Миграционный спрут под «крышей»

Погосян и махинации

Сажать чиновников и дельцов разного ранга стали чаще. Это факт. И все же нужного результата не достигнуто, корни зла не подрублены и прорастают вновь и вновь. Почему? В народе отвечают просто:

— Ворон ворону глаз не выклюет. 

Жизнь подтверждает это. «Вороны» выстроили прочные клановые вертикали и  горизонтали продвижения «своих людей» и кормления. Зачастую с привлечением влиятельных правоохранителей. Самоотверженностью отдельных честных оперов, следователей, прокуроров складывавшуюся годами, десятилетиями кланово-коррупционную систему сломать чрезвычайно сложно. Думаю, подтверждением тому и нижеследующая история. Недавно о ней рассказала тверская газета «Местное время» (Владимир Николаев. Кто крышует миграционную коррупцию? №11, 24 марта 2021 г.) 

Как пишет издание, в один из августовских дней 2016 года в кабинете тогдашнего ректора Тверской сельскохозяйственной академии Олега Рубеновича Балаяна появился респектабельно выглядящий господин, примерно пятидесяти лет от роду, недавно закончивший заочное обучение в этом вузе по специальности зоотехния. О чем конкретно говорили эти двое, неизвестно. Однако вскоре появился приказ ректора о принятии Гарри Арамовича Погосяна (так звали посетителя) на работу заведующим лабораторией сельхозакадемии. Добавим, с 1 сентября он стал еще и аспирантом (интересно, каким образом?).

Вскоре сотрудники вуза, по словам автора статьи, отметили: Гарри Арамович редко появлялся на рабочем месте, а вместо лабораторных опытов, чтения лекций предпочитает встречать поступающих в вуз иностранных граждан и сопровождать их на экзамены. Затем иностранцы, из которых, как выяснится позднее, лишь немногие понимали русский язык, зачислялись студентами в ТГСХА. Им беспрепятственно выдавались студенческие билеты, зачетные книжки, справки, подтверждающие учебу, и даже проставлялись зачеты и оценки за сдачу экзаменов, на которых они никогда не были. 

Утверждать, что руководство вуза, тот же О.Р. Балаян, об этом не знало, было бы смешно. Рейтинг академии вырос за счет дутой международной привлекательности. Но вместе с этим зрело и недовольство честных ученых происходящими в вузе процессами, явно наносящими ущерб его престижу. Оно, это недовольство, проявлялось еще раньше. Например, при проведении на базе сельхозакадемии семинара криптонистов, обсуждавших возможность открытия в одном из корпусов вуза центра криптоники (замораживания и хранения трупов людей и животных). Представляете, тысячи студентов учатся рядом с трупохранилищем. Вмешательство общественности и СМИ «зарубило» западную «инновацию», хотя кое-кто, возможно, уже подсчитывал многомиллионные барыши. Однако вернусь к делу Погосяна.

Как показала проверка, организованная сотрудниками УФСБ по Тверской области, не стали утруждать себя появлением в стенах вуза на установочные и промежуточные сессии, т.е. на сдачу экзаменов, около 50 иностранцев, зачисленных на заочную форму обучения. Было установлено: Погосян поспособствовал зачислению этих иностранцев в вуз и провел комплекс организационных мероприятий по легализации «гостей» на территории России. Они имели фиктивную регистрацию в деревнях Торжокского района, были трудоустроены в индивидуальное крестьянское хозяйство «Погосян», которое хозяйственную деятельность не вело, налоги в казну государства не платило. Фактически же все эти «студенты» находились в Москве, Санкт-Петербурге, Краснодаре и осуществляли там нелегальную трудовую деятельность. 

В связи с этим, как пишет «Местное время», «сотрудниками полиции Торжокского района в рамках своей компетенции были возбуждены уголовные дела и привлечены к уголовной ответственности около десяти собственников жилья. Многие из них пояснили, что доверились Погосяну, который убедил их, что действует в рамках закона, и за каждого иностранца заплатил по тысяче рублей». 

Полученные материалы послужили основанием для возбуждения уголовного дела уже на Погосяна как на организатора махинаций в сфере миграции. О том, что махинации эти приносят скромному заведующему лабораторией сельхозвуза немалый доход, косвенно свидетельствовал особняк Погосяна под Тверью. Оперативники были просто поражены его дорогим внутренним убранством. 

Новые обстоятельства

Вроде бы «дело Погосяна» благополучно двигалось к своему завершению. Однако оперативников подспудно одолевало предчувствие: тишина обманчива, должны как-то проявить себя покровители Гарри Абрамовича. «По словам оперативников, – продолжает «Местное время», – неожиданно активизировались сотрудники областной прокуратуры… Материалы дела неоднократно забирались ими на оценку. После их возвращения к следователю никаких конкретных рекомендаций от законников не поступало, а обвинение Погосяну так и оставалось несогласованным». 

Скорее всего, волокита продолжалась бы и дальше, если бы УФСБ Тверской области не направило коллегам в Тверское УМВД дополнительную информацию о том, что Погосян использовал для незаконной деятельности в сфере миграции законспирированный офис в Московском районе города Твери. Обыск выявил: в трех комнатах находилось множество папок, коробок, пакетов с миграционными документами на иностранцев. Оказалось, услугами Погосяна воспользовались сотни граждан Украины, Таджикистана, Узбекистана, Армении, Грузии, Киргизии. 

Среди изъятых документов – студенческие билеты, зачетные книжки, справки об обучении и на фиктивных студентов ТГСХА. Стало известно: все они при посредничестве Погосяна вступили в Программу переселения соотечественников в Российскую Федерацию из-за рубежа, реализуемую правительством РФ, и по упрощенной процедуре получили российское гражданство. Это наводило на мысль, что за Погосяном стоят, как теперь принято говорить, «крупные игроки». Ведь из сообщений СМИ известно: многие тысячи наших соотечественников, русских, не могут попасть в эту программу годами, испытывая из-за чиновничьей бюрократии неимоверные трудности с получением гражданства.

В ходе оперативно-розыскных мероприятий новоиспеченные граждане РФ из числа мигрантов были обнаружены в Москве и в ряде других российских городов. В своих показаниях они пояснили, что поступали в ТГСХА исключительно в целях получения российского гражданства. По адресам регистрации не проживали, в крестьянском хозяйстве «Погосян» никогда не работали. Также оперативникам удалось установить, что за оформление гражданства РФ отдельные иностранцы платили Погосяну до семи тысяч долларов США. Кроме этого, как отмечает газета, в ходе допросов были установлены граждане Узбекистана М. Зардаков и З. Курбанов, занимавшиеся схожей незаконной деятельностью. Совместно с Погосяном, помимо фиктивной регистрации и постановки на миграционный учет, они организовали еще более полный спектр услуг мигрантам: прохождение медицинских комиссий, сдачу экзамена по русскому языку, оформление патентов на работу и много других действий по легализации иностранцев на территории РФ».

Результаты работы оперативников дали убедительный повод следователям возбудить дело в отношении Погосяна и его связей по более тяжкой статье – «Осуществление организации незаконного пребывания иностранных граждан в составе ОПГ». Да, именно организации незаконного пребывания, чем, собственно, и занимался Погосян, осуществляя целый комплекс незаконных мероприятий. 

Апробированный прием

В конце 2020 года Погосяну и двум его подельникам, гражданам Узбекистана, было предъявлено официальное обвинение по тяжкому составу преступления, предусмотренному п. «а» ч. 2 ст. 332.1. УК РФ. В феврале 2021 года материалы были подготовлены для направления в суд. Казалось, огромная работа оперативников и следователей принесет, наконец, логический результат. 

Но не тут-то было! «Местное время» подчеркивает, что накануне отправки материалов, «как поведал компетентный источник со ссылкой на слова следователя, первому заместителю областного прокурора Е.А. Денисову якобы поступил звонок из Москвы. Содержание просьбы (или требования?) касалось прекращения уголовного преследования Погосяна… По словам того же компетентного источника, сославшегося на слова следователя, именно такое указание дал следователю руководитель тверского СУ МВД полковник А.Н. Пушкарев. В течение несколько дней уголовное дело было переквалифицировано с п. «а» ч. 2 ст. 322.1 на ст. 322.3 УК РФ, предусматривающую ответственность лишь за фиктивную регистрацию иностранного гражданина, и прекращено за истечением сроков давности события». 

При знакомстве с публикацией о «деле Погосяна» мне поневоле вспомнились некоторые другие благополучно заволокиченные тверские коррупционные дела. В частности, нашумевшее в свое время и уже подзабывшееся «компьютерное дело». Так вот, тогда на пути объективного расследования коррупции, нанесшей ущерб государству в десятки миллионов рублей, также встала криминально-клановая солидарность. «С огнем играют ребята, это им аукнется», – сказал мне, имея в виду оперативников, редактор одной из областных газет. 

Все же принципиальные офицеры, несмотря на препоны, довели дело «сакральщика» до суда. И что? Накануне суда высокопоставленные «кроты» слили информацию, и главный фигурант уголовного дела был тайно вывезен из России. Объявленный в международный розыск, он из-за «бугра» дал интервью одной тверской частной газетке, бравирующей своими дружескими связями с влиятельным депутатом Госдумы от «Единой России». В нем призвал руководство УФСБ (фактически дал ему установку) «принять меры» в отношении ведшего расследование офицера ФСБ, назвав его фамилию и звание. И, надо думать, не очень сладко пришлось тому оперативнику, выступившему практически против сплоченного тверского клана. 

К слову, сам главный фигурант «компьютерного дела» (в его материалах присутствовали и два значимых чиновника областной администрации, а тверским губернатором в ту пору был Д. Зеленин), дождавшись закрытия дела по истечении 10-летнего срока давности (апробированный прием), теперь спокойно расхаживает по Твери… А кто восполнит ущерб, нанесенный им государству, при содействии чиновников обладминистрации? Об этом речи нет. И вообще, о какой борьбе с коррупцией тут можно говорить? Клановая сплотка, с одной стороны, сводит на нет усилия честных сотрудников правоохранительных органов, а с другой – подрывает авторитет правоохранительной системы. И не только областной. В этом смысле «дело Погосяна», думается, тоже весьма показательно. К тому же проблема здесь не просто в организации миграционной коррупции, но и в дискредитации такими, как Погосян, всех мигрантов, хотя среди них множество порядочных, честных людей, приносящих пользу России, работающих в соответствии с российскими законами.

Возможно, руководство Генпрокуратуры обратит внимание на возникшие вокруг «дела Погосяна» сложности и в целом на тверские кланы, давно наводящие смуту в регионе (при новом губернаторе И.М. Рудене удалось в какой-то степени ослабить клановое влияние, но этого явно недостаточно). Небезынтересно, что в народной молве и в чиновничьей среде названия кланов увязываются с фамилиями бывших и действующих крупных чиновников и силовиков, в том числе – федерального уровня, имеющих серьезное влияние на кадровую политику в органах правосудия.

Судя по всему, не без совета кого-то из них бывший ректор сельхозакадемии О.Р. Балаян, спешно распродав свою немалую недвижимость, убыл из Твери в Ставрополь. По этому поводу «Местное время» пишет: «Даже невозможно перечислить все его титулы и награды. Он и генерал-лейтенант, и доктор наук, и профессор. Бывший начальник Военной академии ВКО… Но была у генерала Балаяна еще одна, наверное, самая важная должность: он был секретарем регионального отделения партии «Единая Россия», фактически находился у руля этой организации в течение ряда лет. Может быть, поэтому, во избежание скандала, Балаяну очень вовремя позволили исчезнуть из пределов Тверской области?» 

Полагаю, тверские следователи могли бы вернуться к более детальному рассмотрению деятельности Балаяна в должности ректора сельхозакадемии. Основания для этого, по словам оперативников, имеются. Кстати, уже само назначение на эту должность бывшего начальника Тверской военной академии Балаяна было воспринято тверской общественностью, прежде всего аграриями, как сугубо клановое. Согласитесь, слишком уж далеки друг от друга эти сферы – противовоздушная оборона и агрономия с зоотехнией. 

Восторжествует ли справедливость? 

Между тем, как отмечает «Местное время», ситуация в Тверской сельхозакадемии, благодаря оперативникам, расчистившим «авгиевы конюшни», и приходу при губернаторе И.М. Рудене нового ректора, специалиста в аграрной отрасли П.И. Мигулева, заметно оздоровилась. Да оздоровилась. И это неудивительно. Я давно знаю этого толкового руководителя, с тех пор, как он еще работал в обкоме КПСС. Сейчас вуз под его началом успешно повышает свой рейтинг уже другими, законными методами, нежели те, что использовал Погосян при ректоре О.Р. Балаяне. Восстановлены и пущены в обработку земли вуза (около 1500 гектаров), сельскохозяйственные земли вуза. Приобретены зерновой комбайн, льняная техника. Готовятся семена для посевной этого года. Налажена работа сушильно-сортировального пункта. Отремонтированы учебные корпуса, общежития, учебный автопарк. Организовано сотрудничество с лучшими сельхозпредприятиями.

Что же касается «дела Погосяна», то «Местное время» пишет: «Будем наблюдать за дальнейшим развитием событий». Надо заметить, внимательно следит за его развитием и тверская общественность. Удастся ли покровителям Погосяна взять верх и окончательно закрыть дело? «Опасение на этот счет присутствует», – говорят оперативники, предполагая, что покровители Гарри Арамовича имеют влиятельное положение. Видимо, такое, что тверские правоохранители вынуждены с ними считаться. Кто уводит от ответственности О.Р. Балаяна? Кто, в конце концов, стоит за Г.А. Погосяном? Он же, сдается, отнюдь не главная фигура в организации миграционной коррупции. А где логово миграционного спрута, где его потаенная «Кащеева игла»? Кто «основной крышеватель» миграционной коррупции? Уверен, при желании руководства соответствующим службам не составит труда это выяснить. Но будет ли проявлено такое желание? 

Фактически публикация в «Местном времени» поставила руководителей тверских правоохранительных структур в весьма щекотливое положение. Либо они окажутся на стороне честных оперов и следователей, отстаивающих интересы государства, либо, поддавшись давлению извне, если он было (а я думаю, что было), спустят дело на тормозах, оказавшись на стороне коррупционеров, и тем самым выступят против государственных интересов. Думается, последнее явится также фактом дискредитации российской правоохранительной системы и усилий президента России В.В. Путина по искоренению коррупции, что нанесет ущерб его имиджу в глазах народа. Искренне надеюсь, что руководители изберут государственный подход.

Есть и другие вопросы отнюдь не местного значения. К примеру, заглазно идут разговоры о «продаже уголовных дел», о «покупке» депутатских мандатов, должностей в органах исполнительной власти, называются расценки в «баксах» (еще какие!), но не приходится слышать, чтобы по этому поводу было возбуждено хотя бы одно уголовное дело. Кстати, «дело Погосяна» – не единственное по части миграционной коррупции на тверской земле. По словам оперативников, их, этих дел, накопилось около десятка, однако ни одно из них до настоящего времени не реализовано в суде. Почему они не продвигаются? Кто и что мешает? 

 Много накопилось этих «почему», отсутствие ответов на которые и вынуждает народ зачастую воспринимать представителей власти и правоохранительных структур не как поборников и хранителей Закона и нравственной чистоты, а как людей, выступающих в поддержку криминальных групп, действующих порою с ними заодно. Сами они, эти представители, и вынуждают. Но в происходящем виновата не только власть. Думаю, виноваты и мы, рядовые граждане. Ибо проявляем равнодушие, скептицизм, терпим коррупционную клановость, трусливо приспосабливаемся к ней, не помогая здоровой части общества бороться с нею. И, как результат, пожинаем посеянное. 

«Эх, опять ты взялся за старое, – сочувственно улыбаясь, сказал мне ветеран правоохранительной системы, с которым мы знакомы много лет. – Бесполезные траты времени. Там же, в этой незаконной организованной миграции, такие деньги крутятся и такие дельцы задействованы, что только себе лишние опасности создашь. Мало ты настрадался от коррупционной сволочи…» Неужели действительно «бесполезные»?