«LADA-Ижевск»: массовое увольнение




Некоторые из них пока не готовы к отправке: сквозь окна видна пустота там, где должны стоять водительские подушки безопасности. Это последняя партия, которую собрали в Ижевске – вскоре часть производственного оборудования демонтируют и отправят в Тольятти, чтобы перезапустить там производство Vesta весной 2023 года.

Символично, что ровно 10 лет назад эта фабрика тоже находилась в эпицентре больших перемен. В июле 2012 года здесь началась сборка LADA Granta, а в сентябре с конвейера сошли последние универсалы ВАЗ-2104, тем самым закончив историю советской «классики». Впереди автозавод ждала большая и дорогая модернизация, итогом которой стал выпуск лучшей отечественной машины последних 30 лет – той самой «Весты». Теперь же настроения совсем иные.

В конце конвейера, куда совсем недавно выкатывались собранные автомобили, – «скелет» электрической модели LADA e-Largus. Самой машины пока не существует: сделаны только компьютерные изображения, а показанное шасси – даже не прототип, а лишь набросок. Поставщики ключевых компонентов (батарей, моторов, электрики) пока не выбраны, так что оценить мы можем только общую идею. Которая звучит так: сделать хоть что-то из того, что есть.

Вся эта затея вызывает массу скепсиса. Мощнейший завод, стабильно выпускавший более ста тысяч машин ежегодно, вдруг переводят на производство единственной электрической модели, которая пока толком не существует.

Как рассказывала «Советская Россия», профсоюз автомобильного завода в Ижевске опубликовал просьбу о помощи к президенту Владимиру Путину. Сотрудники рассказали, что предприятие не работает больше пяти месяцев: нет комплектующих для производства автомобиля LADA Vesta. Машина на 60% состояла из иностранных деталей, которые перестали завозить в Россию из-за санкций, введенных европейскими странами после начала военных действий в Украине. В письме работники указали, что руководство намерено перенести производство «Весты» из Ижевска в Тольятти. Им пояснили, что в 2023 году российскому рынку потребуется около 250 тыс. машин. Ижевский конвейер производит только 120 тыс. в год, а конвейер в Тольятти – в два раза больше. Но сотрудники не верят в высокий спрос: раньше автомобиль стоил 600–800 тыс. руб., а в 2022 году его цена возросла до 1,5–1,8 млн руб. «У народа нет столько денег», – написали работники. Кроме того, они раскритиковали решение собирать на заводе в Удмуртии электромобили LADA Largus. По мнению рабочих, для запуска таких машин потребуется два-три года «напряженной работы», а в стране не развита инфраструктура для массового использования электромобилей, в частности в регионах «почти нет зарядок».

Председатель регионального отделения Всероссийского профессионального союза работников оборонной промышленности Григорий Черных рассказал, что никто на предприятии не готовился к санкциям. В итоге они свалились «как снег на голову». По мнению Черных, глава совета директоров АвтоВАЗа Денис Мантуров не подготовился к возможным проблемам.

– Жалко мой родной завод. Я сам на нем проработал 20 лет. Мне жалко и неприятно, что такие дела происходят. Я до последнего боролся за него. Даже Путину пришлось писать. Но политика государства совсем другая. Мы надеемся на свое производство и давно об этом говорим. У нас все ресурсы и возможности для этого есть, – прокомментировал Черных.

После публикации письма Путину председатель правительства Удмуртии Ярослав Семенов пообещал, что завод не закроют. По его словам, компания формирует «новую индустриальную стратегию» для развития завода и бренда. Однако 3 августа «Интерфакс» со ссылкой на пресс-службу завода сообщил, что руководство предложило рабочим добровольно уволиться. За это они получат пять средних зарплат или 12 минимальных размеров оплаты труда – около 180 тыс. руб. Если сотруднику придется выйти на досрочную пенсию, ему выплатят 360 тыс. руб. или семь средних зарплат. Женщинам АвтоВАЗ обещал продлить оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком до конца 2023 года или до достижения ребенком четырех лет. Компания готова бесплатно переобучить сотрудников новым профессиям и помочь с устройством на работу на другие предприятия региона. При этом компания отметила, что это не сокращение, а «сугубо добровольное для каждого работника» предложение.

Компания планирует развивать в Ижевске штамповочное и пластиковое производства, создать индустриальный парк «ЛАДА-Ижевск» и привлечь разных производителей для организации новых рабочих мест. На площадке ижевского автозавода планируют выпускать «инновационный» автомобиль LADA e-Largus и детали для «Весты».

4 августа АвтоВАЗ подтвердил, что переносит производство «Весты» в Тольятти. Из 3,2 тыс. сотрудников на ижевском заводе останется работать до 1,5 тыс. человек. Глава региона Александр Бречалов пообещал обеспечить людей работой. Но только 130 из них смогли  трудоустроиться на другие предприятия республики. Кроме того, рабочие смогут бесплатно получить дополнительное образование.

По словам экспертов, автопром – сфера, которая сильно завязана на поставке иностранных комплектующих, несмотря на локальное производство деталей в России. До войны в стране делали машины по европейскому образцу, поэтому их качество росло. Несмотря на это, объемы производства АвтоВАЗа падали, так как на рынке присутствовали иностранные автомобили. Работники завода правильно не верят в высокий спрос на машины. Прежней модели «Весты», которую создали при сотрудничестве с Renault, уже не будет. Они могут поменять начинку: поставить китайскую коробку передач или турецкие детали, но качество будет хуже. Автодилеры считают, что через полгода пойдет вал европейских подержанных машин, как в 90-е. АвтоВАЗ будет не в лучшей форме. Все, кто хоть мало-мальски знаком с реалиями авторынка в России, также не верят в перспективу массового производства электрокаров в России, о котором говорило руководство АвтоВАЗа. В Европе развитие электрокаров заняло не меньше 10 лет и развивалось за счет дотаций от государства и льгот. Если бы не политическая идея, электромобили в Европе появились бы на 20 лет позже. Чтобы эта идея развивалась, нужны большие объемы. В Москве Собянин может поставить зарядки для машины. Но если вы уедете на электрокаре во Владимир – назад не вернетесь. Если в год производят 10 тысяч электромобилей, никакой региональный мэр в России не будет за свой счет и госбюджет устанавливать станции для зарядки. В условиях такого кризиса, наоборот, нужно снижать затраты. У компаний обязательно возникнут проблемы с поиском поставщиков. К примеру, Китай хотел зайти на российский рынок. Но при этом КНР продает машины в другие страны и желает выйти на западные рынки. Российские площадки – лакомый кусок для многих производителей. Но если они придут в Россию, то, скорее, столкнутся с проблемами из-за санкций. По этой же причине АвтоВАЗу придется снизить нагрузку на свои предприятия и уменьшить число сотрудников.

Помимо автопрома, в зоне риска – сфера авиастроения, крупные полугосударственные или олигархические предприятия. Производства не наладят импортозамещение в массовых масштабах, не смогут быстро приспособиться и будут законсервированы. При этом частные компании уже адаптируются и находят аналоги продуктов, потому что «люди стараются выжить».

Проблемы в сферах автопрома, авиастроения и электроники могут затронуть около 250 тыс. человек. Конфликты могут возникнуть в регионах, где крупные производства обеспечивали работой большинство населения. Однако массовая безработица России все-таки «не грозит». При этом экономические протесты вряд ли перерастут в политические в ближайшее время.  Российская экономика пока «держится на плаву», хотя ситуация начнет ухудшаться. Рабочий класс у нас дезорганизован, профсоюзы убиты. Чтобы что-то случилось и люди вышли с протестами, нужен резкий провал уровня жизни. Допустим, на 30%. Но если уровень жизни будет падать по 5% в год, то люди будут привыкать и приспосабливаться, чтобы выжить. А выживаемость в России феноменальна. Во Франции повышение пенсионного возраста вызвало падение правительства и отказ от реформы. А в России это прошло безнаказанно для власти. Люди будут подрабатывать и не платить налоги…

Другие материалы номера