Сравнивайте, оценивайте, думайте 




Анализируя высказанные пожелания и предложения депутата от КПРФ О.Н. Смолина, пришла к выводу, что за прошедшие шесть лет ситуация в образовании не только не изменилась к лучшему, но стала еще хуже. Нет ни стратегического подхода к финансированию образования, равные возможности – на словах. На деле, что показала пандемия, есть равные возможности, но есть равнее равных для отдельных учеников и школ (частные школы для богатых, где не вводилось дистанционное обучение). 

Количество школ заметно уменьшилось в результате оптимизации. Да и педагогических вузов осталось «37 из более чем 100 вузов». Практически уменьшилось в три раза! «Современное образование за 20 лет опустилось на 34-е место. Почти не осталось философских факультетов, а это методологическая база для многих направлений научного и социокультурного развития». Теперь в связи с коронавирусом вводится очень удобная для власти форма обучения – дистанционное. Расходы снижаются во много раз. А если все образование перевести в такой формат? Я думаю, у высокопоставленных чиновников этот вопрос не раз был на повестке дня. А сколько денег можно сэкономить! И потратить на себя, своих родных и близких. И тратят! Высшее образование становится все менее доступным, так как количество бюджетных мест уменьшается, а часто и на этих бюджетных местах оказываются самым чудесным образом дети далеко не бедных людей. 

Фундаментальное образование приказывает долго жить. В школах плохо с физикой, химией и биологией. Не только не вернули устный экзамен по литературе, но прошлись по всему списку литературы для обязательного изучения, уменьшив количество часов (вместо 136 часов в год оставили 105 часов). Сочинение по-прежнему идет как зачет. При таком подходе дети никогда читать больше не будут. 

Между тем Ирина Мазурук, кандидат филологических наук, автор учебников, заявила буквально следующее: из школьной программы легко можно выбросить «Войну и мир» Л.Н. Толстого и «Тихий Дон» М.А. Шолохова, так как тексты большого объема. Автор учебников, еще раз повторюсь, кандидат филологических наук, явно недооценивает нравственный потенциал, который несут эти произведения. Она отправляет к трилогии Л.Н. Толстого «Детство. Отрочество. Юность». Думается, трилогия для изучения нужна, так как в основе изложения – детские и отроческие переживания. Роман «Война и мир», конечно, объемное произведение, но и проблемы поднимает очень важные. Объединяя в себе исторический роман и семейную хронику, показывает во всей полноте, какую роль играет семья в воспитании, какие ценности прививает, как с этими ценностными установками живут и действуют герои в сложные, переломные моменты своей жизни и жизни своего Отечества. Отсюда берет начало большая тема патриотизма, тема истинных и ложных героев, готовых на всё ради личной выгоды. Уж очень современно звучат эти мысли Толстого сегодня. Поэтому зачем «утомлять» ими школьников? Требуется что «попроще», чтобы «отопить» это потом в очередном тесте пресловутого ЕГЭ. Можно и эпизодом обойтись. А в таком случае на все творчество русского классика хватит и 17 часов. 

В этом же направлении, «что попроще», на мой взгляд, рассуждает известный писатель Михаил Веллер в своем монологе «Русская классика как яд национальной депрессии». Автор заявляет буквально следующее: «А что классика? Чему она учит? А что ему, школьнику, русская классическая литература дает? Каким не надо быть? А читать эту допотопную литературу зачем?» 

Далее господин Веллер замахивается на Пушкина, предлагая взамен изучения произведений великого поэта творчество Булгарина и Загоскина как русского Вальтера Скотта. Давая оценку писателям-классикам от Пушкина до Чехова, Веллер заявляет, что в произведениях русских классиков «…Удачники… презирались, а человек порядочный был обречен… Человек отчужден властью от великих дел. Герой-борец – зло ходячее». Русская классическая литература «несет несостоявшихся благодетелей, никчемных людей и подлецов… Со временем Раскольников пойдет в ЧК, Анну с Вронским экспроприируют и расстреляют, Обломов похудеет… Образ злокачественного неудачника растиражирован… Герои страдают комплексом неполноценности, их цели ничтожны». И в заключение: «Русская интеллигенция легла под большевистского хама». 

***

Позволю не согласиться со столь негативной оценкой Михаилом Веллером творчества наших классиков. Достоинство лучших образцов классической литературы прежде всего в том, что она в противовес сегодняшней торгашеской и рыночной морали дает нравственные ориентиры, что такое хорошо и что такое плохо. Заставляет сопереживать, взывая к самым высоким чувствам. Андрей Болконский, герой романа Л.Н. Толстого «Война и мир», – пример безупречной честности. Достаточно обратиться к одной из сцен романа, в которой он обрывает неуместный смех штабных офицеров Несвицкого и Жеркова по поводу разгрома союзнической армии Мака: «Да ты пойми, что мы – или офицеры, которые служим своему царю и отечеству и радуемся общему успеху и печалимся об общей неудаче, или мы лакеи, которым дела нет до господского дела». Поведение Андрея Болконского честное и безупречное всегда. И в Шёнграбенском сражении, и на поле Аустерлица, и в битве при Бородино. Другим Андрей не будет никогда. Он так воспитан. Отец, отправляя сына на войну, напутствовал: «Помни одно, князь Андрей: коли тебя убьют, мне старику больно будет… а коли узнаю, что ты повел себя не как сын Николая Болконского, мне будет стыдно!» 

А чем не угодил Михаилу Веллеру Базаров, герой романа И.С. Тургенева «Отцы и дети», врач, ученый-материалист?! Личность яркая и незаурядная! Человек сильной воли! Чем не пример для молодого поколения, каким надо быть, как надо себя воспитывать? Несмотря на поспешность и резкость суждений Базарова о вещах, которые ему чужды, например, об искусстве, о природе, он достоин уважения. Даже отец Базарова, уездный лекарь Василий Иванович, считает: подобных его сыну людей «не приходится мерить обыкновенным аршином», полагая несомненным достоинством тот факт, что «он отроду лишней копейки не взял». В сцене смерти Базарова, заразившегося тифом от больного, высветился весь его характер. Базаров не струсил, не изменил себе, остался такой же цельной натурой. Критик Д.И. Писарев, характеризуя молодое поколение, писал: «…Теперешние люди увлекаются и впадают в крайности, но в самих увлечениях сказываются свежая сила и неподкупный ум; эта сила и этот ум без всяких посторонних пособий и влияний выведут молодых людей на прямую дорогу и поддержат их в жизни». 

Обратившись к рассказу А.П. Чехова «Ионыч», мы увидим другого врача, уездного доктора Старцева. Слабость характера, нежелание противостоять жизненным обстоятельствам способствовали превращению хорошего доктора в равнодушного и циничного Ионыча. Сравнивайте, оценивайте, думайте! Но, видимо, думать не требуется при современном подходе к русской литературе. Подобное отношение и негативные суждения и оценки русской классической литературы вызваны не только тем, что такие духовные ценности, как милосердие и сострадание, доброта, честность, порядочность, не сродни современным либералам, но еще и потому, что она, русская классическая литература, показывает их гнилую сущность, смердяковщину. Смердяковым, как и всегда, нет дела ни до России, ни до ее народа, ни до ее будущего. Прозорливо заметил в свое время великий писатель Ф.М. Достоевский: «Одна из характерных черт русского либерализма – страшное презрение к народу». Именно презрением к собственному народу можно объяснить позволительность хамства чиновникам разного уровня: начальнице управления пресс-службы губернатора Иркутской области Ирине Алашкевич, назвавшей жителей региона «быдлом» и «бичами», к которым после наводнения приехал с визитом Путин, депутату Волгоградской областной думы от «Единой России» Гасану Набиеву. Последний поспорил со своим коллегой из КПРФ, который заявил, что на пенсию в семь-восемь тысяч рублей прожить невозможно. Набиев возразил, что такую пенсию получают только «тунеядцы и алкаши». Сам депутат, вероятно, считает, что работал хорошо (на должности гендиректора волгоградской структуры «Газпрома» «он получил в общей сложности 14 миллионов рублей и заработал на три квартиры, находящиеся в его собственности»). 

Сенатор Совета Федерации от Брянской области Екатерина Лахова решила порассуждать о том, как можно прожить на 3500 рублей. В качестве доказательства привела жителей блокадного Ленинграда, которые не думали о потребительской корзине. Ее мысли совпали с доводами министра труда и занятости Саратовской области Натальи Соколовой, убеждавшей общественность в том, что на 3500 рублей можно жить, так как есть скидки в магазинах, а «макарошки всегда стоят одинаково». Список этот можно продолжить. 

А ведь эти люди гордо именуют себя элитой. В связи с этим на серьезные размышления наводят результаты недавнего совместного исследования качества элит Московской школы управления «Сколково» и швейцарского Университета Санкт-Галлена. Исследования проводились с целью выявления степени влияния элит на общество. Оказалось, что «по этому индексу Россия из 32 изученных стран находится на 23-м месте. На одном уровне с рядом африканских стран». Если вспомним 90-е годы, когда была побеждена старая советская элита, то увидим, что «ключевые позиции в экономике и финансах захватили цепкие и циничные представители теневого сектора», которых элитой вряд ли назовешь. Распространив свое влияние на общественную жизнь и политику, средства массовой информации, они теперь делают всё для защиты своего «непосильным трудом нажитого» богатства. Проблемы развития страны, улучшения жизни народа их не волнуют. «Благостные репортажи» о темпах роста экономики и улучшения жизни народа, «регулярно поставляемые Росстатом, столь же регулярно ставятся под сомнение Счетной палатой, но прежде всего – жизнью народа и состоянием кошелька». Примерно так же обстоят дела и с обещаниями очередного «прорыва в развитии». По истечении 5–10 лет «несостоявшийся прорыв заменяется обещанием нового, еще более яркого». Происходит очередной обман. Обман – это тоже своеобразное презрение. 

***

Революционер-демократ, писатель Н.Г. Чернышевский в своем трактате «Отношение искусства к действительности» заметил: «Прекрасное есть жизнь». Но наша жизнь стала такой бездуховной, убогой и мелочной, что перестала отражать свою прекрасную сторону. Людей сегодня не просто «отчуждают» от образования, культуры. Нас «отчуждают» от жизни, от настоящей жизни, где есть возможность двигаться вперед, развиваться. Всё время пытаются не просто подсунуть суррогат, но еще и доказать, убедить, что это надо читать, это надо смотреть. 

А первое правительство Советской страны, видимо, хорошо понимало, что такое истинная культура, в которой особое место занимает русская классическая литература, поэтому лучших писателей внесло в список для обязательного изучения, несмотря на их принадлежность дворянскому классу. Поэтому и советские писатели продолжили лучшие традиции русской классической литературы. Среди них Михаил Шолохов, автор бессмертных романов о коллективизации и Гражданской войне, но юбилей писателя в 2020 году прошел незаметно. 

Перечитала недавно роман Веры Кетлинской «Мужество», ставший, на мой взгляд, классикой советской литературы о молодых строителях города на Амуре – Комсомольска. Читала в юности. Поэтому пристрастно искала пафосные описания, как говорят часто сегодня о советской литературе. И не находила. Перечитала с большим интересом. Автор незаслуженно забыта, как и многие писатели советской поры. Вера Кетлинская показывает неимоверно сложные условия жизни строителей нового города. Жили в палатках, болели, мерзли, не все выдерживали, как Сергей Голицын. Физически не самый слабый. Но при этом автор не судит героя, описывая, как он после долгих нравственных мучений и исканий вновь находит себя. Сергей Голицын приезжает на стройку в качестве бойца Советской армии и видит вместо необжитой тайги очертания города, где уже есть и электростанция, и завод, на месте бывших палаток – дома. У него, у этого юного города, точно есть будущее, так как появились самые маленькие жители – дети. Пафос, может быть, чувствуется в конце романа, когда спускают на воду корабль. Но и он оправдан. «Продолговатый и неуклюжий остов корабля легко и как-то незаметно скользнул по рельсам и раздвинул тихую воду озера. Этой минуты ждали пять лет, о ней мечтали у первых костров. Все строители собрались сюда, как на праздник осуществления мечты». Все они тут, на этом празднике «осуществления мечты». Смелый и решительный Сема Альтшулер и его друг Геннадий Калюжный, принципиальная и честная Клава Мельникова и Тоня Васяева, бесшабашный виртуоз своего дела Валька Бессонов, мечтательная и романтичная Соня Тарновская, поэт Гриша Исаков, мужественный Андрей Круглов – первые комсомольцы. Они разные, но их объединяет неиссякаемая вера в то, что их умелые руки, изобретательный ум и горячие сердца нужны, необходимы, чтобы построить новый город, город кораблестроителей. 

Они, комсомольцы 30–40-х годов, внесли свой несомненный вклад в великую Победу в Великой войне. Они защищали созданные ими города и заводы, отстаивали право своей Родины быть первым в мире государством социальной справедливости. Поэтому сегодня в нашей стране, где правит капитал, не нужны подобные герои, не нужен их ум и изобретательность, не нужны их горячие сердца. Или настолько, насколько это выгодно хозяевам, чтобы получить сверхприбыль. Образование, когда-то лучшее в мире, приказало долго жить. И вот уже торопимся пересмотреть так называемый список литературы для изучения в школе, заботясь якобы о здоровье детей, на самом деле подгоняя их духовную деградацию. 

***

В начале XX века тоже громко звучали подобные заявления о несовременности классики. Чего стоит манифест «Пощечина общественному вкусу» (18 декабря 1912 г.) группы молодых поэтов, дерзко заявивших о новых веяниях в искусстве, где нет места всему устаревшему! Но то молодые поэты! А вот когда известные писатели с такой неоднозначностью обрушиваются на классическую литературу, а режиссеры снимают фильмы, подобные новой версии «Молодой гвардии» или фильму «Зоя», вышедшему на экраны, удивляться не стоит. В новой России позволительно снимать подобные фильмы, в которых искажается историческая правда. Где сознательно (другого слова не найду) опошляются идеалы целых поколений. А как иначе отнестись к тому, что ушла главная идея фильма: Зоя – комсомолка, защищала она свою Советскую родину. Погибла во имя будущего своей страны. А не ради «спичек, трамвайчика и булочки с хрустящей корочкой», как заявляет героиня фильма. По всей вероятности, авторы фильма даже не удосужились прочитать «Повесть о Зое и Шуре», написанную матерью героя Советского Союза Зои Космодемьянской. 

В 2019 году исполнилось пятьдесят лет роману «Чего же ты хочешь?», который известный историк той поры Михаил Золотоносов определил «как некое пособие, или реализованный проект, с обратным знаком использованный. Это не просто роман, это роман-предсказание». Опубликован он был в конце 1969 года. Предсказание не о развале Советского Союза, а о том, что на него работают мощные силы, и при их успехе – развал возможен. 

Роман был напечатан в журнале «Октябрь», которым руководил автор, издан в виде книги один раз в Белоруссии. Но в собрание сочинений не вошел. Романа словно бы и не было на свете. Не знаю, как бы я отнеслась к роману в ту пору. Но прочитав его совсем недавно, была захвачена глубиной видения жизни нашей страны, предчувствием беды, подстерегавшей Советский Союз. Всеволод Кочетов, характеризуя жизнь Советской страны на рубеже 60–70-х годов, показывает представителей разных социальных групп, в том числе и молодежь. Он обеспокоен, что многие формы идеологической работы среди молодого поколения стали формальными. А Запад после окончания победоносной для нашей страны войны продолжает свое дело по разрушению коммунистической идеологии, не гнушаясь никакими методами и средствами, вплоть до подтасовки и обмана. 

Прежде всего, в полной мере использует развенчание Сталина, так как это «точка опоры, чтобы перевернуть коммунистический мир… Брожение умов в университете, подпольные журналы, листовки», полностью «сокрушает прежних кумиров и авторитетов». Ослабляя комсомол, западные идеологи понимают, что в «формальность превратятся комсомольские собрания, политическая учеба». Они убеждены в том, что низвержение рабочего класса, его забвение приведет к тому, что «люди начнут судить о рабочем классе неверно», что «классовая борьба вообще затухнет… А пройдет десяток-другой лет, и ваших рабочих и вовсе не будет. Кибернетика, электроника! Всеми процессами будут управлять счетные машины». Они увидели в Советском Союзе людей, которые за деньги готовы на всё, вплоть до предательства. «Лет двадцать-тридцать назад такого в России, пожалуй, было бы не найти. Тогда было предостаточно иных, которые со «счетами» к Советской власти. А вот чтобы за деньги, за валюту, – невозможно было и представить». Старшее поколение, верное идеалам коммунизма, в частности, в лице Сергея Антроповича, ощущает беспокойство по поводу молодежи, ее желания больше веселиться и развлекаться. 

«Все, значит, хорошо и вместе с тем тревожно, Феликс, очень тревожно… В мире-то, дружок, натянуто, как струна, вот-вот загудит. На нас идут таким походом, какой, может быть, пострашнее походов тех четырнадцати государств, которые кинулись на Советскую республику в девятнадцатом году. 

— И ты думаешь – что? Что в случае чего мы не выдержим, не выстоим, драпанем в кусты? 

— Не в этом дело, совсем не в этом. Одни, может быть, и драпанут, и непременно драпанут, другие, нисколько не сомневаюсь, встанут грудью и пойдут в бой. Дело в другом. В том, что вы беспечны, вы слишком поверили сиренам миролюбия – и зарубежным, и нашим, отечественным. Эмблемой вашей стал библейский голубь с пальмовой ветвью в клюве. Кто только вам его подсунул вместо серпа и молота?…Слишком уж вы доверчивы… беспечничаете. Все силенки свои сосредоточили на удовольствиях, на развлечениях, то есть на потреблении. Пафос потребления!. Мы тоже не были монахами: вас-то вот народили сколько. Но беспечности у нас, Феликс, говорю тебе, не было: и днем, и ночью, и в будни, и в праздники готовились, готовились к тому, что на нас рано или поздно нападут, учились воевать, отстаивать свою власть, свой строй, свое настоящее и ваше будущее». По сути, Сергей Антропович озвучивает сыну программу старшего поколения. Программу правдивую и правильную. 

Вспоминая 70-е годы, учебу в институте, понимаю, что нам тоже хотелось развлекаться и красиво одеваться. Порой казалось: слишком много политинформаций и лекций о международном положении, о внешних врагах. Да и какие враги! Мы победили фашизм! У нас лучшие вооруженные силы и флот! Нам ничего и никто не страшен! Разве могли предположить тогда, что развал возможен. Оказалось: возможен! Нет великой державы – Советского Союза. Но развал (теперь уже России) продолжается. Продолжается теми, «кто за деньги, за валюту готов на всё». 

***

Последние новости СМИ посвящены акциям в поддержку оппозиционера Алексея Навального. Один из главных вопросов в новостях – вопрос о подростках, пришедших на акцию. А это итог той самой «беспечной» работы по отношению к воспитанию подрастающего поколения, как говорилось в незапамятные времена. Работы этой нет. Уничтожили, оптимизировали. Когда-то в школе была должность заместителя директора по воспитательной работе. В 90-е годы эту должность отменили. Особенно много в этом направлении (чтобы отменить) преуспел первый заместитель министра образования Александр Асмолов, повсюду вещавший, что воспитывать должна семья. Школу под эти разговоры и призывы постепенно превратили в рынок образовательных услуг со всеми вытекающими последствиями. И вот власть вспомнила о воспитании. Это хорошо. Но возможно ли воспитание, как прежде в школе, без государственной идеологии, которой нет в ельцинской Конституции. Нашим образовательным министерствам и ведомствам необходимо поставить подобный вопрос самым серьезным образом, а не прибегать к очередной оптимизации, в том числе и часов на изучение русской классической литературы в школе. 

Я не ханжа и понимаю, что мир меняется. В век новых технологий очень много самой разной информации и литературы, поставляемых интернетом. Но к осмыслению этого многообразия информационных источников нужен аналитический подход. На что они (информационные источники и программы) нацелены, какова их основная (если хотите) воспитательная роль в случае посыла детям, школьникам? С этим на практике всё не очень складно. Скорее, отсутствует воспитательное начало как таковое. Нельзя же назвать программы, в которых транслируется насилие, обман, мошенничество, воспитательными! 

Отличие русской классической литературы как раз в том и состоит, что она со временем не утратила своей великой воспитательной миссии. Именно русская классическая литература с ее нравственными идеалами – некий опознавательный знак, что в нашем обществе не всё ладно, «смердит». Она учит думать и размышлять, учит критически относиться к жизни. Другое дело, кто выступает в роли пропагандиста великих произведений великих писателей, которых знает мир. А для неокрепших детских умов всегда найдутся «человеки» и уведут наших детей за собой, подсунув им ТикТоки или другие недвусмысленные программы. Чтение настоящей литературы (русской классической обязательно!) – один из путей «спасительного исхода» для будущего нашей страны и наших детей, чтобы их не поглотила (еще есть надежда) пучина бездуховности.

 

Л.А. ХОЛОПОВА, кандидат педагогических наук,
доцент Юргинского технологического института (филиала) ТПУ,
отличник народного просвещения, член ОМРО ПАНИ

 

Другие материалы номера