Священная колесница?

Зная, как в эти самые автозаки полиция с ОМОНом заталкивают совершенно мирных людей, рискнувших выйти на улицу, чтобы высказать свое отношение к российской действительности, эта акция по освящению приобретает зловещий оттенок. С таким же успехом можно было бы освятить дубинки, наручники, слезоточивый газ и прочие спецсредства, применяемые против народа.

Мало того, иеромонах Николай поговорил с полицейскими о «духовно-нравственном воспитании молодежи и необходимости духовной работы для каждого взрослого человека». Все это выглядит как театр абсурда на фоне автозака с решетками в качестве декорации.

Новосибирский иеромонах Иоанн Курмояров, комментируя журналистам случай в Улан-Удэ, где освятили автозаки полиции, прямым текстом назвал обряд «пиаром». Иначе это и не назовешь, так как батюшка Николай наверняка знает, что автозаки ныне, в том числе и в Уфе, используют не столько для перевозки заключенных, сколько для задержания мирных протестующих.

С одной стороны, не ядерную же ракету освящали, а транспортное средство. Когда камазовский тягач собирали на заводе, то тоже наверняка не знали, какое ему будет предназначение. 

Интересный прецедент получается. По мнению Иоанна Курмоярова, тут даже дело не в заключенных и не в полиции, а в том, что «…все чины и таинства должны совершаться для верующих людей, которые знают, зачем им это нужно. Ну а что, давайте тогда сядем в самолет и окропим всю Россию сразу! В полиции же и мусульмане, и буддисты служат. Какой толк? Возможно, они это себе представляют как магический обряд. Люди почему-то думают, что если освятить машину, то будешь здоров и не попадешь в аварию. Все равно освященные автомобили разбиваются».

Это действо выглядит очень сомнительно с точки зрения здравого смысла, «…но церковь уже давно сбилась с пути, всех крестят и венчают, невзирая на веру. Я противник таких действий. Всё подряд освящают: и рестораны, и магазины, и супермаркеты. А что это даст? Как жили, так и будем жить, – продолжил иеромонах Иоанн. – В «Социальной концепции Русской православной церкви» есть пункт о том, что она должна печалиться о народе, то есть функция церкви – напоминать власти, что она должна заботиться о людях. Но церковь абсолютно срослась с властью и поддерживает ее – ни одного голоса в поддержку политзаключенных. В церкви сейчас жесткая позиция поддержки власти, несмотря ни на что, как и у «официальных» СМИ, которые говорят об участниках массовых народных протестов: «оболваненные Навальным», «дурачки», «непатриоты». И у церкви, на мой взгляд, ущербная, абсолютно ужасная здесь позиция».

Абсурд в России всё отчетливее приобретает характер общения власти с народом, и церковь поспешила внести в это свою лепту.