Под катком




Сегодня со всех сторон раздаются сетования: в школах не хватает учителей, а в больницах – врачей, медсестер, фельдшеров. А в бригадах скорой помощи в разы не хватает медиков. Случайно ли?

Если вникнуть, какие условия жизни, труда, пенсионного обеспечения предоставляет государство этим специалистам, то становится понятным, почему в стране дефицит этих кадров. Жестким катком «проехалась» по ним пенсионная реформа.

За право на досрочную пенсию, которой фактически лишились педагогические и медицинские работники после повышения пенсионного возраста, сражался в Госдуме депутат фракции КПРФ Олег Смолин.

С присущей Олегу Николаевичу доказательностью он изложил суть одного из приоритетных законопроектов думских коммунистов – «О внесении изменений в Федеральный закон «О страховых пенсиях» в части восстановления в полном объеме права на досрочную пенсию по старости для педагогов и медиков. В его разработке участвовал, наряду со Смолиным, лидер фракции Г.А. Зюганов.

В очередной раз депутат подчеркнул, что закон о повышении пенсионного возраста, принятый «Единой Россией» в 2018 г., – против всех. Но, особый ущерб он нанес старшему поколению и безжалостно обошелся с педагогами и медиками. До реформы они имели право досрочного выхода на заслуженный отдых с получением пенсии. Эту льготу вроде как сохранили за ними и после пенсионной реформы, только дополнили «условием», обнуляющим льготу: педагоги, медики, отработав положенный стаж – 25 лет (в сельской местности) и 30 лет (в городе), могут пойти на заслуженный отдых, но пенсию будут получать только через 5 лет. Так установлено обновленным законом о страховых пенсиях. Если, например, в 2023 г. врач или учитель, отработав положенный стаж, становится пенсионером, то полагающуюся пенсию он получит аж в 2028 г. А на что жить 5 лет ожидания?

«Работать!», объясняют реформаторы. Устали от школы или от пациентов – идите в продавцы, гардеробщики, уборщики… Но, коммунисты не могут смириться с таким пренебрежительным, точнее, издевательским отношением властей к российской интеллигенции.

Иной судьбы, иного отношения со стороны государства заслуживают и учителя, и врачи, заявляет Олег Николаевич Смолин, неутомимый защитник их прав. Нашу интеллигенцию есть за что ценить, не зря же утверждают, что советский учитель выиграл войну с фашистами, а медики творили чудеса исцеления раненых бойцов. Сейчас Россия проводит СВО на Украине, где нацизм поднял голову. Но, российская интеллигенция в этот раз остается на задворках. Ее обманывают, отнимают последнее. Как это происходит, во всех подробностях, приводя расчеты, рассказал Смолин, сам многие годы проработавший учителем истории:

– Во-первых, у каждого гражданина РФ закон о повышении пенсионного возраста отнял более миллиона рублей. Расчет предельно простой: средняя страховая пенсия в России в 2023 году 19 300 рублей, я округляю, множим на 12 месяцев и на 5 лет. Считайте и получите 1 миллион 160 тысяч рублей. Это сравнимо с гайдаровскими реформами, с «лихими девяностыми».

Второе. Закон этот лишил права на пенсию около половины мужчин и не менее четверти женщин. Накануне его принятия 43 процента российских мужчин не доживали до 65, сейчас процент убыли увеличился. Накануне пенсионной реформы 10 процентов женщин не доживали до 55, теперь этот процент увеличился.

Когда принимали закон, ссылались на увеличение продолжительности жизни в России. В 2018–2019 гг. она составляла официально 73,3 года. А в период пандемии в 2021 году средняя продолжительность жизни, по данным Росстата, составила всего 70,06 г. Сейчас, говорит глава Минздрава, продолжительность жизни «значительно увеличилась и составляет 72,4 года». Колоссальный рост! Всего на год меньше, чем было до пандемии.

Для оправдания пенсионной реформы россияне должны жить в среднем не менее 78 лет, такой цифры страна должна была достичь в 2024 году, согласно президентскому указу №474. Но, уже понятно, что не достигнет. Разве что чудо какое-то произойдет в 2030 г. Впору бы снизить пенсионный возраст в годы повышенной смертности, но этого никто не предлагает, даже Минздрав.

Особо Олег Николаевич подчеркнул:

– Закон о повышении пенсионного возраста имеет ярко выраженный классовый характер. Мы же понимаем, что для людей с высокими доходами пенсия не играет никакой роли. Мы понимаем, что люди с высокими доходами живут гораздо дольше, чем люди с низкими доходами. Так против кого направлено повышение пенсионного возраста? Догадайтесь с трех раз.

Что касается моих дорогих педагогов и медицинских работников, то они пострадали от закона о повышении пенсионного возраста дважды. Во-первых, как все, потеряли по миллиону с лишним, во-вторых, получили ограничение в праве на досрочную пенсию. Теперь в законе написано, что педагоги и медики смогут получать досрочную пенсию лишь спустя пять лет после того, как выработают необходимый стаж: стаж есть, но еще пять лет ждешь. Если доживешь, тогда только получишь досрочную пенсию.

И это еще не все:

– Если учесть, что размер досрочной пенсии примерно на треть ниже средней страховой по России, то за пять лет безденежья педагог или медицинский работник теряет еще порядка 800 тысяч рублей. Таким образом, если каждый гражданин от повышения пенсионного возраста потерял несколько более миллиона, то педагог или медицинский работник потерял от полутора до 2-х миллионов рублей.

Депутат отметил, что решение о досрочных пенсиях для российской интеллигенции принималось в середине лихих 90-х, когда с деньгами в стране было очень скудно. Тогда педагоги и медики бесконечно благодарили парламент за досрочную пенсию, на которую им приходилось жить, когда не платили зарплату. А в эти годы с профицитными бюджетами и набитыми деньгами «подушками безопасности», у нашей интеллигенции отнимают досрочные пенсии, заодно причитая о кадровом кризисе в образовании и медицине.

Олег Николаевич снова сослался на конкретные показатели:

– По данным Росстата за 2019 г., работники образования (вдумайтесь!), занимают первое место среди профессиональных отрядов по доле тех, кто получал меньше прожиточного минимума.

Социальные исследования Академии труда, Федерации независимых профсоюзов России показали, что удовлетворены заработной платой лишь 3 процента врачей.

Всемирная организации здравоохранения утверждает, что продолжительность жизни медицинских работников на 15 лет ниже средней, всего – 54 года. В России смертность среди врачей до 50 лет на 32 процента выше, чем смертность среди пациентов. У медсестер, хирургических и операционных, смертность до 50 лет на 40 процентов выше, чем у пациентов. А вы, сторонники пенсионной реформы, хотите, чтобы они сверх выработанного стажа еще ждали пять лет получения досрочной пенсии?

Замечу, что закон о пенсионном возрасте для педагогов и медиков также демонстрирует классовый подход. В советский период интеллигенция не была лидером по оплате, но работать в образовании и в медицине было престижно. В настоящее время педагогов, медиков и работников культуры перестали называть интеллигенцией. Их унизительно именуют бюджетниками, вроде как нахлебниками.

Теория так называемых услуг из образования исключена частично, из медицины не исключена вовсе. Хотя на больших парламентских слушаниях 27 июня медики требовали, чтобы понятие «услуги» было изгнано из медицинского законодательства. Но их до сих пор не услышали в правительстве, которое дало отрицательное заключение на наш законопроект о восстановлении полноценного досрочного выхода на пенсию российской интеллигенции с получением пенсионных выплат без пятилетнего ожидания.

В заключении правительства, в частности, утверждается, что повышение пенсионного возраста в полном объеме закончится в 2028 году. Однако на самом деле, согласно приложению 6 действующего закона, это произойдет в 2023 году и только у женщин госслужащих – в 2026-м.

Не подставляйтесь, коллеги. Если в правительстве не хватает писателей заключений, то наймите хотя бы читателей, чтобы те проверяли, что там написано. А то несолидно получается.

Далее. Когда принимался законопроект о повышении пенсионного возраста, мы вносили многочисленные поправки в защиту права на досрочную пенсию педагогических и медицинских работников. Мне довелось тогда быть членом комиссии по этому самому законопроекту. Конечно, поправки были отклонены большинством Госдумы, но тогда рабочая группа по пенсионному возрасту обещала нам публично с трибуны к этому вопросу вернуться. Прошло 3,5 года, никто ни к чему не вернулся.

Мы понимаем, что люди с высокими доходами могут надеяться на то, что они смогут решить свои проблемы при кадровом дефиците за счет платного образования и платной медицины. Но, во-первых, неплохо бы подумать и о других, поскольку подавляющее большинство граждан России высоких доходов не имеет, с высокими доходами у нас не более 10 процентов. А, во-вторых, в связи с санкциями стоит подумать и о себе. Очень может случиться, что забугорные больницы и университеты для многих зажиточных россиян окажутся закрытыми. А в своей стране учить и лечить наших детей может оказаться некому.

Прошу поддержать этот законопроект. Ожидаемые расходы – порядка 42 миллиардов рублей. Законопроект предполагается вводить с нового финансового года.

Но предложение Смолина вызвало непримиримую критику депутатов от «ЕдРо», протокольных оппонентов фракции подавляющего большинства Светланы Бессараб, профсоюзной активистки из Кубани, и Елены Цунаевой, учителя истории из Волгограда. Они, как и вся их партия, в один голос заявили, что законопроект Смолина принимать категорически нельзя.

По мнению Бессараб, «предлагаемая отмена периода ожидания выплаты досрочной пенсии для педагогических и медицинских работников приведет к усилению дифференциации условий пенсионного обеспечения перечисленных выше категорий граждан». Маловразумительная тирада, скорее всего, пополнит набор мемов, которые Бессараб напроизносила уже столько, что ее отнесли к числу самых циничных чиновников, советовавших пенсионерам питаться макарошками за 3,5 тысячи рублей в месяц, а семьям с детьми не требовать помощь от государства, так как их никто не заставлял рожать. Недавно госпожа Бессараб, выступая в эфире телекомпании «Царьград», выдала очередной перл, сказав, что «в России нищих пенсионеров нет…». В ответных комментариях, было сказано, что «открытие» кубанской народной избранницы достойно первенства среди циничных высказываний российских чиновников».

Бессараб продолжает действовать и говорить в том же ключе. Она и Цунаева отвергали проект КПРФ-Смолина за то, что его реализация повлечет расходы из бюджета. И что поразительно, никто из единороссов не одернул беспардонных единопартиек напоминанием о том, что из кошелька каждого медика и врача было изъято по 2 млн рублей при проведении пенсионной реформы. Средства ушли в бюджет, а на что их использовали потом, – сие неведомо. Во всяком случае, бедность в стране не убавилась, и ВВП не подрос.

При голосовании за принятие в первом чтении законопроекта КПРФ-Смолина о восстановлении прав учителей и медработников на досрочную пенсию «за» высказалось 113 депутатов, практически единогласно фракции КПРФ, ЛДПР, «СправРоссия», «Новые люди». И только 324 единоросса отказались голосовать.

Они – против российской интеллигенции, против ее прав и достойного благосостояния.

Подготовила Галина ПЛАТОВА

Другие материалы номера