Донбасс: состояние готовности

Живым – подарки, цветы, слова благодарности в стихах и в песнях, а погибшим – вечная память и немеркнущая слава. Облачились в венки могилы героев ополчения – Алексея Мозгового, казака Дремова, Бетмена, Гиви, Моторолы, Александра Захарченко, Доброго – командира 14-го батальона территориальной обороны «Призрак» Алексея Маркова, погибшего совсем недавно, 24 октября 2020-го. Сибиряк похоронен на Аллее Славы г. Алчевска, рядом с боевыми сослуживцами. 

А с линии разграничения приходят неутешительные сводки. Там должен быть штиль, официально объявлено перемирие, об этом достигнута договоренность с украинской стороной. Но за семь лет войны в ДНР и ЛНР не припомнят ни одного перемирия, которое соблюдалось бы укрофашистами. 

Вот и 23 февраля, в день чествования защитников Отечества, каратели методично бомбили территории республик. По информации Совместного центра по контролю и координации режима прекращения огня, ВСУ девять раз нарушили перемирие в ДНР и  пять раз нарушили режим прекращения огня в ЛНР. 

 

***

— Нас бьют, а мы живем, работаем, мечтаем о мире и отмечаем праздники. На Донбассе – уникальные люди, умеющие праздновать «под грохот канонады», – рассказывает о текущем моменте первый секретарь Компартии ДНР Борис Алексеевич Литвинов. 

— Почему ж не отбиваетесь?

— Такова политика. Мы обязаны соблюдать по полной все перемирия, «тишину» и выглядеть в глазах мирового сообщества паиньками. Народная милиция, так сейчас называется наше ополчение, только кулаки сжимает, усилием воли выполняя установки верховного командования республики. Наши солдаты хотят отбиваться, наступать. Повторяют: «дали б нам возможность, мы бы показали свою силу провокаторам. Но адекватно отвечать фашистам не дают нам проявить свой характер».

Наши воины готовы уже гнать агрессоров до самого Киева. Но приказано отмалчиваться, сидя в окопах. Такая тактика избрана нашим руководством. Наши защитники ее не одобряют, но подчиняются верховному приказу. 

Мы приглашаем военнослужащих на наши, Компартии ДНР, мероприятия. Они участвовали в нашем торжественном собрании, посвященном Дню Советской Армии и Военно-Морского флота – сохраняем советское называние. Докладов было немного. Показали фильм, о создании Красной Армии, вручили памятные медали, выпущенные КПРФ. Наши защитники сказали, что опыт Красной Армии актуален и сегодня. Неоднократно звучала ленинская мысль о том, что «Всякая революция лишь тогда чего-нибудь стоит, если она умеет защищаться». Эти слова красной строкой прошли на всех наших мероприятиях, постоянно цитировались. 

Празднования прошли по инициативе горкомов ЦК ДНР почти по всем нашим городам – в Донецке, Горловке, Амвросиевке… Главными гостями на них были ветераны и ополченцы, им дарили цветы и подарки. Венки и букеты красных гвоздик были возложены к мемориалам, памятникам героям Гражданской, Великой Отечественной войны и нынешний, бесконечной. Все проходило под красными коммунистическими знаменами, под Знаменем Победы. 

В понимании моих соотечественников в 2014 году мы начали строить свою народную республику. За нее мы боремся. Красная Армия в 1918-ом году тоже создавалась для защиты интересов народа, Советская Россия, а потом Советский Союз были народным государством, была социалистическая перспектива, поэтому пятимиллионная Армия защищала свое, родное. 

А сегодня наши военнослужащие не имеют такой мотивации. Говорят: родная земля – да, это важно, а в чьих руках она окажется, когда мы прогоним врага? Будет ли народ хозяином в своей стране? Вот это хотят знать наши граждане, наши защитники, отражая атаки украинских нацистов. 

— Как в Киеве оценивают последствия майдана 2013 – 2014 годов? 

— Считают, что этот майдан был самым выдающимся событием за все 30 лет независимости Украины. А я думаю, и в наших республиках так считают, что тот майдан был худшим из всего, что было за все годы после развала Союза. После майдана повалился огромный ком негативных явлений, которые уже практически подвели Украину к распаду как государство. Майдан стал началом конца. Власть ничего не делает, чтобы остановить распад, просто катится по наклонной, идя на поводу у западных стратегов. Если тот же Зеленский казался поначалу некоторой части Украины интересным, прогрессивным политиком, то сегодня он уже выглядит как никчемная, ни на что не годная личность, тянущая Украину в пропасть. Про него говорят, что он еще хуже Порошенко.

— Окружение Зеленского внушает ему, что он – великий и важный. А на самом деле он никакой. Те прозападные силы, которые контролируют Украину, при Зеленском чувствуют себя вольготней, чем при Порошенко. А управляют Украиной из посольства США на Украине.

— Украинцы осознают, что управляют ими люди, которым безразлична их судьба?

— По моему мнению, большинство населения не вдается в поиски смыслов своего существования. Живут одним днем – хлеб есть и хорошо, дай бог, чтобы хоть его не отняли. Среди задавленных трудностями масс мало политически активных людей, которые думают о будущем.

— Украине нужны средства, Запад резко снизил дотации. 

— Недавно президент Зеленский ездил с визитом в Объединенные Арабские Эмираты, подписал там некие соглашения якобы о продаже каких–то технологий. На самом деле речь шла о продаже украинской земли, которая вот-вот пойдет с молотка. Но это будет потом, а сейчас он выторговал 3 с лишним млрд. долларов. И по возвращении из Эмиратов прямо в аэропорту собрал Совет национальной безопасности (СНБ), раздал подчиненным поручения: немедленно разобраться, отчего гибнут украинские воины на Донбассе, поручил разминировать места, где ВСУшники подрывались, и провести новые учения с военными на фронтах Донбасса, чтобы они там не гибли…

— Вы говорите, что Зеленский чуть ли не каждый день собирает СНБ. С чем связана совещательная активность?

— Полагаю, желание нагнетать обстановку, создавать настроение тревожного ожидания. Атмосфера предчувствия чего-то неизбежного, рокового витает на Украине и отражается на состоянии людей и в наших республиках. Зеленский подогревает этот настрой. Дней десять назад он собрал дипломатов G7, Швецию туда включил, и провез их всех вдоль линии разграничения. Даже на окраину Горловки подвозил и показывал им обстановку. Скорее всего, он им показывал, куда потрачены натовские деньги. Может быть, даже убеждал их в необходимости военного удара, и призывал их, чтобы они поддержали его своей информационной политикой, и чтобы продолжали деньги давать.

— Как на угрозы реагируют военные Донбасса?

— Они считают, что обстановка нагнетается зря, что армии и ДНР, и ЛНР уже не те, что были в 2014. «Мы более подготовлены, более оснащены…хотя численный перевес на стороне ВСУ», говорят защитники республик. 

Все равно на Донбассе сохраняется напряженность. Люди чувствуют, что все может быть. Поэтому мы, ДНР и ЛНР, живем в состоянии боевой готовности.

— Если снова война, все пойдут защищать свою землю?

— Если не все, то многие. Согревают слова, которые мы слышим по России: Донбасс мы не оставим. Наши люди понимают эти слова так: если надо, РФ окажет и силовую поддержку.

— Сколько жителей в республиках стали гражданами России?

— Где-то до 400 тысяч человек. К концу года будет 600–700 тысяч. Получив российский паспорт, люди спрашивают, где они будут голосовать во время выборов в Госдуму. Этот вопрос пока открыт, придется его решать в ближайшее время. Донбассовцы хотят чувствовать себя полноценным россиянами.