Уносимые ветром Арктики




— Кайт – большой управляемый воздушный змей, который позволяет передвигаться на лыжах или доске по снегу. Успех экспедиции по большей части зависел от везения – будет ветер или нет, – рассказала Полякова.

Мила Полякова и Евгения Котлярова – победительницы и призеры мировых и российских соревнований по сноукайтингу (занятия с буксировочным кайтом на снежном покрытии или льду с применением лыж, сноуборда или коньков). В 2013 году они объединились в команду «Белка и Стрелка» и стали первыми в мире женщинами, прошедшими самую сложную гонку на кайтах по северу Норвегии.

Изначально планировался маршрут длиной 1000 километров от Яр-Сале (поселок на Обской губе) до Нарьян-Мара (Ненецкий АО), который включал в себя переход через Ямало-Ненецкий АО, Республику Коми и Ненецкий АО. Кайтерши проехали по берегу Карского моря, пересекая Байдарацкую губу, вышли на Полярный Урал, затем добрались до Воркуты и в сторону Нарьян-Мара. До Нарьян-Мара не дошли, так как закончился снег, и даже пошли дожди, нехарактерные для этого времени года. В тундре наступила аномально ранняя весна.

Раньше Мила и Евгения были соперницами, а потом стали напарницами – вместе побеждали в мировых соревнованиях по экспедиционному сноукайтингу. Благодаря этой сработанности им было комфортно вдвоем в походе. Сначала они прилетели в Салехард, оттуда на вездеходах по зимнику доехали до Яр-Сале – там в это время проходил праздник оленевода и соревнования по сноукайтингу. Местные кайтеры провожали девушек в путь.

«Первую ночь в палатке мы спали очень плохо. Нас запугали росомахами. Мы лежали в спальниках, ветер трепал палатку, а снаружи ходили какие-то звери, – рассказывает Тайге.инфо Полякова. – Я переживала, что росомахи и песцы съедят всю нашу еду. И был еще такой первобытный страх – чувствовала себя максимально незащищенной, понимая, что из этой темноты кто угодно может появиться и схавать тебя. А еще было страшно, когда на Полярном Урале мы встретили волка. Вернее, когда его увидели, вообще никакого страха не было. Он интересно себя вел – убежал от нас метров за 200 и долго наблюдал за нами, пока мы искали переход по реке. Она была такая прозрачная, казалось, что провалится под нами. Но лед оказался крепкий. А когда перешли реку, Женя нашла нам место для ночевки. И тут я увидела тушу разодранного оленя – кровища, кишки… Я поняла, почему волк далеко не отходил. У меня началась паника: «Женя, какая ночевка? Здесь еда чужая! Он же придет за своей едой!» И мы дернули от этого места еще километров на 10».

Климат в тундре суровый – незадолго до начала экспедиции были морозы до –35 градусов. А в сильный мороз, как правило, царит штиль. Но в начале апреля сильно потеплело и пришли ветра. Мила и Евгения рассчитывали, что будет –20 по ночам и до –15 днем. Но было тепло. Во время старта температура опускалась до –7 градусов, первые три дня шли в «молоке» – была плохая видимость, и это доставляло проблемы. Только на одной ночевке было –18. После того как девушки перевалили через Карское море и вышли к Приполярному Уралу, стало значительно теплее. Днем воздух прогревался до 5 градусов. Двигались со средней скоростью 18 км/ч, иногда разгоняясь до 45 км/ч.

«Поскольку наш поход был на кайтах, мы всецело зависели от ветра. Если его нет, мы не едем. В тундре ветер, в сравнении с Обским водохранилищем, не такой предсказуемый и стабильный, – объясняет Полякова. – Погода в тундре зависит от водоразделов: когда ты пересекаешь озеро или холм, она меняется. Например, до холма у тебя ветер был 10 м/с, а за ним 3 м/с. Зная такую особенность, мы терпели сильный ветер и высокую скорость, чтобы продвинуться дальше. А еще там озера и реки с высокими берегами – в низине ветра не хватает. Сани со снаряжением тяжелые – 130–140 килограммов. И нужен хороший ветер, чтобы поднять в гору вес человека и саней».

На четвертый день экспедиции случился форс-мажор: ветер пропал на полдня, и тогда же сломались сани, не выдержав вибраций по застругам. Пришлось идти пешком 20 километров до зимника, волоча за собой тяжелые сани со снаряжением.

 

«Утром мы запустили ракетницу, поскольку видели, что в семи километрах дорога, и по ней ездят машины. А нам так нужна была помощь, – вспоминает Полякова. – Но никто не приехал, так что делать нечего – дошли пешком до дороги, где нас подобрали и довезли до Воркуты. Там нам сварили саночки, еще и бесплатно! И мы поехали дальше. А после Воркуты нас ждал ураганный ветер. По прогнозу, должно было прийти усиление до 25 м/с на целые сутки, и мы искали место, где переждать этот ураган. Когда пришло усиление – это было что-то, я в такой сильный ветер никогда не каталась. Припарковаться мы не успели, поскольку выбирались из низины, где не хотели оставаться: там было много следов и свежего помета росомахи. Ночевать с ней рядом было опасно. Решили добраться до технологического зимника нефтяников, туда зверь точно не сунется. Ничего, выжили, и кайты целы».

Чтобы получить воду, девушки топили снег. В меню вошли продукты, которые в обычной жизни они практически не едят: сублимированный борщ, кус-кус, сушеная курица, грудинка, сало, сырокопченая колбаса, тушенка, гречка, хлеб, прессованные орехи. Из напитков – кофе, чай и изотоник.

«Я брала с собой кофемолку и варила по утрам кофе на горелке. Очень важно себя баловать, когда ты идешь такой поход, поэтому у нас был свежесваренный кофе, много горького шоколада, орешков и сухофруктов», – отмечает сибирячка.

Несколько дней Мила и Евгения не видели никого, кроме друг друга и зверей.

«А у нас еще был элемент везения: ветер был практически всегда, разной силы, но был – и это прекрасно. Потому что идти пешком с тяжелыми санями – это то еще испытание, нам хватило и одного дня, подобный кроссфит в тундре выматывает очень сильно, – рассказала спортсменка. – Это очень интересный опыт – оказаться в первозданных, диких местах, не тронутых человеком. Несмотря на то, что физически порой было очень тяжело, тундра способствует медитации и релаксу. Я наслаждалась потрясающими видами и была по-настоящему счастлива».

 

Другие материалы номера