе, уже с начала следующего года. Минимальный размер оплаты труда будет увеличен на 100 евро в месяц с 2019 года»,  заявил Макрон. Среди других мер, им предложенных: выплата предприятиями годового бонуса своим сотрудникам, отмена повышения отчислений на обязательное социальное страхование пенсионеров, получающих меньше двух тысяч евро. Работа в сверхурочные часы будет оплачиваться без взимания налогов.

Так или иначе, но эти обещания –  позитивная реакция на социальные требования «желтых жилетов», серьезная уступка им, поскольку ранее Макрон категорически отказывался от принятия подобных мер.

Высказался французский президент и по поводу  самих протестов: «Никакой гнев не оправдывает нападений на полицейских и жандармов, разрушений торговых точек и зданий. Наша свобода существует только потому, что каждый может выражать свое мнение, которое могут разделять не все, и при этом никто не будет бояться этого несогласия».

Ни о каких возможных отставках он не объявлял (в том числе, и о собственной),  но впервые признал собственные ошибки. Правда, не преминул  добавить, что многие проблемы, с которыми ныне сталкивается Франция, — результат решений, которые власти принимали предыдущие 40 лет.

Какова же реакция  французского общества на обращение Эммануэля Макрона? Судя по первым данным, французы в своих оценках разделились, примерно, пополам. По данным  опроса компании OpinionWay, 50% респондентов  посчитали выступление неубедительным, а 49%  восприняли его положительно.  Более 60% посчитали предложенные Макроном антикризисные меры хорошим  ответом на протесты. 54% согласились с тем, что протесты достигли результатов, их можно прекращать. Однако 45% полагают, что выступления должны быть продолжены.  При этом более двух третей французов поддерживают митингующих.

«Эммануэль Макрон хорошо говорил после того, как плохо действовал. По тону и по глубине выступления, можно сказать, что  это первая, историческая, победа рабочих и среднего класса Франции»,  цитирует газета Parisien вице-президента партии «Республиканцы» Гийома Пелтье. («Республиканцы» — вторая по величине парламентская партия Франции после партии «Вперед, Республика» Макрона.).

По мнению Пелтье, Макрон выступил как анти-Макрон, перевернув политику последних 18 месяцев, а его нынешние намерения –  «беспрецедентное дезавуирование курса  его правительства и его парламентского большинства».   Между тем, непонятно, откуда президент и правительство намерены взять средства, необходимые на реализацию предложенных мер. Об этом не было сказано ни слова.

А средства нужны немалые. Как полагает госсекретарь  Франции Оливье Дюссо,  курирующий бюджетную политику,  реализация антикризисных мер обойдется в сумму от 8 до 10 млрд евро.

 О неясности источников финансирования говорят и другие политики. "Как он собирается финансировать увеличение smic (МРОТ)? За счет роста налогов? За счет урезания государственных услуг? Очень большая неясность",  говорит глава фракции социалистов в Национальном собрании Валери Рабо. Выступление Макрона она назвала «запоздалым ответом, обманом зрения».

Наиболее жесткие оценки  выступлению президента Макрона дал  глава  левой партии «Непокорившаяся Франция» Жан-Люк Меланшон. «Макрон ошибся эпохой. Он начал браниться на народ и ни слова не сказал о раненых», — приводит сайт газеты Libération  слова Меланшона. Таким образом он оценивает заявления Макрона о протестах.  Кроме того, как полагает Меланшон,  президент  вообще забыл о  безработных, частично заняты, студентах и лицеистах, проигнорировав их требования. А потому борьба и протесты должны быть продолжены уже в ближайшие дни. «Гражданская революция будет великой», —  убежден Меланшон.

Французские профсоюзы считают, что предложения  Макрона недостаточны и не решают проблем трудящихся. Глава  Всеобщей конфедерации труда Филипп Мартинез в эфире радиостанции France Info призвал с 14 декабря проводить демонстрации совместно с «желтыми жилетами».

Пойдя на определенные (достаточно серьезные) уступки протестующим, Макрон в определенном смысле признал повальность своей политики. Однако эти уступки остаются частностями, очевидно, менять социально-экономический курс, президент богачей, как его называют во Франции, не намерен. Он вовсе не заботится о трудящихся Франции,  но пытается сохранить собственную власть. Власть, основанную на классовых интересах буржуазии.

А для сохранения власти, как известно, принято «переводить стрелки» на предшественников. Макрон также уподобляется политикам, стремящимся унять протесты  не только с помощью полицейского насилия, но и  путем раскола и противопоставления разных групп трудящихся. Легче всего это делается с помощью денег: кому-то что-то пообещать, кому-то что-то даже заплатить. И вот уже часть протестующих удовлетворены: мол, получили хоть что-то.  Но только не за счет богатых! Недаром Макрон не ввел вновь отмененный им же налог на роскошь.  

Президент Франции стоит сейчас у дорожного столба, на распутье. Что-либо менять всерьез он не хочет, (потому и об отставках министров, не говоря о премьере, пока и речи нет). Но никакого «распутья» не было бы вообще, если бы не миллионы французов, проявивших свою социальную и гражданскую активность, способность к борьбе и солидарности.

Очевидно, протесты продолжатся, насколько они будут масштабными, покажет уже ближайшее время. Как бы то ни было, ход истории не остановить. И независимо от сиюминутной судьбы  нынешнего президента Франции (удержится ли он на своем посту или потеряет его), думается, прав Меланшон, предрекающий гражданскую революцию.