Цены как с цепи сорвались 




Однако, как говорилось на парламентских слушаниях, организованных фракцией КПРФ и комитетом по аграрным вопросам о ценообразовании и регулировании стоимости на продовольственные товары, все дорожает. 

Продовольственная корзина поднялась в цене почти на 800 рублей, что больше чем на 10% от официальной продовольственной инфляции по итогам 2020 года, общая инфляция – 4,9%. Это легло тяжелым бременем на крохотные бюджеты наших граждан. Виной тому не только взвинченные цены на сахар и подсолнечное масло, еще больнее ударила подскочившая стоимость овощей, фруктов, молочных, мясных продуктов. Даже хлебобулочные изделия вздорожали на 5%, хотя страна собрала в прошлом году высокий урожай зерна, его продано на миллиарды долларов на внешнем рынке, и в странах «золотого миллиарда» цены стабильны. Чем же провинились россияне, что из них вытягивают последнюю копейку за корку хлеба, да и ту не всегда качественную? 

На примеры ссылался председатель аграрного комитета В. Кашин. При цене пшеницы в 14,8 руб./кг цена муки у производителя составляет 20,9 руб., а в розницу мука идет уже свыше 42 руб. за килограмм! Выпеченный из этой муки хлеб стоит уже 52,4 руб. за кг, а в рознице он продается по 84,7 рубля за килограмм. Выручка торговли от продажи хлеба сегодня в 2,2 раза выше, чем выручка производителя зерна. 

Овощи, попадая на прилавок прямо с поля, за счет торговой наценки становятся дороже в 2–3 раза. Поставляет хозяйство торговой организации выращенную, собранную, помытую и упакованную морковь по 13,9 руб. за кг, а с покупателя за нее берут уже от 37,3 руб. за кг и выше. Лук торговые организации закупают у производителей по 7 руб. за кг, а продают – по 17 рублей. Яблоки закупили у садоводов по 50 руб. за кг, а на прилавке поставили ценник – 108 руб. за килограмм. 

Кто позволил наценки в разы делать? Кому выгодны грабительские диспропорции? Покупателям – нет! Деревне – хлеборобам, садоводам, овощеводам? Нет! У сельчан, как и у рядовых горожан, доходы падают катастрофически, они, как и городские жители, балансируют на грани нищеты. Цены-то растут на все виды товаров, не отстают тарифы на услуги. Что получается? 12,9% населения – в полной нищете, 28% – около черты бедности, 34 % – ниже среднего уровня по экономике, вот как живут 70% наших граждан. Почему о них не задумывается руководство страны, давшее волю торгашескому разгулу? 

«Мы цены не задирали», – объяснял Виктор Таранин, директор ООО «Дашковка». В 2011 году наша свекла стоила 11 руб. за килограмм, за 9 лет выше, чем до 13 руб., не поднималась. Хотя удобрения подорожали на 20%, используемые импортные семена тоже стали дороже на 20%. 

«А ведь в стране все знают – и депутаты, и Совет Федерации, и министерства, что основная наценка делается в торговле, накручивается от 50 до 100 и 200%. Ну, если у меня закупали картофель по 10 рублей, установите надбавку 10 процентов, пусть 12%, как в той же Германии, но не 100%! Сейчас закупленный в «Дашковке» картофель должен стоить в магазине 12 руб., но никак ни 28 и не 30 рублей». 

Из зала тут же уточнили: в московских магазинах картофель стоит от 45 руб. до 55 и даже 60 руб. за килограмм. Крестьянин ничего не получает от пиратской маржи. Кто же наживается на крестьянском труде и кошельках потребителей? 

Ответ известен: торговые сети, спекулянты-перекупщики, чиновничество, сросшееся с хищным капиталом. Доминирующее положение торговых сетей позволяет им извлекать наибольшие прибыли, диктовать условия сотрудничества поставщикам продовольственных товаров. 

В крупнейших продовольственных торговых сетях сложился оборот больше 4 трлн руб., и все они зарегистрированы в офшорах. «Советская Россия» давала на своих страницах перечень иновладельцев таких торговых сетей, как «Пятерочка», «Магнит», «Перекресток»… 

Под шумок пандемии обогащались тихой сапой и отечественные спекулянты. В кризисный 2020 год список «Форбс» пополнили два российских долларовых миллиардера из сферы торговли. Пока президент критикует западный «золотой миллиард», прямо у стен Кремля сформировался свой «золотой миллион» – жадный, циничный, беспощадный. 

Эти особенности продуктового рынка должны бы приниматься во внимание руководством РФ при подготовке решений по регулированию цен, должны бы учитываться истинные причины роста цен и порочной системы ценообразования на продовольствие, сложившейся в РФ. 

Стремительное обнищание народа, массовое недовольство ценовым мародерством вынудило президента заявить о регулировании цен на ряд продуктов. Правительство приняло шесть постановлений. Только в них ни слова о торговле, зато вводятся ограничения для крестьян – по квотам, ценам, нет квот только на круглосуточный тяжелейший труд на земле. 

Но даже скромная попытка остановить рост цен, точнее, наценок, на самые ходовые продукты вызвала бурую недовольства так называемых рыночников. 

Замминистра сельского хозяйства Оксана Лут считает, что не торгаши виноваты в росте цен, а «рост себестоимости на зерновую продукцию», и очень опасается, что регулирование не только «сократит вклад в розничный товарооборот розничных рынков и ярмарок», но и негативно скажется на положительном внешнеторговом сальдо, когда экспорт продукции АПК превысил импорт впервые за многие годы…» 

Председатель комитета по аграрным вопросам Московской областной думы Сергей Керселян вообще не видит смысла в фиксации цен: «Это дает кратковременный эффект видимой стабилизации цен и приводит к существенной напряженности на продовольственном рынке». 

Керселян приводит расхожий аргумент: мол, цены снизятся, и полки опустеют, как в 89-м году в Советском Союзе. Он, скорее всего, не ходит в магазины и не видит, какие горы колбасно-мясной, сырной и прочей деликатесной продукции гниют на прилавках, их порой отмывают вредными химрастворами, чтобы хоть что-то продать, хоть по дешевке. Но сколько же выбрасывается вместо того, чтобы снизить цену и дать людям возможность что-то купить. 

Но нет! «Цены не троньте», – кричит торгаш. 

Против госрегулирования цен Минпромторг, о чем сообщил участникам слушаний замминистра промышленности и торговли Виктор Евтухов. «Правительство ужесточает порядок… Мы таким механизмом пока не пользовались, возможно, придется». 

Нервно вспомнил советское время: «Мы производили 55 миллионов тонн молока, а сегодня – 18 товарного, красного мяса – 4,6 миллиона тонн, а сейчас – 1,7. Поэтому не будем говорить о советском времени, где было на полках или не было, а в холодильниках – было, была достойная зарплата и хорошая пенсия. В историю свою плевать не будем, она меня и вас воспитала». 

Плохо, видно, воспитала, раз он, один из руководителей ведущего ведомства, позволяет неправедно наживаться перекупщикам на труде людском. 

Против урезонивания цен выступил президент Ассоциации компаний розничной торговли Сергей Беляков: «Мы демотивируем производить какие-то продукты…» 
«Как можно регулировать лидера поставок зерна на мировой рынок? – негодовал президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский. – Регулируя цены, мы замыкаемся в собственном сосуде… Это топорный метод, по ювелирке топором не ходят». 

Умеет словцо метнуть Злочевский. Любит поруководить зерновым рынком, хотя по профессии культуролог, земли не нюхал и ни зернышка не вырастил. 

Таких деятелей множество среди различных «союзов», не только по зерну, но и по молоку, и по курятине, по маслам. Они – подмога и опора торгашей. Почему же до сих пор нет союза покупателей, чтобы противостоять спекулянтам? 

Настоящим оазисом почитания труда, честности, надежности остаются народные предприятия – Совхоз имени Ленина Павла Грудинина, хозяйства Ивана Казанкова «Звениговский», Виктора Таранина «Дашковка». Появляются еще небольшие, но уверенно шагающие вперед подобные коллективы. В них главное – не урвать, а заработать, нормально заплатить людям, обеспечить их социальными гарантиями. Но им не всегда удается прорваться со своей продукцией на полки монополизированных сетей и рынков. 

Нужны рынки сбыта, магазины нормальные, народные, для людей. Попытался, выступая, замминистра В. Евтухов чиркнуть по Грудинину: «Вам бы, Павел Николаевич, – заявил чинуша, – не понравилось, если бы на вашу клубнику цену регулировали?» Не туда занесло Евтухова. Именно грудининская клубника, где бы ни продавалась, – всегда самая дешевая и самая вкусная, если, конечно, не попадает на прилавки спекулятивных сетей. Но бывает, что грудининскую клубнику не берут на реализацию. Это подтвердил руководитель фракции КПРФ Геннадий Зюганов: «Павел Николаевич вырастил в прошлом году 1200 тонн выдающейся клубники, мы с ним вместе добивались две недели, чтобы ее приняли в московских магазинах. Но нерыночная политика не дала продать людям ягоду по умеренной цене, почти 300 тонн погибло. Это абсолютно ненормально!» 

Участники слушаний постановили: приложить усилия к принятию законов о ценообразования, о создании альтернативных сетям небольших рынков для хозяйств и крестьянских коллективов, не желающих сотрудничать со спекулянтами. На поддержку АПК выделять из госбюджета не менее 10% средств. В других странах выделяют больше, а нам с ними надо конкурировать. 

«Ну каким образом можно решить проблемы, если в цене хлеба труд крестьянина составляет всего 8–10 процентов? – ставил вопросы лидер КПРФ Геннадий Зюганов. – Труженик не заинтересован его производить. Каким образом можно снизить цены, если в 2006 году литр бензина стоил 12 рублей, а баррель нефти – 65 рублей, сейчас литр бензина стоит 48 рублей, а баррель нефти стоит 67 рублей? С таким ценообразованием ничего не решить. Как можно регулировать цены и поддерживать своего товаропроизводителя, если на 90% у нас иностранные сети, которые вытаскивают деньги из страны и не заинтересованы поддержкой никого?» 

Регулирование цен, стабилизацию потребительского рынка, с учетом обнищания населения, участники слушаний рекомендовали правительству продолжить, и более эффективными методами, чем это делается сейчас.