Не превращайте Иркутскую область в свалку токсичных отходов!




Он поддержал проведение выездного диалога по экологической безопасности на Байкальской природной территории (БПТ). И снова, как уже неоднократно указывал, Михаил Викторович говорил о двойных стандартах в экологических требованиях, которых почему-то стараются не замечать ни в Минприроде, ни отдельные законотворцы. Очевидно же, по мнению Щапова, что нужно ужесточать требования к владельцам и руководству крупных предприятий, находящихся в зоне атмосферного влияния БПТ.

Во время предвыборной гонки вспомнили про Усолье-Сибирское, Байкальск, где много лет страдает экология. Но не менее серьезные экологические проблемы, по словам М. Щапова, существуют и в других точках области. «Немалая их часть приходится на Байкальскую природную территорию – Иркутск, Ангарск, Шелехов, Свирск. Как поступало Министерство природных ресурсов РФ? В этих городах строгое ведомство много лет проводило, как казалось, тщательные экоэкспертизы даже таких безобидных объектов, как спортивные площадки, детсады и жилые дома. Объяснялось всё заботой об экологии Байкала. Но хранящиеся десятилетиями на этих же территориях накопленные отходы опасных химических предприятий, в том числе отходы обогащения урана, оставались незамеченными Минприродой. Можно ли столь избирательный подход к борьбе за чистоту окружающей среды назвать нормальной практикой? Экоэкспертизу проведут – и что дальше? Указанные города с многотысячным населением остаются в списке самых экологически неблагополучных в стране, что, впрочем, не вызывает реакции Минприроды», – подчеркнул М. Щапов. По его мнению, министерству давно надо было обратить самое пристальное внимание на токсичные отходы, как основные и очень опасные источники загрязнения, и работы по их ликвидации включить в федеральные проекты. А чтобы не было обмана, процесс должен быть максимально публичным, проводиться под контролем общественности. «Не должно быть тайн в вопросах, касающихся прав граждан на благоприятную окружающую среду и здоровье граждан», – указывает депутат и кандидат в губернаторы.

Складывающаяся практика «ликвидации» накопленного вреда, по мнению М. Щапова, свидетельствует о серьезных пробелах в законодательстве о банкротстве предприятий, когда невозможно напрямую привлечь кредиторов и конкурсных управляющих к решению экологических проблем производств, проходящих процедуру банкротства. Мы все видели, как было в случае с Байкальским целлюлозно-бумажным комбинатом (БЦБК). Аналогичное происходило при закрытии советского химического гиганта в Усолье-Сибирском, где на территории комбината, точнее двух обанкроченных предприятий, работавших до начала 2010-х годов, осталось более 200 тонн токсичных отходов, где конструкции, грунты и подземные воды заражены ртутью, ее там около 600 тонн, остаются также несколько скважин с опасными химикатами. Почему обогатившиеся «банкроты» уходят сухими из всех перипетий, оставляя после себя всё вокруг загаженным?

«Я не слышал, чтобы кто-то из руководителей и владельцев этих предприятий понес ответственность за брошенные отходы. Необходимо закрыть эти пробелы в правовом поле», – отмечал Щапов.

Он обратил внимание на споры вокруг Байкала и выступил категорически против перевода объекта всемирного природного наследия в федеральное подчинение. По словам Михаила Викторовича, «вся предыдущая практика охраны озера показала, что у Минприроды нет ни достаточного финансирования, чтобы решать проблемы Байкала, ни необходимых компетенций, ни реального представления о ситуации на местах. Если федеральная власть считает, что у нас на Байкале «бардак», пусть для начала разгребет свой бардак в правовой базе по охране озера, где нормы не только противоречат друг другу, но и выходят за рамки здравого смысла», – горячо и уверенно говорил Щапов.

Депутат и кандидат в руководители Приангарья продемонстрировал глубочайшие знания и понимание происходящего в регионе. Возражать ему не решился никто из участников совещания.

 

Репортаж депутатской пресс-службы

Другие материалы номера