Чудо севера в прицеле




Человек почти уничтожил диких северных оленей – но их еще можно спасти.

Весной 2020 года дикого северного оленя европейской части России впервые внесли в Красную книгу РФ как исчезающий вид. В европейской части страны осталось около 10 000 особей этого вида. В Республике Карелии – одном из главных ореолов – порядка 2 000.

Трудно поверить, что всего сорок лет назад их было втрое больше. Но браконьерство и массовые рубки леса привели популяцию к упадку. Например, в марте и апреле инспекторы Минприроды нашли в лесу останки пятнадцати оленей – браконьеры преследовали краснокнижных зверей, пока те не выбивались из сил, а потом убивали их.

***

Дорога из карельской Костомукши до озера Нюк на УАЗе занимает три с половиной часа: полчаса по асфальту и еще три по колеям лесовозов. Север Карелии и озеро, на которое мы едем с кузовом, доверху груженным походным снаряжением, – благодатное место для изучения лесного северного оленя.

– Зиму олени кухмо-каменнозерской группировки проводят в Финляндии, а летом приходят в леса нашего заповедника и соседнего национального парка «Калевальский», – объясняет сотрудник Костомукшского природного заповедника Юрий Красовский.

Сейчас Юрию под 60. Он приехал в Костомукшу, когда ему было 14, и помнит, как много оленей было тогда на территории заповедника. «Они здесь были всегда», – говорит он. Сам заповедник создали сорок лет назад специально для изучения и сохранения кухмо-каменноозерской популяции лесного северного оленя. Озеро Нюк находится северо-западнее Костомукши, примерно в 70 км от города. Это одно из немногих мест, где еще обитает лесной северный олень и чувствует себя защищенным и где сохранились фрагменты ненарушенных мест его обитания – старовозрастные леса.

С начала 50-х в Карелии начались масштабные рубки леса – к такому олени не смогли приспособиться. С этого времени их стало в разы меньше.

– В первое время олени даже железные дороги не переходили, боялись. Вот он идет, упирается в железную дорогу – и все, – объясняет Юрий. – А уж когда нет леса – это значит, что для оленя нет питания и нет защиты. Он не может жить в одном месте на ограниченном участке, как лось или медведь. Миграционный путь оленя от зимних пастбищ до летних может быть от 60 до 140 км в одну сторону. А нарушение миграционных путей зачастую смертельно.

Олени редко остаются на одном месте. Они всегда находятся в движении: и когда ищут пищу, и когда заводят потомство. Массовые вырубки Юрий считает главной бедой, которая привела к раздроблению некогда единого карельского стада и до сих пор затрудняет контакты отдельных групп друг с другом. Так говорится и в Красной книге РФ.

Мы проезжаем свежие рубки сосны. Многие спилы незаконны – это один из вариантов заработка местного населения. Когда-то, по словам Красовского, они с коллегами насчитали в этих местах около 400 оленей.

Дорога уходит дальше в лес, нетронутый рубками: густой бруснично-беломошный сосняк и пышные ягельники. Белый мох – основной источник питания для оленя, объясняет Юрий.

– Вот за этот лес Данила-то и борется, – он обводит рукой панораму по всему периметру лобового стекла своего УАЗика.

Данила Панченко – глава рабочей группы по северному оленю при РАН, с другими учеными он приехал на день раньше. Когда мы добираемся до стоянки лагеря, Данила машет нам только что найденными оленьими рогами.

***

Северный олень – единственный представитель оленьих, у которого особи обоего пола носят рога. У самок они достигают всего 50 см, самцы же могут отрастить рога длиной от 100 до 140 см и весом до 15 кг. Но они и почти вдвое крупнее самок – весят более 200 кг. Рога для оленя служат не столько украшением, сколько средством защиты. Причем самки сбрасывают их позже самцов, тем самым получая возможность отгонять их от скудных запасов еды.

Олени – очень социальные существа. В природе они доживают до 15 лет и держатся большими группами-стадами от нескольких десятков до нескольких сотен особей.

– Данила отвечает у нас за всех северных оленей – как тундровых, так и лесных – в европейской части России. Вплоть до Урала, – не без гордости говорит Юрий, который помнит, как молодой ученый впервые приехал к ним в Костомукшский заповедник. Но это все в Петрозаводске.

***

 

Членов экспедиции, кроме Данилы, двое: волонтер Максим и Алексей – энтомолог, коллега Данилы в Карельском научном центре. Задача экспедиции – найти признаки присутствия оленя и доказать, что он обитает здесь, в окрестностях Нюка. Это поможет остановить рубки леса в этих местах и обосновать необходимость создания заказника – особо охраняемой природной территории, чего добиваются карельские ученые.

Болота и дикие песчаные косы – привлекательные для оленя места обитания. Первые – источник питания, вторые – хорошо просматриваемые и продуваемые ветром места, где можно укрыться от гнуса. Карельская Красная книга указывает, что в летний период олени также активно используют острова крупных озер. Лесного северного оленя в нее занесли еще в 2007 году. За день мы проходим на моторке около 30 км, осматривая десятки пустынных – песчаных и каменистых – пляжей, кос и отмелей. Снимаем старые и ставим новые фотоловушки.

***

На сегодняшний день в мире насчитывается около 4,5 млн диких северных оленей (по данным Красной книги РФ, 3 млн): основная их часть обитает в Северной Америке и только около миллиона – в Европе.

По данным Красной книги РФ, 900 тысяч из них сосредоточено в России. Преимущественно это тундровые олени, основное поголовье которых населяет Таймыр. Диких северных оленей в европейской части России – в разы меньше, и за последние десятилетия их численность в России сократилась более чем вдвое: с 25 000 до менее 10 000 особей. По данным последнего авиаучета, проведенного в 2014 году совместно с финскими учеными, в Карелии насчитывалось 2400 особей. С тех пор авиаучет в Карелии не проводился. Когда будет следующий, неизвестно. «Основная причина – браконьерство», – написано в региональной Красной книге. Именно из-за браконьеров популяция оленей начала сокращаться в 90-е.

 

***

В начале марта карельские инспекторы Минприроды обнаружили останки пяти краснокнижных оленей в Кемском районе – охота на них запрещена. «Браконьеры на снегоходах напали на следы стада животных и преследовали их, пока олени не выбились из сил. Из-за большого снежного покрова животным было трудно убежать и скрыться от браконьеров», – сообщала местная интернет-газета «Столица на Онего». Вскоре там же были найдены шкуры и копыта еще как минимум четырех животных.

Во время преследований на снегоходах у загнанных оленей могут лопаться кровеносные сосуды в легких, и чаще всего они погибают. Из-за погонь, по данным исследований, у животных меняется даже состав крови, что приводит к стрессам, ослаблению иммунитета зверя. У важенок на поздних сроках беременности происходят выкидыши.

По словам Данилы, браконьерство – главная из всех угроз исчезновения популяции лесного северного оленя. Из-за кризисной экономической обстановки в стране ситуация будет только усугубляться, а краснокнижный зверь – оставаться легкой добычей.

Ученые сходятся во мнении: сейчас та стадия угрозы популяциям северного оленя, когда какое-то одно решение или действие уже вряд ли помогут. Для сохранения лесного подвида северного оленя необходимо создать сеть дополнительных заповедников и заказников, обеспечивающих связь группировок и миграцию животных. На рабочей встрече в октябре чиновники пообещали до конца 2022 года открыть первый из них – Калевальский заказник. Нехватка контролеров – одна из главных проблем, которая тормозит решение остальных проблем. В Минприроды Карелии соглашаются с этим, но говорят, что поделать ничего не могут. Во многих районах по одному инспектору на десятки тысяч километров лесных угодий.

***

В 2014 году финские ученые провели математическое моделирование и пришли к выводу, что численность лесного северного оленя в Карелии будет и дальше уменьшаться. По оценкам местных ученых, хороших прогнозов для популяции быть уже не может.

– Риск исчезновения популяции есть, – говорит Панченко. – Надо понимать, что северный олень резко не увеличивает свою численность. Важенка вынашивает всего одного теленка в год, и, по нашим оценкам, к осени в стаде остается очень небольшое количество телят – в предыдущие годы 10–15%. Это очень мало: нормальное число – около 20%.

Екатерина МАЛЫШЕВА

Республика Карелия

Другие материалы номера