Сибирский характер

Но ведь была и Сибирь трудовая – крестьянская, рабочая, поднявшаяся вслед за Петербургом на революционную борьбу с самодержавием, колчаковскими карателями, установив свою Советскую власть. В такой вот крестьянской большой семье (14 детей!) Мокея Фроловича Маркова и Евдокии Васильевны, в селе Ново-Кусково Томской губернии и родился 19 (6) апреля 1911 года будущий видный писатель и общественный деятель Георгий Мокеевич Марков. Отец его после Гражданской войны возглавил местную коммуну, в правом углу вместо иконы повесил портрет Карла Маркса – об этом мне рассказывал, улыбаясь, сам Георгий Мокеевич, когда я приехал в Москву для утверждения главным редактором журнала «Аврора». Как и большинство его сверстников, Георгий Марков вступил в комсомол, поначалу став селькором. Учился в Томском университете, однако из-за большой загруженности учебу вынужден был прервать, перейдя на самообразование, пусть и урывками, но тщательно исполняемое. Редактировал молодежные газеты – «Красное Знамя», «Путь молодежи», «Томский крестьянин». Потом товарищи избрали его в бюро Томского районного комитета ВЛКСМ, заметив организаторские и литературные способности молодого активиста, и в этой должности он ездит по комсомольским стройкам Кузбасса и Кузнецкстроя, делая попутно в блокноте журналистские записи.

Не избежал начинающий руководитель и того, что нынче принято либералами называть «сталинскими репрессиями», но это были конкретные действия конкретных лиц, участвовавших в подметных доносительских «сигналах», – кто ради личной выгоды, кто являясь действительно «врагом» Советской власти и большинства народа. В ВКП(б) Марков вступил еще в 1930 году, но в период «чистки» был исключен и лишен партбилета, на что мудрый и опытный отец ему сказал: «Это не по Ленину, это ошибка, и надо какое-то время переждать». В 1936 году женился на Агнии Кузнецовой, тоже талантливом литераторе (впоследствии авторе повестей «В Чулымской тайге», «Твой дом», «Честное комсомольское», «Земной поклон» и других), закончившей историко-литературный факультет Ленинградского университета. С той поры он и она жили двадцать лет в Иркутске, где Маркова назначили ответственным секретарем Иркутской писательской организации. Здесь, в Сибири, он и начал писать первый свой широкомасштабный роман «Строговы», начатый в 1939 году и законченный уже после Великой Отечественной войны, в 1946-м. 

Когда началась война, Георгий Мокеевич записался добровольцем на фронт, но его послали на журналистскую работу. Служил он в армейских газетах Забайкалья, где японские милитаристы – после разгрома их Квантунской армии летом 1938 года на озере Хасан и на реке Халхин-Гол – продолжали разные военные провокации. Работая в газете «На боевом посту», Марков получил медаль «За боевые заслуги», а демобилизовавшись 18 декабря 1945 года в чине майора, вновь вступил в партию, с энтузиазмом принявшись за литературно-организационные и собственные писательские дела. Позднее, в 1967 году, Марков напишет о тех событиях повесть в двух частях «Орлы над Хинганом», а в 1981–82 годах на Киностудии имени М. Горького будет снят по ней фильм «Моя военная пора» («Приказ: огонь не открывать» и «Приказ: перейти границу»), в котором роль политрука Филиппа Егорова сыграет артист Ленинградского ТЮЗа Николай Иванов, комбата Павла Тихонова, обучающего бойцов личным примером и лишь иногда словами, – новосибирец Владлен Бирюков.

Роман «Строговы» – это жизнеописание трех поколений сибирской семьи пчеловодов, где наиболее яркой фигурой является Матвей Строгов, прошедший путь от простого крестьянина до командира красного партизанского отряда. За этот роман Марков будет удостоен Сталинской премии (1952), что настроит писателя на продолжение сибирской темы в романе «Соль земли», над которым он работал с 1955 по 1960 год. От деревеньки Волчья Нога, расположенной на границе Западной и Восточной Сибири Российской империи, действие переносится в различные места и развивается от конца XIX века, когда приезжали за лучшей жизнью переселенцы из центральных районов, встречали же тут опять классовое расслоение на кулаков и батраков. Дальше действие проходит через Русско-японскую войну 1904 года и Первую мировую войну, затем до Октябрьской революции, чьи социальные и политические завоевания при Советской власти сибиряки отстояли в период Гражданской войны и иностранной интервенции 1917–1922 годов. В дальнейшем, уже в романе «Соль земли», мы встречаемся с марковскими героями и в конце сороковых годов, когда сын Матвея Захаровича Максим становится партийным работником, принципиальным, честным, всегда ставящим партийное дело выше каких-либо личных амбиций. У режиссера Искандера Хамраева, снявшего по этому роману в 1978 году на «Ленфильме» кинокартину, в главной роли выступит Кирилл Лавров, который вновь докажет вместе с актерами – Петром Черновым, Софьей Павловой, Майей Булгаковой, Михаилом Глузским, Иваном Переверзевым, Александром Демьяненко, Анатолием Ромашиным, Владимиром Литвиновым, что романная форма, столь любимая Марковым, поддается кинематографу ничуть не меньше, нежели компактная повесть или развернутый рассказ.

Писал Георгий Мокеевич, впрочем, и рассказы, разрабатывая эпизоды из романа и облекая эпизод в малый жанр. Таким образом сделан для детей и юношества рассказ «Сибиряки у Ленина», где говорится о приезде в Кремль Матвея Строгова с односельчанами, один из которых, Беляев, кого Владимир Ильич знал еще по партийной работе в Польше, был делегатом девятого партийного съезда: «В валенках, подшитых кожей, в лохматых собачьих папахах, в красных дубленых полушубках, в домотканых цветных кушаках, – описывает Марков их поездку в Москву, – они привлекали внимание прохожих, и те с любопытством осматривали их». Многое волновало крестьянских ходоков после провозглашения ленинского Декрета «О земле»: и как противостоять захвату общих земель кулакам; и что делать с особо ценным кедровником, нахрапом присваиваемым богатеями; и какими методами должны действовать местные Советы, чтобы все жили по справедливости. «К примеру, кедровник в Волчьих Норах, – говорил Матвей Захарович Владимиру Ильичу. – Урожай с него всем селом снимаем, а кулаки уже пытались им завладеть». Внимательно слушал таежников-партизан Ленин, молчал, «сидел, опершись локтями на стол и подперев щеку ладонью. Изредка взгляд его устремлялся мимо партизан, куда-то вдаль… Неожиданно он поднялся, заложил руки в карманы, отступил на шаг от стола и заговорил просто и горячо о том, что пролетарская революция навсегда уничтожила частную собственность на землю, что отныне земля – достояние народа. А кедровник как источник материальных доходов всего общества, должен принадлежать обществу и никому более. Всякая попытка отторгнуть его в интересах одного хозяина или группы хозяев есть противозаконное, антигосударственное дело, и это не может быть допущено Советской властью». Так и просится заметить: а что сейчас? Сколь безжалостно вырубается сибирский, да и не только сибирский, лес сейчас под лживые речи про заботу о благе «дорогих россиян»?!

Как последовательный реалист, Марков был мастером психологического портрета, почему его произведениями живо интересовались кинематографисты. Роман «Отец и сын» (1963–1964) – его поставят на «Мосфильме» Владимир Краснопольский и Валерий Усков, повествует о событиях в Сибири в начале 20-х годов, когда только что созданная коммуна во главе с Романом Бастрыковым (в фильме актер Вадим Спиридонов) помогает хантам в борьбе с купцом Исаевым, который грабит их и всячески издевается над ними; Роман погибает, а на смену ему приходит сын Алексей, воспитанный старым большевиком Тихоном Ивановичем Скобеевым. Следующий роман «Сибирь» (1969–1973) тоже исследует сибирскую тему, но возвращаясь в революционную предысторию, освещая события 1914–1917 годов. Здесь изображены охотники и студенты, ученые и рабочие, а действие переносится из отдаленного села то в Петроград, то за границу, где идут поиски ценного научного архива о полезных ископаемых сибирских недр, то обратно в село, о чем тонко прорисованный писателем герой романа Иван Акимов говорит, как бы подчеркивая основополагающую идею всего романа: «Поистине бескрайни сельскохозяйственные и лесные угодья Сибири. В этих угодьях Отечество наше обладает завидным счастьем, недосягаемым другим державам». В романе «Грядущему веку» (1981) та же мысль развивается уже в 50-е годы – идет освоение месторождений нефти, газа, других полезных ископаемых, и в центре этой работы стоит молодой секретарь обкома Антон Соболев, воплотивший в своем характере лучшие качества старых большевиков, но и привносящий в работу новые, современные черты.

А до этого романа, в 1975 году, Марков пишет повесть «Завещание», на которую я, уже будучи заведующим отделом культуры Ленинградского горкома КПСС, написал рецензию. Однажды, в Москве, мне довелось встретиться с Георгием Мокеевичем на совещании в ЦК, он, улучив минуту, подошел, пожал руку, сказав: «Спасибо за добрые слова. Это хорошо, что на партийной работе вы не оставляете перо. Иначе заржавеет. По себе знаю». Прямо скажу, меня всегда поражало умение Маркова совмещать писательскую работу с работой в Союзе писателей, в Центральной ревизионной комиссии КПСС, как члену ЦК, депутату Верховного Совета СССР с 1966 года, и я, насколько мог, брал с него пример, да и, знаю, многие, очень многие. Наподобие лучших своих героев-сибиряков, Георгий Мокеевич не поучал, но показывал всем, как надо трудиться во имя и во исполнение ленинских идей по преображению страны на коммунистических началах. Он, что называется, и умер на посту, почувствовав себя плохо во время доклада. Скончался Георгий Мокеевич Марков 26 сентября 1991 года в Москве, на 81-м году жизни. Похоронен на Троекуровском кладбище вместе с женой Агнией Александровной.  

Книги Георгия Маркова, лауреата Сталинской и Ленинской премий, дважды Героя Социалистического Труда, очень современны и несут читателям, а также зрителям фильмов, по этим книгам поставленным, добро и уверенность в наилучшую жизнь народа. О том же и его взволнованная публицистика, собранная в сборники. 

Книги Маркова переведены на многие языки, хорошо известны в Китайской Народной Республике, Италии, Испании, Турции, Японии, удостоены международных премий, становились предметом для изучения и диссертаций за границей, поскольку, как справедливо и точно подчеркивает поэт, участник Великой Отечественной войны Сергей Наровчатов: «Большой мир открывается перед читателями Георгия Маркова. Этот мир населен яркими и красивыми, мужественными и человечными людьми», добавлю: сродни их автору.

Несмотря на высокое положение в обществе и государстве, Георгий Мокеевич оставался простым, доступным и – выделю особо – скрупулезно честным человеком в любых ситуациях. Будучи не согласен со многими горбачевскими заявлениями и действиями, он по собственному желанию ушел с должности руководителя Союза писателей. Получив Ленинскую премию за роман «Сибирь», ответил на поздравления земляков не только словом, но и добрым делом, послав им телеграмму: «Дорогие земляки, сердечное спасибо за ваши теплые поздравления в связи с присуждением мне Ленинской премии. Сообщаю вам, что премия (25 000) полностью будет перечислена Ново-Кусковскому сельскому совету в фонд строительства в родном селе библиотеки. Ваш Г. Марков». И 11 ноября 1978 года состоялось открытие этой библиотеки, куда Георгий Мокеевич еще и прислал в дар полторы тысячи книг из своей домашней библиотеки, а вскоре его инициативе последовали другие советские и иностранные писатели, даря свои книги с дарственными надписями. Вот такой был «застой», названный либералами из подлости и зависти, а в сравнении с нынешними временами – так настоящий расцвет, когда не было ни безработицы, ни нищеты, ни разделения на богатых и бедных, если разница в заработке Генерального секретаря ЦК Л.И. Брежнева и рабочего высокой квалификации была совсем небольшой. А что до недостатков и ошибок, то от них никто не застрахован, ведь, как писал Ленин, «не ошибается тот, кто ничего практически не делает», коммунисты же делали, созидали, претворяя в жизнь самые смелые идеи, и нам, за теми, первыми коммунистами идущим, завещали поступать по-ленински.

Георгий Мокеевич Марков говорил: «Трудовой народ – вот кто соль земли». Он обличал: «Если богаты не все, а только немногие, значит, эти немногие – ловкие воры, они обкрадывают народ и живут его кровью и потом». Он нас напутствовал: «Самое маленькое дело убеждает лучше многих слов». Его убеждающее слово никогда не расходилось с конкретным делом. Такой вот выработался у него крепкий, непоколебимый, воистину сибирский характер, какой был и у тех бойцов-сибиряков, что защищали Москву от немецко-фашистских оккупантов в незабываемом 1941 году.