Реформация и новые реформаторы




Среди предполагаемых тем стоит выделить строительство атомной электростанции в Пакше (в соседней Австрии почти в два раза поднялась цена на электричество), долгосрочный газовый контракт и производство российской вакцины от коронавируса «Спутник V» на территории Венгрии. Российский лидер Владимир Путин намерен обсудить с Виктором Орбаном также и международные дела, в том числе «наиболее остро стоящие на повестке дня». Настал переломный момент в развитии Европы, в геополитическом раскладе и распределении зон влияния в перспективе существования ЕС, куда безнадежно рвется Украина.

Венгерские аналитики Миклош Кевехази из города Эстергома – центра католичества – и Ласло Богар из Мишкольца, который является важным центром протестантской религии в Венгрии, рассказали «ПолитРоссии» о том, чего ожидать от года Тигра по китайскому календарю, и о том, какие перемены и потрясения могут произойти в Европе и в мире. Наступивший год ознаменует закат американской империи и усугубит упадок Европейского союза, однако откроет новые возможности для других игроков на международной арене, в том числе для Москвы. По мнению венгерских аналитиков, современная война, которая ведется сразу в нескольких измерениях, не только продолжится, но и станет еще более жестокой. Глобалисты пытаются «нагнетать духовный хаос», манипулируя болезненными для человечества проблемами, связанными с миграцией, климатом и пандемией. Цель этих действий одна – обеспечить полный контроль и повиновение. Европа стала одним из самых ожесточенных театров «боевых действий» против культурной и национальной идентичности, полагают эксперты.

 

***

Прошло пять лет, как я был в последний раз в Дебрецене – втором после столицы городе и первом – как столице протестантизма. Той памятной осенью на всех протестантских церквях висели огромные транспаранты: «Реформация – 500». Так что в этом году – 505 лет европейскому расколу. Он зрел долго, власть католического Рима казалась могучей. Но 31 октября 1517 года молодой немецкий профессор теологии Мартин Лютер (1483–1546) вывесил свои 95 тезисов на дверях Замковой церкви в Виттенберге, критикуя практику индульгенций и вообще католическую церковь. Именно с этого дня принято отсчитывать начало того процесса, который вспыхнул, стал разгораться и получил название Реформации. Так было положено начало возникновению нового идеологического течения – протестантизма. Он из церковного протеста стал идеологией и задал вектор развития Европы на столетия вперед. Протестантизм наиболее полно выразил дух освобождения от феодализма, а протестантская этика – дух рынка. Протестантизм решительно отринул подчиненность объединяющему началу – от папы до коллективной ответственности, поставив индивидуальный интерес превыше всего и отвергнув вообще всякую традицию. В ХХ веке порожденный этим прагматическим и хватким началом развитой капитализм обнаружил преимущество по части разворотливости и живучести перед социалистическим проектом: человек эгоистичен по своей природе, а протестантизм как раз и отвергает многие христианские заветы (любовь к ближнему, например, или аскезу самоограничения) и общий социальный проект, то есть благо и справедливость для всех. Он стал проектом для наиболее успешных, успевших урвать, – для избранных, чья «богоизбранность» подтверждалась лишь видимым материальным положением, для которых и не нужны «посредники» в делах с Богом. Преуспел – значит, ты лучше тех, кто беднее.

Но дальше Мартина Лютера с его более мягким лютеранством пошел другой идеолог Реформации – Жан Кальвин (1509–1564) – французский теолог, философ и пастор. Немецкий богослов Лютер стремился опираться на национальные чувства и пристрастия соотечественников, призывая освободиться от «дьявольской» власти римлян. Он считал, что церковь должна только утверждать равенство людей перед Всевышним. А вот учения Кальвина не были связаны ни с какими национальными позициями. Женевский реформатор подразделял всех людей на избранных и тех, кто не достоин спасения. В его движении не было места состраданию и милосердию, а ко всем неудачникам принято было относиться бесстрастно. Если у человека были какие-либо беды и проблемы, это означало, что Бог не благоволит ему. Сродни нынешней фразе: «Это ваши проблемы!» Кальвин утверждал, что посмертная судьба человека предопределена Богом, а кого в частности Бог предопределил ко спасению, можно установить уже при жизни на основании материального благополучия, которое стало критерием праведности. Богатый и успешный – молодец, окружающие наглядно убеждаются, что он уже при жизни достиг успеха, а значит, Бог ему благоволит. Перекликается с уголовным: «Бог – не фраер: всё видит». Здесь еще присутствует дежурная ссылка на Бога, но жажда наживы постепенно стала самодостаточной ценностью, без всякой связи с посмертной судьбой души. Кальвинизм стал матрицей буржуазного либерализма, который воспринимал католическую церковь как препятствие для общества преуспевающих граждан и превознес индивидуальное начало. Кальвинизм, понятно, распространен в англосаксонском мире, Голландии, Швейцарии, меньше – в других странах Европы. Но Венгрия, особенно Восточная, восприняла кальвинизм.

 

***

Наступивший год обещает стать решающим и для Венгрии, подчеркивают упомянутые венгерские аналитики: «Речь идет не только о судьбоносных парламентских выборах. Символично, что новому (условно говоря, чисто кальвинистскому) режиму исполнится 33 года (1989–2022), то есть он просуществовал ровно столько, сколько социалистический режим Яноша Кадара (1956–1989), где была государственная забота о человеке, о здравоохранении, образовании, социальном минимуме жизни. Да, было меньше шикарных банков, особняков на Балатоне (кстати, многие виллы сдаются, висят баннеры Kiado), но когда я приехал впервые в Венгрию летом 1988 года – к обучающемуся в Будапеште по обмену сыну-студенту, красивая страна показалась мне островом благополучия и развитого социализма. У нас уже шла вовсю перестройка, с трепотней Горбачева и первыми трудностями, а здесь строились микрорайоны, где давали квартиры семьям с двумя-тремя детьми сразу, были переполнены рестораны и погребки, шумели курорты, куда профсоюзы давали путевки за копейки в лучшие отели. Венгрия – это ж была витрина социализма, она и при капитализме-кальвинизме донашивает многие социалистические обновки – вот какой запас прочности был создан!

Что хочу добавить про сегодняшний день? Я был в соседнем Хайдусобсло в январе 2020 года, накануне пандемии и закрытия границ. С тех пор цены взлетели в полтора-два раза. «У нас тоже!» – подхватят реалистически мыслящие читатели. Соглашусь, но добавлю: все-таки когда помидоры и перец в южной стране стоят около 300 рублей, а виноград – аж 500 – малость не по себе. Хотя я знаю, что пенсии, например, в Венгрии заметно выше. При этом надо еще помнить, что стране удалось избежать энергетического кризиса с помощью России, стабильной цены на газ. Наверное, премьер Орбан будет вслед за другими визитерами вести переговоры прежде всего в этом направлении. Да, за дружбу приходится не только пить, но и платить. Кстати, меньше всего подорожало ординарное вино и пиво. Пьянствовать, особенно без закуски, – самое дешевое занятие. Как и России, впрочем.

В Дебрецене к 600-летию Реформации установили памятник со строчками на красноватом мраморе классика венгерской поэзии Эндрю Ади. В моем переводе это звучит так:

 

Не надо чашу пить до дна
Святого терпкого вина –
Довольно одного глотка.
Пока…

 

Посмотрим, как оно дальше сложится и куда заведет торжество кальвинизма.

 

Другие материалы номера