Люберецкие дети войны




Это и партизанка З. Космодемьянская, и рядовой А. Матросов, и сталинградец Я. Павлов, летчик Н. Гастелло и многие другие. При этом особое почтение проявляется к боевым подвигам самых юных защитников – детей. Это они в условиях оккупации, издевательств, голода, холода, не щадя своей жизни помогали партизанам и воинам в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. Среди них немало известных имен – Леня Голиков, Зина Портнова, Валя Котик, Марат Казей, удостоенные звания Героев Советского Союза.

О некоторых юных люберчанах мне хотелось бы рассказать читателям газеты.

…Серафим Иванович Троицкий был известен на Заводе имени Ухтомского не только как высококвалифицированный рабочий, но и как самый юный участник Отечественной войны. Ему не было еще и десяти лет, когда началась война. Сирота, он воспитывался в детском доме. При эвакуации на одной из станций отстал от эшелона. После долгих мытарств упросил танкистов, ехавших на фронт, взять его с собой. Пожалели мальчишку, взяли. И стал он, 10-летний мальчик, посыльным при штабе 175-го полка 25-го танкового корпуса – «сыном полка». Адъютантская служба его не устраивала, хотелось в бой. Но его не пускали, оберегали. И только на Курской дуге исполнилась его мечта: он занял место тяжело раненного в бою стрелка-радиста, испытав при этом в полной мере нагрузку взрослого.

Во многих боях и сражениях пришлось ему участвовать, освобождать Орел, Киев, Винницу, Ровно, Львов, форсировать Днепр. А затем в составе танкового корпуса юный стрелок-радист освобождал от немцев Чехословакию, Венгрию, Австрию. При штурме Берлина был тяжело контужен.

За проявленную отвагу и мужество Серафим Иванович награжден орденом Отечественной войны, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За Победу над Германией» и другими.

Тернистый путь прошел и другой ветеран завода – А.Р. Лобанов. Начало войны встретил 14-летним подростком в родном селе и сразу же в составе молодежных бригад участвовал в сооружении заградительных рвов под Смоленском. А во время оккупации вместе с другими подростками помогал партизанским группам – носил в лес продукты, сообщал о людях, которые работали в полиции, выполнял другие поручения партизан.

А затем, через год, его вместе с группой ребят и девчат эшелоном направили на принудительные работы в Германию. Трудились до изнеможения, не менее 12 часов в сутки, жили в конюшне по 5–6 человек в отсеке, спали на соломе, и так более двух лет. С января 1945 года – в Красной Армии, принимал участие в боях, получил тяжелое ранение. Награжден орденом Отечественной войны и многими медалями.

Вызывает глубокое уважение боевой путь и еще одного юного люберчанина. Через десять дней после начала войны на запад на строительство оборонительных сооружений отправился сводный отряд люберецких школьников. Среди них был и подросток И. Застёжко. Нелегкая выпала ему судьба, как и многим другим его сверстникам. О своих мытарствах он рассказал в газете «Ухтомский рабочий» 15 ноября 1941 года.

«В начале октября мы оказались в окружении в селе Игрицком. Немцы неожиданно ворвались в деревню и стали из пулемета простреливать всю улицу. Мы лежали в канаве. Слышим – кричат женщины. Это немецкие офицеры ворвались в госпиталь, где находились раненые и медсестры. На наших глазах фашисты застрелили двух раненых красноармейцев. Одного нашего лейтенанта они раздели догола и привязали к дереву на мученическую смерть. Вскоре наши части пошли в атаку и отбили у немцев госпиталь. В атаке участвовали танки и истребители, немцы испугались и попрятались кто куда, и нам удалось по канаве через поле уйти к своим».

Затем И. Застёжко попал в действующую армию, участвовал в боях и пал смертью храбрых.

А другие юные люберчане совершали свои подвиги в прифронтовом тылу. М.И. Бодровой не было еще и 12 лет, когда она стала работать медсестрой в госпитале №4864, расположившемся в здании школы, где она училась, в городе Электросталь. Непосильная ноша легла на ее детские плечи. День и ночь принимала она раненых бойцов, оказывала им первую медицинскую помощь, стирала постельное и солдатское белье, ухаживала за тяжелоранеными. Больно было ей смотреть на умирающих от ран молодых солдат. Но она старалась смягчить их мучения, оказывала моральную поддержку и помощь. Сутками не выходила из госпиталя, было не до отдыха и учебы.

Но приезд в госпиталь маршала И.С. Конева изменил ее судьбу. «А что у вас делает этот ребенок, – обратился он к главврачу, глядя на маленькую, щупленькую девочку, – немедленно отправьте ее в школу учиться». Так она стала снова школьницей, но связи с госпиталем не теряла, в меру своих сил и возможностей старалась оказать помощь. И так на протяжении всей войны.

За свой нелегкий труд Мария Ивановна удостоена многих государственных наград. Но наиболее почетными считает она медаль «За Победу над Германией» и орден Жукова.

О сопротивлении фашистам жителей оккупированного села и чудовищных условиях нахождения в концлагере довелось мне слышать от своего коллеги В.В. Нечаева. Его и его сверстников, не достигших еще 10-летнего возраста, заставляли выполнять непосильную работу, морили голодом, а на руках выжигали номерные знаки узников. И так более двух лет. Они были освобождены советскими войсками. Он, оставшийся круглым сиротой, был отправлен к родственникам в Подмосковье, определен в Малаховский детдом, а затем в Люберецкое ремесленное училище, где учился вместе с Ю.А. Гагариным.

Немало невзгод и лишений пришлось пережить в оккупации и воспитаннику училища, первому космонавту мира. Их семья вынуждена была жить в выкопанной во дворе землянке, так как в их доме расположились немцы. Переносили голод, холод, издевательства. Юрий Алексеевич рассказывал, как один немецкий солдат, живший в их доме, ради забавы пытался удушить младшего брата, и только прибежавшая на его крик мать вырвала пятилетнего ребенка из рук фашиста и спасла его от расправы и смерти.

С неимоверными трудностями и мужеством защищали Родину дети войны и в тылу, на трудовом фронте. Ибо тыл и фронт были едины. «Тыл не менее значим, чем фронт, – утверждал маршал Г.К. Жуков, – даже больше».

О напряженнейшей работе в тылу в годы войны нередко вспоминал ветеран завода, известный в районе общественник В.И. Тюленев, встретивший начало войны 14-летним подростком. Трудился, как и другие подростки, на колхозном поле, выполняя нередко непосильную работу. А затем был направлен на оборонный завод в Подольск, где работал токарем на операционных станках по изготовлению гильз патронов к автоматам ППШ (пистолет-пулемет Шпагина). Рабочая смена длилась 12 часов, практически без перерывов и выходных. Все понимали, что на фронте еще труднее.

В самом начале войны, перевыполняя нормы, 14-летним подростком пришла на завод А.И. Макарцева – на машиносчетную станцию. Но недолго находилась она в конторе, вскоре перешла на работу на производственный участок многостаночницей, обрабатывала детали для боеприпасов на токарных станках, перевыполняя нормы в полтора-два раза. Свой плодотворный труд продолжила и после войны, удостоена звания Героя Соцтруда и многочисленных государственных наград.

О работе на заводе в годы войны мне рассказывал токарь В.Ф. Кирясов, ставший за станок 12-летним подростком, а также его одногодок – электрик С.К. Витухин. Напряженно трудились в условиях голода, холода, истощения, воздушных тревог.

Немало было совершено боевых и трудовых подвигов и другими юными люберчанами. И не только, но и подростками всей страны. Свыше 300 тысяч детей и подростков воевали на фронтах, в партизанских отрядах и подполье. И почти в десять раз больше – на трудовом фронте.

Все это свидетельствует о непосредственном участии и неоценимом вкладе детей войны в общую Победу и послевоенное восстановление народного хозяйства.

Сегодня находятся «демократы» из единороссов, которые стремятся принизить значение боевых и трудовых подвигов детей войны. Разве не об этом свидетельствует тот факт, что Госдума голосами депутатов из партии власти более пяти раз отклоняла принятие законопроекта «О детях войны», предусматривающего предоставление им некоторых льгот на общую сумму порядка 140 млрд рублей ежегодно, при этом добавка составила бы одну тысячу рублей в месяц. Мотивировка – «нет денег». А на выплату только дивидендов акционерам Газпрома на такую же сумму деньги есть. И на выплату дивидендов акционерам Роснефти, Сбербанка и чиновникам на материальную мотивацию в размерах, превышающих сумму для детей войны в два-три раза, деньги имеются. Находятся деньги (четыре трлн рублей ежегодно) и на инвестирование экономики США…

А примут ли закон «О детях войны»? Думаю, что да. Но только тогда, когда их численность уменьшится в разы. Впрочем, время покажет.

 

Другие материалы номера