Скорбь и гнев

Зато пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков по просьбе журналистов прокомментировал стрельбу в Пермском государственном университете, где погибли шесть человек. Он предположил, что у Тимура Бекмансурова, напавшего на вуз, были психические отклонения. Вот так! Ильназа Галявиева, которого обвиняют в массовом майском убийстве в казанской школе, отправили из психиатрического отделения московского СИЗО «Бутырка» в петербургские «Кресты». Он еще проходит сложную экспертизу. А тут – Песков всё знает…

К позднему вечеру вся главная информация стала известна, даже пофамильные списки погибших пермские власти опубликовали (шли сообщения: 6 или 8?), корреспонденты канала «Россия» могли бы подготовить исчерпывающие репортажи, как из Казани, провести первый анализ, помимо правоохранительных органов, но… Владимиру Соловьеву это было не нужно: он продолжил пережевывать результаты выборов с триумфом «ЕР» (кстати, в Перми «ЕР» набрала неважно – 35,5%, всего треть из пришедших; в краевой парламент по партийным спискам «Единая Россия» может получить 13 мандатов, КПРФ – девять), принялся повторять общеизвестные цифры и рапорты, цинично иронизировать над КПРФ: мол, пенсионная реформа – это их главный козырь, а они даже его не смогли использовать. То есть антинародные действия власти, предпринятые правящей партией, сами по себе его не возмущают.

После майского убийства на омраченную Радоницу в Казани, куда вылетал по приказу президента министр просвещения Кравцов, в программе того же Соловьева наконец-то вслух заговорили, что надо менять, например, ВСЮ систему образования – от школы с ее никудышными учебниками, формализмом в воспитательной работе, ЕГЭ, насильственным загоном в многочасовой интернет до халтурного платного образования и провалившейся Болонской системы. Об этом мы кричим который год на страницах газеты, об этом заходила речь и после расстрела в Керчи, и после тут же забытого убийства в нижегородском поселке – ничего не меняется, кроме слабых министров и совершенствования бумажной отчётности…

Серийный убийца Бекмансуров сам связал свою подготовку с трагедией в Казани и записал: «Через пару дней после покупки оружия отправил заявление на Госуслугах для получения разрешения на хранение и ношение. Инцидент в Казани, можно сказать, сыграл мне на руку, в тот же день был звонок с Росгвардии, мне сообщили, что в связи с поступившим сверху приказом сегодня ко мне придут сотрудники для повторной проверки условий хранения оружия. Придя и заполнив все бумаги, они также сняли номера с оружия, благодаря чему мне не пришлось везти его в ЛРО. Разрешение мне выдали позже даты выдачи, указанной на лицензии. На ней указано 22 мая, хотя забрал я ее 27 мая, как раз после начала каникул в школах. Возможно, они решили подстраховаться на всякий случай».

Выбрать ПГНИУ (Пермский государственный национальный исследовательский университет) Тимур решил из-за удачной, на его взгляд, локации. В июле он уже проходит тренировки по стрельбе, а в следующем месяце приобретает патроны. А потом – каникулы в вузах, а руки уже чесались, а темные силы поднимались из нераскрытых глубин: «Каждый день является повторением прошлого, все начинается со звона в голове. Всегда сложно было общаться с людьми, непонятны их эмоции. Что уж держать в тайне, еще со времен начальной школы я понял, что мне нравится причинять людям боль. Их страдания, страх на лицах, эти эмоции я в них понимал, ведь они были искренние. Приходилось подавлять желание уничтожить все вокруг себя, но я понял, что не смогу так существовать, если бы я не сделал этого сейчас, то в будущем все равно убил бы кого-нибудь. Меня нельзя было остановить, как я и говорил, для меня не имело значения, кого убивать и каким способом, мои родственники и друзья не смогли бы ничего сделать, любого врача-психиатра я бы смог обмануть, единственное, что могло меня остановить – смерть, благо она близка… Как же я устал! Гнев переполняет меня, я хочу разрушить все на своем пути, оставить в этом мире как можно больше боли, те, кого я не смогу убить, навсегда запомнят этот день».

В голове не укладывается, надо бить в набат, анализировать, критиковать власть и прошлый созыв Думы напрямую, но Соловьев и другие телеведущие, видимо, получили указание: не омрачать праздник власти. Позор!

***

Скука – неуместное слово, когда речь заходит о кровавой трагедии, об уходе из жизни 18-летних девушек в основном, но согласитесь – сколько можно?! Для начала немного ошарашивающей статистики, приведенной еще после расстрела в Казани. В США при численности населения 328 225 836 человек происходит в год 14 612 убийств. В России при численности населения 146 880 432 происходит в год 13 826 убийств, то есть почти столько же, а значит, чуть ли не в два раза больше. А ведь там оружие вообще свободно продается. Тогда, в мае, зампред комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Анатолий Выборный предложил создать отряды интернет-дружинников, интернет-следователей и интернет-судей. Ранее с аналогичным предложением выступил секретарь Совбеза Николай Патрушев. Помимо интернет-дружин Патрушев посчитал необходимым «собрать вместе» блогеров-патриотов для патриотического и духовно-нравственного воспитания детей и молодежи. Ну, сделали хотя бы эту косметическую малость? Одна трепотня!

Четвертый год идет свистеж после поручения президента Путина ужесточить правила продажи оружия и контроля за ним, поднять возраст приобретения или – после службы в армии. Уходящая Дума закон отложила, не устояла перед оружейным лобби. А эта, пришедшая в дни траура по погибшим студентам, осилит? Снова погиб охранник, который даже не успел нажать тревожную кнопку. Зачем они тогда – сами студенты университета рассказывают: для установки дорогостоящих турникетов и распила денег. Теперь можно чуть ли не спокойно проходить! Система государственного контроля, на которую тратятся гигантские средства, больше чем на культуру, образование и медицину – снова провалилась! Ведь ранил и задержал преступника патрульный младший лейтенант Калинин, который оказался тут случайно, а не системно, и шагнул навстречу смертельной неизвестности, не стал трусливо дожидаться прибытия Росгвардии, других силовиков. Именно он – герой, который спас еще несколько жизней!

Вообще, осталась ли сеть участковых МВД, так сказать Анискиных из повести Виля Липатова и фильма? Любой участковый был обязан знать весь проблемный контингент на своем участке, заранее выделять подозрительных и неадекватных. Говорят, Тимур был тихим, но он – никакой не охотник с оружием! В России под видом борьбы с экстремизмом внедрена система усиленной слежки за интернетом и сотовой связью, принят так называемый «пакет Яровой». Убийца перед нападением оставил послание в соцсетях, всё сам описал, употребил слова «теракт», «оружие», «убить»: «Произошедшее не является терактом (по крайней мере с юридической точки зрения), – пишет несостоявшийся будущий юрист. – Я не состоял в экстремистских организациях, был не религиозен и аполитичен». Еще 18-летний молодой человек рассуждает о параметрах эффективности стрельбы по толпе, словно это не живые мирные люди, а бумажные цели в тире. Где искусственный интеллект, о котором распинался Греф перед Путиным?

А власти России? Просто скучно об этом который раз писать, но пролитая безвинно кровь – заставляет. У меня ликовать, как коллеги Толстой и Попов – не получается, нет совершенно никакого повода.

Скорбь и гнев…