Других болезней нет?

Первые случаи заболевания на территории России были зафиксированы 31 января – один в Тюмени, один в Чите. Оба заболевших были гражданами Китая. Первыми официальными жертвами Ковид-19 на территории России считаются два пожилых пациента-москвича, скончавшихся 25 марта. Далее по всей территории России шло постепенное увеличение суточных заражений этой инфекцией, росло и число умерших. Однако в разных регионах статистика вела себя по-разному, и четкой корреляции между зараженными и умершими не прослеживалось.
На территории Краснодарского края на 16 августа число заразившихся – 9903, число умерших 143. Первое заражение – 12 марта. Факт носительства вируса подтвержден у одного жителя края. Первый летальный исход датирован 7 апреля – им оказался 45-летний житель нашего Лабинского района.
За день до смерти первого пациента Лабинская ЦРБ, согласно распоряжению краевого минздрава, превратилась в госпиталь. Главный врач района, давая пояснительное интервью местному телевидению, заявлял, что из-за перепрофилирования больницы никто из нуждающихся пациентов не останется без медицинской помощи. Она будет оказываться в полном объеме в соседних районных больницах. Напомню, что на тот момент на базе Лабинской ЦРБ были развернуты травматологический центр (здесь оказывалась помощь жителям трех районов) и первичное сосудистое отделение, где лечились в остром периоде пациенты с инфарктами и инсультами. 
А тут я сделаю краткое географическое отступление и приведу примерное расстояние между городом Лабинском и ближайшими районными больницами. Итак, ЦРБ Мостовского района – 35 км, ЦРБ Курганинского района – 31км, городская больница города Армавира – 60км, Успенская ЦРБ – 79км, Новокубанская ЦРБ – 75км. Это расстояние от больницы до больницы. А чтобы довезти экстренного больного из отдаленного малого населенного пункта, например, села Горного, только до самой Лабинской больницы требуется преодолеть еще 72 км! Простите за эту череду чисел, я позже поясню, зачем они нам нужны…
Вернемся к ситуации с коронавирусом. Уже 21 апреля на официальном сайте минздрава Краснодарского края появились краткие строки соболезнований в адрес родных врача-реаниматолога Лабинской ЦРБ. Юрию Валентиновичу Покопцеву было 54 года… А еще через 5 дней скончался и 52-летний врач-рентгенолог Алексей Николаевич Васильченко.  Они оказались в числе тех, кто первым стал оказывать помощь умершему 7 апреля пациенту. И кто знает, как бы могла сложиться их судьба, если бы госпиталь оказался не на словах, а на деле готовым принимать пациентов с «опасной вирусной инфекцией».  

В НАЧАЛЕ апреля президент Путин заявил о необходимости дополнительных выплат всем медицинским работникам, непосредственно оказывающих помощь больным с подтвержденным диагнозом коронавируса. Правительство РФ 29 апреля утвердило постановление о стимулирующих выплатах медицинским работникам, и спустило его на места, то есть, в адрес губернаторов. 15 мая президент напомнил о том, что деньги на дополнительные выплаты в регионы ушли. И тут началось…
Знаю, что акции протеста медицинских работников проходили во многих регионах, но пишу о том, что мне ближе. Уже 16 мая в интернете разлетелось видеообращение сотрудников скорой помощи города Армавира, на котором они хором скандируют в камеру: «Мы не получили обещанные выплаты: ни врачи, ни фельдшеры, ни медсестры, ни водители. Никто! Ни рубля, ни копейки!» В срочном порядке в «бунтующий» город была выслана инспекция во главе с замом губернатора Миньковой. А к вечеру уже стало известно имя основного «стрелочника» – им стал главный врач Сергей Смирнов. Я специально отслеживал дальнейший ход событий, и что удивительно: из уст первых лиц региона так толком и не прозвучало – были ли направлены деньги на эти выплаты в Армавирскую больницу, или их отправили туда задним числом, уже после увольнения Смирнова. 
Но лиха беда начало! Не прошло и недели как стали выступать медики в других больницах края. В том числе возмутили спокойствие и работники скорой помощи Лабинской ЦРБ. Моя жена, фельдшер скорой помощи, обронила такую фразу: «Мы бы так и так работали… Но раз президент пообещал – пусть платят!». Телеканал НТВ выпустил небольшой сюжет об этих событиях, а «Советская Россия» публиковала материал о фельдшере скорой помощи из Красноармейского района Оксане Вертий, на которую завели уголовное дело. При этом все – врачи, фельдшеры и водители даже толком не были на тот момент обеспечены защитными средствами! 
Выплаты начали потихоньку производиться, но отнюдь не в том размере. Чиновники дочитались до сокровенной фразы – «за фактически отработанное время». Что означало – перевез больного 29 числа месяца, значит за два дня работы и получишь. И тут опять свой голос подал президент – такому не бывать! Пришлось из постановления исключить эту фразу, и тогда все выплаты разделились на две категории – федеральные (за весь месяц) и региональные (за фактически отработанные часы). 
И здесь мы переходим к апогею. Позволю себе разбить дальнейшее повествование на три части. 
«Отношение пациентов к медицинским работникам». В этот момент мы вспоминаем, что «живем в самой лучшей стране, а все остальные страны нам завидуют!» На протяжении многих и многих лет наше здравоохранение планомерно уничтожалось, а медицинских работников (наряду с педагогами, кстати) превращали в поставщиков услуг. И сегодня, когда во всем мире проходят акции в поддержку врачей (типа «Скажи спасибо врачу»), и мы видим душещипательные ролики, где соседи аплодируют идущим на работу врачу или медсестре, а потом нам предлагают уже у нас, в России, присоединиться к этой акции, то выглядит это более чем нелепо. Напомню, что только за последний год совершались десятки нападений на персонал скорой помощи, оскорбления медицинских работников на рабочем месте… И это лишь вершина айсберга. Уважение к врачам и медсестрам практически утрачено. Отношение на уровне обслуги – это закономерность. Особенно сейчас, когда  в бригадах скорой помощи санитары отсутствуют как класс, а молоденькие девчушки-фельдшеры «обязаны» таскать носилки. И самый весомый аргумент здесь – «вы ДОЛЖНЫ это делать, по телику сказали, что вам такие бешеные деньги платят!» А для нищей краснодарской глубинки 30 тысяч – это действительно практически «бешеные» деньги.
«Отношение медицинских работников к другим медицинским работникам». На заре зарождения страховой медицины стали участковой службе выплачивать дополнительные выплаты. Изначально они громко именовались – «президентские». И это сразу же породило склоки внутри коллективов, потому что остальным сотрудникам, работающим порой отнюдь не меньше, эти выплаты были не положены. Схожая картина сейчас. Все понятно с работниками госпиталей: их работа – работа высокого риска, никем не оспаривается. Они получают дополнительные выплаты за поистине героический и напряженный труд. А в других ситуациях доходит до абсурда. Те же фельдшеры скорой помощи, вопреки всяким законам самосохранения, буквально дерутся за выезд к пациентам «подозрительным на ковид-19».
Другой пример. Дополнительные выплаты («губернаторские») положены сотрудникам поликлинической службы, оказывающим помощь лицам из групп риска, прежде всего температурящим больным. Но при этом персоналу круглосуточных стационаров участковых больниц, в которых проходят лечение пациенты с пневмониями (в том числе вирусными), но с отрицательными мазками на коронавирус, никаких выплат не положено. Удивительное рядом – где больше риск? Тем более были случаи с ложноотрицательными результатами мазков. 
«Отношение к пациентам с другими болезнями». Под другими болезнями здесь подразумеваются просто все остальные, помимо коронавируса. Я не зря вспоминал локальную географию. Вопреки обещаниям главного врача Лабинской ЦРБ, что другие пациенты не будут страдать, могу смело заявить – они страдают! Да еще как! Обычная стационарная помощь пациентам с хроническими заболеваниями практически сведена к нулю. Первоначально, когда ситуация с вирусом только развивалась, проблем с госпитализацией пациентов в соседние районы практически не было. До тех пор пока не стали закрываться на карантин целые отделения, а порой и больницы. И тогда начинались настоящие мытарства. И пациентов, и доставляющих их медицинских работников. Врачи приемных отделений вынуждены отказывать в приеме больных из нашего района. И их можно понять – своих-то пациентов меньше не стало, и при этом больше чем уверен, что и зарплата у них не прибавилась. А каково это, например, отвезти пациента сначала в Мостовскую ЦРБ, а после того, как там в госпитализации отказали, трястись в старых «газелях» в Успенскую больницу (см. выше расстояние)? То есть оказывается ли должным образом медицинская помощь пациентам с инфарктом или инсультом, или жертвам ДТП, где время имеет решающее значение? 
Сюда же можно отнести и резко снизившуюся возможность получить консультацию узкого специалиста в краевой больнице. В связи с карантином были строго ограничены передвижения между муниципалитетами. Общественный транспорт не ходил, на личный транспорт пропуска не всегда получали без боя. Да и для того, чтобы попасть на прием к врачу, был необходим отрицательный результат на коронавирус. Поначалу большой проблемы не было – поликлиника справлялась, мазки отправлялись на Армавир, результат приходил через 10 дней. В платной лаборатории анализ стоил 1300 рублей. Но затем началась вакханалия. Из-за большого количества мазков инфекционный кабинет перестал справляться – не хватало пробирок, создавались очереди. Тут же реагировали частные клиники – стоимость мазка выросла до 1900–2500! А если нужно кому-то сопровождать больного человека? Это только 5 тысяч отдать, чтобы на прием к врачу попасть! Бесплатная медицина, ау? И если честно, изначально не видел смысла в требовании иметь при себе мазок. В Краснодаре ежедневная сводка числа заболевших была намного выше, чем в районах. Приезжая в краевую больницу и имея на руках отрицательный мазок, пациент вынужден был стоять в многометровой очереди, где, естественно, и мысли не было о соблюдении «социальной» дистанции. Тогда что давал этот мазок? Чиновничья прихоть, и ничего больше…

И В ЗАКЛЮЧЕНИЕ я бы хотел высказать свою позицию по проблеме коронавируса как такового. Я не инфекционист, у меня не очень большой опыт работы (15 лет), у меня нет ученых степеней и почетных званий, но, изучая литературу, связанную с ковид-19, и прибегая к своим университетским знаниям, я совершенно согласен с профессорами, выступающими на страницах «Советской России» и говорящими о надуманности данной проблемы. Для примера, только за март (до объявления пандемии и введения неадекватного карантина) в Лабинской ЦРБ скончалось около 10 пациентов после осложнений, вызванных вирусом гриппа H1N1 (свиной грипп). Однако никаких истерик по этому поводу не закатывалось, карантины не вводились, больницы в госпитали не «перепрофилировались». Значит кому-то это выгодно? Уверен, что время покажет, кому именно…
P.S. В настоящий момент мною направлено обращение в прокуратуру Краснодарского края по факту отсутствия дополнительных выплат сотрудникам круглосуточных стационаров участковых больниц. Также на уровне депутатского корпуса районного Совета инициирован вопрос о ходатайстве в адрес губернатора Краснодарского края о награждении (посмертно) орденом Мужества врачей Лабинской ЦРБ – Покопцева Ю.В. и Васильченко А.Н.

И.С. ЮРКОВ
врач, депутат районного Совета
ст. Вознесенская
Краснодарский край