Жестокие вассалы Гитлера




Это сражение, в котором активно участвовали союзники Гитлера – венгры, итальянцы, румыны, хорваты и другие, – шло не только в Сталинграде. На стороне фашистской Германии практически воевала вся Западная Европа, хотя официальными ее союзниками были Венгрия, Финляндия, Словакия, Румыния, Италия, Болгария и другие.

Встречаясь с молодежью, убеждаешься в том, что подавляющее большинство молодых людей, даже студентов, не могут назвать страны, воевавшие на стороне Гитлера. На наш взгляд, это большое упущение нынешней образовательной политики режима, ибо история – одна из важнейших дисциплин, особенно в сегодняшнем неспокойном мире, где многое вроде бы доступно, а на самом деле под семью замками, людям круглосуточно говорят одно, а в жизни диаметрально противоположное.

Среди государств, напавших на нашу страну, была фашистская Венгрия, на Западе многие ее называли Угорщина, или Мадьярщина. Венгрия – относительно небольшая по территории и населению страна, осколок, ранее входившая в состав Австро-Венгерской империи, исчезнувшей после Первой мировой войны. На 30 июня 1941 года от общей численности населения Венгрии (16 млн 808 тыс. 837 чел.) составляли: венгры (мадьяры) – 82%, немцы – 6,2%, украинцы – 4,6%, словены – 3,9%, евреи – около 3%, румыны и другие национальности – 2,3%. С 1920 по 1944 год страной правил вице-адмирал М. Хорти – жестокий диктатор, запретивший не только Коммунистическую но и другие партии. В апреле 1941 года, когда гитлеровские войска прошли через Венгрию и напали на Югославию, венгерская 3-я армия двинулась вместе с немцами, захватив более 20 тысячи кв. км югославской территории. 22 июня 1941 года, А. Гитлер напал на Советский Союз, он ожидал, что М. Хорти объявит войну СССР, но Хорти сначала колебался. Однако 26 июня авианалет обрушился на венгерский город Кашша (ныне это Кошице в Словакии). Немцы представили Хорти «доказательства» вины Москвы, и Венгрия присоединилась к операции «Барбаросса» (позже оказалось, что налет на Кашшу инсценирован немцами). Вступив в войну с Советским Союзом, руководство Венгрии послало на фронт вначале немногочисленные, но отборные войска. Число венгерских солдат и офицеров, воевавших против СССР в период с 27 июня 1941 года по 1943 год, было: лето 1941 года – около 40 тыс. солдат и офицеров; осень 1941 года – до 90 тыс.; в 1942 году – 160 тыс., в 1943 году – до 200 тыс. военнослужащих.

Венгерский диктатор Миклош Хорти и румынский диктатор Антонеску включили свои войска в состав немецкой группы армий «Юг». Венгерские силы: 40 тысяч бойцов, две условно механизированные бригады, также бригада пограничной охраны, конно-кавалерийская бригада и небольшие воздушные силы, а Румыния отправила на Восточный фронт 13 дивизий. Венгры участвовали в боях за Киев, где понесли большие потери – до 30% личного состава. Хорти быстро начал сомневаться в успехе стран Оси, но отступать было некуда. Немцы пугали его перспективами прихода коммунистов в Венгрию, а он хорошо помнил гражданскую войну и революцию в Венгрии в 1919 году. В конечном итоге Миклош Хорти довел численность венгерских войск на Восточном фронте до 200 тысяч (2-я общевойсковая армия и единственная танковая дивизия). В 1943 году численность венгерских войск стала в четыре раза больше, чем летом 1941 года. Немецкий историк К. Типпельскирх, говоря об отношении Гитлера к Венгрии, пишет: «Гитлер питал мало симпатии к маленькому придунайскому государству. Политические претензии Венгрии казались ему преувеличенными, социальную структуру этой страны он считал устаревшей. С другой стороны, он не хотел отказываться от военной помощи Венгрии. Не посвящая ее в свои политические планы, он настаивал на расширении и моторизации венгерской армии, которая освобождалась от оков Трианона гораздо медленнее, чем германские вооруженные силы от оков Версальского договора. Лишь в апреле Гитлер сообщил Венгрии о своих политических замыслах. Она согласилась выделить 15 дивизий, из которых, однако, лишь незначительная часть была боеспособной».

 

[img=-20336]

 

Немецкое командование решило использовать венгерскую армию в составе своей группы армий «Юг». Венгерское соединение называлось «Карпатская группа», ядром его был мобильный корпус, включавший в себя 1-ю и 2-ю кавалерийские, а также 1-ю и 2-ю моторизованные бригады. Еще в «Карпатскую группу» входил 8-й армейский корпус, объединявший 1-ю горную и 8-ю пограничную бригады. Общая численность наземных войск группы равнялась 44 400 человек. С воздуха венгерские соединения должна была прикрывать 1-я авиационная полевая бригада. Согласно воспоминаниям капитана генштаба Э. Шимонфи-Тота, перед началом военных действий у карпатского перевала Татар начальник генштаба генерал-лейтенант Сомбатхейи «оглядел нас и с печалью на лице произнес: «Что же из этого будет, Господи, что же из этого будет? И надо было нам в эту глупость впутываться? Это катастрофа, мы несемся к своей гибели». После первых же боев против советских войск части 8-го армейского корпуса «Карпатской группы» понесли большие потери и были оставлены в Галиции в качестве оккупационных войск. 9 июля «Карпатская группа» была расформирована, а ее мобильный корпус был переподчинен немецкой 17-й армии. Он использовался немецким командованиям для преследования отступающих советских войск, а также в Уманской операции. К осени 1941 года мобильный корпус потерял почти всю бронетехнику и значительную часть личного состава, был отозван в Венгрию и расформирован. Из венгерских частей на территории СССР к началу 1942 года оставалось шесть охранных пехотных дивизий, развернутых в тылу группы армий «Юг» и выполнявших оккупационные функции.

 

***

Большие надежды венгерское руководство возлагало на вторую армию под командованием генерал-полковника Густава Яни. В июне 2-я венгерская армия была придана 4-й немецкой танковой армии. Рядом в боевых порядках были итальянцы и румыны. Вся эта армада шла к Сталинграду. Они даже не предполагали, что разгром их будет катастрофическим. 2-я венгерская армия в январе 1942 года была фактически уничтожена советскими войсками под Воронежем. Хотя руководство хортистской Венгрии, направляя своих гонверов на восток, надеялось на другой исход. Так, премьер-министр Венгрии М. Каллаи, провожая на фронт одну из частей 2-й армии, в своем выступлении сказал: «Наша земля должна быть защищена там, где лучше всего победить врага. Преследуя его, вы обезопасите жизни ваших родителей, ваших детей и обеспечите будущее ваших собратьев».

По информации начальника Политуправления Воронежского фронта генерал-лейтенанта С. Шатилова, в Воронежской области «венгерские вояки», их называли «мадьярами», в 1942 году отметились «чудовищными зверствами» над мирными жителями и пленными военнослужащими Красной Армии. Так, советского пленного лейтенанта мадьяры перед убийством исполосовали ножом, а тяжело раненного политрука изуродовали, вырезав на теле звезды. За найденные у одного из крестьян несколько патронов мужчину расстреляли. Девушек и женщин в оккупированных воронежских селах мадьяры насиловали, а трудоспособное население, начиная от 13-летних подростков и заканчивая 80-летними стариками, угоняли в тыл для выполнения различных земляных и других работ. Жительница города Острогожска М. Кайданникова видела, как венгерские солдаты 5 января 1943 года загнали группу советских военнопленных в подвал магазина на улице Медведовского. Вскоре оттуда послышались крики. Заглянув в окно, Кайданникова увидела чудовищную картину: «Там ярко горел костер. Два мадьяра держали за плечи и ноги пленного и медленно поджаривали его живот и ноги на огне. Они то поднимали его над огнем, то опускали ниже, а когда он затих, мадьяры бросили его тело лицом вниз на костер. Вдруг пленный опять задергался. Тогда один из мадьяр с размаху всадил ему в спину штык». О многих зверствах мадьяр и итальянцев нам с писателем Н. Марцелевым рассказывали воронежцы, жители многих городов и сел, в том числе села Русская Тростянка во время посещения (с 5 по 12 мая 2021 г.) этой героической земли.

 

[img=-20337]

 

Такие зверствова венгры чинили на Курской земле, Брянщине и в других регионах. Так, крестьянин А. Крутихин писал в своих показаниях, что в его деревне мадьяры расстреляли всех, кто не успел спрятаться, а многих девушек и женщин изнасиловали. Они угоняли скот из деревень, грабили дома. Крестьянка В. Мазеркова рассказывала: в ее селе венгры заживо сожгли в картофельной яме почти 70 человек, посчитав их партизанами. Опустевшие брянские деревни, откуда жители уходили в леса, мадьяры жгли. Если там оставались люди, их убивали – женщин, стариков и детей. Со слов жительницы деревни Светлово, они из леса возвращались на пепелище – венгры откапывали даже спрятанные селянами в ямах вещи, угоняли коров и овец. Только в трех деревнях Севского района Брянской области венгры убили свыше 400 жителей. Во время проведения карательной акции на Брянщине в 1942 году под названием Vogelsang – («Птица певчая») венгерскими подразделениями было убито свыше тысячи партизан, около полутора тысяч ранено, 12 тыс. мирных жителей выселено из сел и деревень. Венгры участвовали в карательных операциях Nachbarhilfe («Помощь по-соседски»), Zigeunerbaron («Цыганский барон»), в результате которых в Брянской и Курской областях в 1942 году были убиты и зверски замучены тысячи мирных жителей и партизан. Однако зверства мадьяр не оставались безнаказанными. Люди сопротивлялись как могли.

Жители Острогожского района, которым удалось пробраться в расположение наших частей, рассказали командующему фронта генералу Н. Ватутину о поистине звериной жестокости венгерских солдат, которая проявлялась в отношении военнопленных красноармейцев и мирных жителей. В захваченных деревнях венгерские захватчики устраивали настоящую резню. Мирным гражданам рубили головы, расчленяли пилами, пробивали ломами и штыками головы, сжигали заживо стариков и детей, а женщин насиловали.

Попавших в плен красноармейцев подвергали жесточайшим пыткам. Венгерские войска отличались жестоким обращением не только с партизанами и мирным населением, но и с советскими военнопленными. Так, в 1943 году при отступлении из Чернянского района Курской области «мадьярские воинские части угнали с собой содержащихся в концлагере 200 человек военнопленных бойцов Красной Армии и 160 человек советских патриотов. В пути следования фашистские варвары всех 360 человек закрыли в здании школы, облили бензином и сожгли заживо. Пытавшихся бежать расстреливали. 12–15 июля 1942 года на хуторе Харькеевка Шаталовского района Курской области солдатами 33-й венгерской пехотной дивизии было захвачено четверо военнослужащих Красной Армии. Одному из них, старшему лейтенанту П.В. Данилову, выкололи глаза, прикладом винтовки сбили на бок челюсть, нанесли 12 штыковых ударов в спину, после чего в бессознательном состоянии зарыли полуживым в землю. Трех красноармейцев, имена которых неизвестны, расстреляли». Такие преступления не имеют срока давности и не прощаются.

 

***

Заслуженное наказание венгры понесли от мощных ударов наших войск. Зимой 1942 года 2-я венгерская армия была разбита наголову. Около 150 тысяч мадьярских солдат и офицеров были убиты, ранены или попали в плен. Под Воронежем венгры потеряли большую часть тяжелой боевой техники, лошадей и боеприпасов. Это было самое крупное поражение венгерской армии за время ее существования. Историки утверждают, что оно по масштабам сопоставимо со сталинградским переломом – мадьяры уже не смогли после этого разгрома оправиться до конца войны. После поражения под Воронежем венгерские подразделения не представляли серьезной опасности как этнические самостоятельные соединения в составе армий вермахта. После окружения в Сталинграде немецкой 6-й армии Советское командование разработало план наступления на широком фронте (разгром немецко-фашистских войск под Сталинградом завершился 2 февраля 1943 года).

Одним из его этапов стала Острогожско-Россошанская наступательная операция войск Воронежского фронта, целью которой было окружение и уничтожение острогожско-россошанской группировки противника, основной силой которой являлась 2-я венгерская армия. Замысел операции состоял в нанесении ударов на трех участках, далеко отстоявших один от другого: 40-я армия должна была атаковать со Сторожевского плацдарма навстречу 3-й танковой армии, наступавшей из района, севернее Кантемировки, а 18-й стрелковый корпус, действуя с Щученского плацдарма, наносил рассекающий удар.

Запланированное на 14 января 1943 года наступление 40-й армии началось на день раньше, что стало следствием успеха проведенной 12 января разведки боем, выявившей слабость венгерской обороны. На рассвете 13 января войска первого эшелона 40-й армии после мощной артподготовки перешли в наступление со Сторожевского плацдарма. К исходу дня главная полоса обороны 7-й венгерской пехотной дивизии была прорвана на 10-километровом фронте. В результате трехдневных боев 13–15 января Красная Армия прорвала позиции 2-й венгерской армии, окружила и разделила вражеские группировки на три части. Окончательная ликвидация рассеченных частей острогожско-россошанской группировки противника была закончена в период с 19 по 27 января.

 

[img=-20339]

 

Эти события старший лейтенант 23-й венгерской легкой пехотной дивизии Т. Селепчини описал так: «…Два часа длился интенсивный русский артиллерийский и минометный обстрел. Находимся в обороне. Задерживаем драпающих и возвращаем их на позиции. В 12 часов на нас обрушивается сильный заградительный огонь «сталинских органов» и минометов, затем нашу оборону прорывают. Много раненых, имеются убитые. Русские штурмуют высоту. Оружие выходит из строя, не выдерживая русских морозов. Замолчали заклинившие пулеметы, минометы, артиллерийская поддержка отсутствует. Повел лыжную роту в контратаку, штурмуем высоту, закрепляемся. Но русские давят, и всё больше воинов устремляется назад. В 12 часов 30 минут русские нас сминают. Снова потери. Только 10–15 минут обладали высотой. Русские выходят в тыл соседней роте. Удается вынести раненых. Но 10–15 погибших вынести не было возможности. В 13 часов русские снова прут… Наш отчаянный штурм безрезультатен… Поддержка артогнем отсутствует. Даже мои автоматные очереди в толпу не способны остановить бегство…»

Всего за несколько дней 2-я венгерская армия была полностью разгромлена. Командовавший ею генерал-полковник Густав Яни приказывал «стоять до последнего человека», но одновременно обращался к немецкому командованию с просьбами разрешить отход, указывая, что «командиры и солдаты держатся до конца, однако без немедленной и действенной помощи дивизии одна за другой будут рассеяны и искрошены». В реальности отступление уже шло полным ходом, стремительно превращаясь в бегство дезорганизованных и деморализованных людей. Приказ об отступлении был получен от немцев только 17 января, но к тому времени фронт рухнул.

Венгерский генерал-полковник Лайош Вереш Дальноки об этих днях писал: «Увиденный ужас был даже хуже наполеоновского отступления. На улицах сел лежали замерзшие трупы, сани и расстрелянные машины преграждали дорогу. Среди расстрелянных немецких противотанковых пушек, автомобилей и грузовых машин лежали трупы лошадей; оставленные боекомплекты, останки человеческих тел указывали путь отступления. Солдаты, лишенные одежды и обуви, укоризненным взглядом смотрели на небо, и, кроме этого, в свистящем холодном ветре кружились сотни ворон, ожидающие пира. Вот это – ужас живых. Так влекла себя голодная и уставшая армия в сторону жизни. Пища состояла в основном из кусков мяса, вырезанных из ног лошадиных трупов, мерзлой капусты, супа, сваренного из морковки, а пили растопленный снег. Если они ели это около горевшего дома, то чувствовали себя счастливыми».

 

***

Несмотря на творимые ужасы со стороны венгров, советские люди старались гуманно относится к завоевателям, понимая, что многие пришли на нашу землю не по своей воле. Так, полковник Хуньядвари в своем рапорте докладывал, что советские партизаны, захватив и обезоружив отступавших венгерских солдат, побеседовали с ними и отпустили их, дружески пожимая руки и говоря: «Вас мы не будем трогать, идите домой в Венгрию». Он отмечал далее, что, по сообщению московского радио, а также по рассказам свидетелей, партизаны снабжали салом и хлебом задержанных ими измученных и голодных венгров. Такому гуманизму советских людей в рапорте противопоставлялось «безжалостное, грубое, насильственное поведение немецких солдат», что «играло не последнюю роль в трудностях отступления».

По архивным данным, в Великой Отечественной войне погибло около 300 тыс. венгерских военнослужащих, свыше полумиллиона оказались в плену. В 1950 году был издан секретный приказ, касающийся репатриации румын и венгров. Согласно этому документу, МВД СССР была поставлена задача о тщательной проверке пленных на предмет их участия в карательных акциях во время войны. Сотни венгров после проверки были осуждены и отправлены в лагеря, а многие из них получили и расстрельные приговоры.

Формально Венгрия не была оккупирована фашистами, хотя немцы негласно управляли страной и превратили в свою колонию. 20 ноября 1940 года Будапешт под давлением Берлина подписал Тройственный пакт, вступив тем самым в военный союз Германии, Италии и Японии. Венгерская промышленность начала выполнять немецкие военные заказы, мадьяры производили для фашистской Германии стрелковое оружие, поставляли продовольствие. Девиз Венгерской королевской армии был такой: «Цена венгерской жизни – советская смерть». Немцы пообещали венграм часть советской территории, поэтому они стремились полностью отчистить ее от славян, прежде всего подкарпатских русинов. Всю прелесть европейской цивилизации сначала ощутил на себе славянский украинский народ, а потом жители Воронежской, Курской, Брянской, Ростовской и других областей. Невиданные зверства обрушились на мирных граждан. Но народ не дрогнул, не предал, не изменил. О стойкости, мужестве и преданности Родине воронежцев в годы борьбы с фашизмом свидетельствует такой факт. Воронеж был единственным городом в Европе, где немцам не удалось установить местную оккупационную власть. Ни один житель города не перешел на сторону врага и не записался в полицию. Они гибли, но не сдавались.

 

[img=-20338]

 

Вот что писал в донесении 31 августа 1942 года начальник политуправления Воронежского фронта генерал С. Шатилов: «Доношу о фактах зверств венгерских оккупантов над советскими гражданами. После освобождения села Щучье там обнаружили следы чудовищных расправ. Лейтенант Владимир Салогуб, будучи раненым, был захвачен в плен и зверски замучен. На его теле обнаружено более 20 ножевых ранений. У политрука Федора Большакова на руках были вырезаны звезды, а на спине было несколько ножевых ран. Расстрелян крестьянин Кузьменко за то, что у него в хате нашли лишь четыре патрона. У многих жителей были отняты вещи и скот. Многих женщин изнасиловали». Как вспоминала жительница Светлово Н. Алдушина: «В нашей деревне несколько стариков, женщин и детей были зверски убиты венграми. Дома сожжены, скот угнан. Ямы, в которых были закопаны наши вещи, раскопали. В деревне не осталось ничего, кроме черного кирпича», – вспоминала Алдушина.

Считается, что две трети из миллиона венгерских солдат, погибших в двух Мировых войнах, похоронены за пределами Венгрии. Больше всего их лежит в Российской земле, в излучине Дона. Разгром под Воронежем зимой 1943 года 200-тысячной 2-й венгерской армии стал самым крупным военным поражением за тысячелетнюю историю этого государства. Изрядно потрепанные в ожесточенных боях в районе Коротояка, две дивизии Венгерской королевской армии бежали с поля боя. После чего их с трудом удалось собрать воедино. При этом 20 человек были расстреляны перед строем, а остальные предупреждены, что в случае повторного самовольного оставления позиций они также будут казнены. За этот инцидент венгерский комендант Острогожска был снят с должности, а в город прибыл немецкий полк. О трусости венгров упоминал начальник Генерального штаба сухопутных войск Германии генерал-полковник Ф. Гальдер, записав в своем военном дневнике: «Южнее Воронежа венгры бегут с позиций. В остальном на фронте 2-й армии тихо».

Смертность среди отступавших гонведов стремительно росла. Писатель Илья Эренбург в своих заметках от 21 февраля 1943 года подчеркивал: «Разбитые у Воронежа и у Касторного части напугали курский гарнизон. Немцы расстреливали венгров на глазах у жителей. Венгерские кавалеристы меняли лошадей на фунт хлеба. Я видел на стенах Курска приказ коменданта: «Жителям города запрещается впускать венгерских солдат в дома». Венгерский военный историк П. Сабо в своей книге «Излучина Дона: история 2-й Венгерской королевской армии» отмечает: «2-я венгерская армия за период оборонительных боев в январе и феврале 1943 года получила только негативную оценку как со стороны немецкого, так и со стороны венгерского высшего командования. Они критиковали беспорядочное отступление войск и отсутствие серьезного сопротивления. Во многих ранних немецких военных сообщениях было написано: «венгерский сброд». Это выражение говорит о том, что отступающие разгромленные венгерские войска воспринимались как обуза для немецкой обороны».

 

***

Разгром 2-й армии потряс всю Венгрию. Такого поражения венгерская армия не знала никогда: за две недели боев государство фактически потеряло половину своих вооруженных сил. Почти каждая венгерская семья кого-то оплакивала. Новости с фронта просачивались в прессу. Полковник Сандор Наджилацкай, выступая перед редакторами печатных издательств на закрытом заседании, сказал: «В конце концов, вы все должны понять, что победа достигается только ценой жертв и потерь. Нас всех ждет смерть, и никто не может спорить с тем, что героически умереть на поле боя куда более почетно, чем от атеросклероза». Венгерская пресса послушно старалась раздуть патриотические настроения, но это оказалось слабым утешением для тех, у кого на бескрайних российских просторах остался отец или сын, брат или племянник, муж или жених. Простым венграм оставалось или с нетерпением ждать новостей, или оплакивать потерю.

После развала Советского Союза многие мадьярские историки объявление Венгрией войны СССР подают как необходимость, результат вынужденного выбора, к которому Венгрию толкала нацистская Германия. В героическом духе описываются страдания отступавших гонведов – голодных, измученных и обмороженных. В то же время тема военных преступлений, совершенных ими на советской земле, большинство венгерских историков замалчивают. В 1913 году в Венгрии прошла юбилейная конференция, посвященная разгрому на Дону 2-й армии. Выступавший на конференции профессор Ш. Сокаль заявил, что, вопреки распространенному мнению, 2-я венгерская армия не была разгромлена и уничтожена в излучине Дона. Также он сказал, что «для 2-й армии было сделано всё, что только можно было сделать». А генеральный директор научно-исследовательского центра Венгерской академии наук П. Фодор сказал: «Отправка 2-й венгерской армии в излучину Дона не являлась безответственным поступком. Сегодня мы знаем, что солдаты на фронте получили всё, что смогла дать им страна… Настало время для реалистичной оценки военных событий в излучине Дона: исправить условия Трианонского договора можно было только с помощью Германии и Италии, поэтому венгерское политическое руководство не могло позволить себе не участвовать в борьбе против Советского Союза на стороне немцев». Подобных высказываний было немало. Это только в России после развала СССР устами «демократов» наподобие Сахарова (историка), Солженицына (писателя), Сванидзе и Мамонтова (журналистов), Ципко (партаппаратчика) и иже с ними поганят подвиги красноармейцев, партизан, подпольщиков, тружеников тыла, обливали и обливают грязью подвиги З. Космодемьянской, В. Волошиной, А. Матросова, Ю. Смирнова, Н. Гастелло, О. Кошевого и других. Они вылили ушат помоев на И. Сталина, К. Ворошилова, Г. Жукова, Л. Брежнева и других руководителей страны, полководцев и политработников, грудью вставших на защиту страны и нашего народа в годы борьбы с фашистами. А потомки немецких, венгерских, румынских и других завоевателей, наоборот, восхваляют «подвиги» убийц на нашей земле. Неужели так и будем ходить с клеймом – «Иваны, не помнящие родства!»

На территории Воронежской области, в селах Болдырёвка и Рудкино (где мы были в мае 2021 г.), находятся два крупных кладбища, на которых собраны останки почти 30 000 гонведов. Содержание этих кладбищ осуществляется Российским союзом международного военного мемориального сотрудничества по заказу Венгерской армии и Венгерского музея военной истории. Кладбище в Рудкино – самое крупное захоронение венгерских солдат за пределами Венгрии. Это целый мемориал, причем весьма помпезный: три огромных креста на возвышении, освещаемые мощными прожекторами, видны на многие километры. К мемориалу проложен газопровод, и в память о погибших гонведах там круглый год горит вечный огонь Справка: 8 венгров были награждены немецкими Рыцарскими крестами. За годы Второй мировой войны наибольшее число добровольцев в войска СС дала именно Венгрия. В войне против СССР погибло более 200 тысяч венгров (в том числе 55 тысяч умерли в советском плену). За период Второй мировой войны Венгрия потеряла убитыми около 300 тысяч военнослужащих, в плен попало 513 766 человек. Только венгерских генералов в советских лагерях для военнопленных после войны насчитывалось 49 человек, в том числе был и начальник Генштаба венгерской армии.

В народе говорят: с мертвыми не воюют. Однако некоторым людям неприятно, что существуют ухоженные кладбища венгров, немцев, итальянцев, а наши, как правило в запустении. Мы, мол русские, с мертвыми не воюем! Венгерское правительство содержит (пусть и нашими руками) кладбища своих солдат. Мол, ничего в этом такого зазорного нет. И всё же здесь есть над чем задуматься, когда видишь невдалеке образцовые мемориалы фашистов и памятники нашим содатам и офицерам – разбитые плиты, дорожки, запущенные и заросшие могилы… Возникает вопрос, для чего и зачем создано в Министерстве обороны РФ целое управление… если так безразлично относятся к могилам павших героев в годы войны с агрессором.

 

Другие материалы номера