Россия идет на сближение с Китаем




Зарубежное досье

24 мая, пока президент Джо Байден находился с официальным визитом в Токио, группа российских и китайских бомбардировщиков совершила совместный облет Японского и Восточно-Китайского морей. Не обошлось без драмы: боевые самолеты зашли в опознавательную зону ПВО Японии и Южной Кореи, и обе страны подняли свои истребители в воздух.

Но еще важнее оказался геополитический подтекст учений. Спустя пять месяцев с начала спецоперации на Украине отчужденность между Россией и Западом оказалась даже сильнее, чем в разгар холодной войны. Введенные санкции разорвали основные финансовые, технологические и логистические связи между Россией и Западом. Параллельно администрация Байдена направила Украине значительную военную помощь и пообещала в долгосрочной перспективе укрепить присутствие США в Восточной Европе.

Столкнувшись с этими проблемами, Россия сделала все возможное, чтобы сблизиться с Китаем.

Отчасти это сближение развернулось в военной сфере. Помимо облета бомбардировщиков 24 мая, Россия и Китай провели совместные военно-морские учения у берегов Японии в середине июня и начале июля. Министерство обороны Японии заметило в ежегодном докладе, что рассчитывает на дальнейшую активизацию российско-китайских военных усилий в Восточной Азии, поскольку отношения этих стран с Западом продолжают ухудшаться.

Кроме того, Китай – ключевое звено новой экономической стратегии России в эпоху санкций. Кремль пытается перенаправить свои энергетические потоки из Европы в Китай. Китайские корпорации постепенно вытесняют западные в различных секторах российской экономики, начиная от автомобилей и заканчивая смартфонами. Даже российские университеты, и те обновляют учебные планы с упором на ­Китай.

За последние два десятилетия Россия и Китай значительно укрепили сотрудничество практически во всех областях, отчасти в ответ на усугубляющуюся напряженность в отношениях с Западом. Торговля между двумя странами выросла с 2010 года на 167% (тогда Китай впервые обогнал Германию и стал крупнейшим торговым партнером России). Российские и китайские военные регулярно проводят совместные учения на суше, в воздухе и на море. Москва и Пекин регулярно координируют свои дипломатические ответы на международные политические кризисы, начиная от Сирии и заканчивая Венесуэлой.

В полной мере близость двух правительств проявилась в ходе визита президента Владимира Путина в Пекин в начале февраля для участия в зимних Олимпийских играх и встречи со своим коллегой Си Цзиньпином. Лидеры выступили с обширным совместным заявлением, в котором резко раскритиковали расширение НАТО в Восточной Европе и партнерство в сфере атомных подводных лодок под эгидой союза AUKUS, а также предостерегли администрацию Байдена от размещения ракетных комплексов средней дальности в Европе или Азии. Еще примечательнее то, что в их заявлении российско-китайские отношения подавались как «партнерство без границ».

Первому серьезному испытанию это смелое заявление подверглось всего несколько недель спустя, когда Кремль ввел войска на Украину. С самого начала конфликта Пекин пытается поддерживать хрупкое равновесие. Избегая прямого одобрения действий России, Китай одновременно отказался осудить Москву и не поддержал санкции Запада. Многие китайские дипломаты во всеуслышание винят в разжигании конфликта Запад, утверждая, что это расширение НАТО после холодной войны создало угрозу безопасности России.

Чжан Синь из Центра российских исследований Восточно-китайского педагогического университета в Шанхае сообщил мне, что осведомленность китайского руководства по поводу планов российских военных на Украине вызывает вопросы, поскольку ход спецоперации многих в Пекине удивил. Он пояснил, что китайские политологи исходили из того, что если Россия и отправит на Украину войска, то ограничит наступление Донбассом. Одно то, что российские военные прошли весь путь до окраин Киева, многих в Китае поразило.

Однако Чжан подчеркнул, что при всех опасениях насчет действий России на Украине отворачиваться от Москвы Пекин не намерен. «Китайское руководство по-прежнему считает Россию важным партнером, – сказал он. – Отчасти такое отношение продиктовано страхом, что если Россию раздавят, Китай окажется один на один против Запада».

Аналогичную точку зрения я услышал от Ван Ивэя, директора Института международных отношений при Китайском народном университете в Пекине. Он сообщил мне, что китайские политические элиты исходят из того, что геополитические и экономические противоречия между Китаем и США в ближайшие годы лишь усугубятся. Хотя Ван признал, что у России нет такого экономического влияния, как у Запада, он считает, что Китаю на руку иметь Москву на своей стороне.

«Я считаю, что официальная позиция Китая довольно ясна: ВВП – еще не все, – сказал он. – Россия по-прежнему великая держава. У нее есть не только огромные природные богатства и территория, но и сильный дух и культура, государственный потенциал и мощная армия».

Ван предположил, что украинский кризис создал дополнительный стимул для России и Китая расширить совместные проекты по развитию космоса и других передовых технологий. Он заметил, что при сильной научной базе Россия не смогла полностью реализовать свой потенциал из-за нехватки ресурсов. По его словам, решить эту проблему поможет китайское финансирование.

Однако в последние несколько месяцев укрепление экономического сотрудничества не всегда идет гладко. Несмотря на публичную поддержку Москвы со стороны Пекина, ряд крупных китайских корпораций от России дистанцировались, прислушавшись к санкциям Запада.

Пожалуй, самый яркий тому пример – технологический гигант Huawei, который сам находится под санкциями США с 2019 года. С началом украинского кризиса компания прекратила поставки в Россию смартфонов и телекоммуникационного оборудования, начала закрывать свои магазины и отменила ежегодную конференцию в Москве. Хотя российские СМИ сообщают, что за последние недели Huawei постепенно меняет курс, никаких публичных заявлений о долгосрочных планах в России компания пока не сделала.

Евгений Маркин не понаслышке знает, с какими трудностями столкнулась Россия, пытаясь переориентировать свою экономику с Запада на Китай. Будучи исполнительным директором Российско-китайского делового совета, последние несколько месяцев он организует поездки по России китайским инвесторам. Маркин сообщил, что, хотя большинство бизнесменов сочувствуют действиям Кремля на Украине, многие переживают, что с расширением сотрудничества с Россией они рано или поздно угодят в санкционный список США или Европы.

«Китайские инвесторы говорят мне, что они, конечно, нас поддерживают, но Россия – это 2% их бизнеса, а Запад – 98%, – сказал он. – Так что политика – одно, а бизнес – другое».

При этом Маркин заявил, что Россия уже начала решать эту проблему, завязав сотрудничество вместо крупных китайских компаний с большими международными бизнес-портфелями с мелкими региональными фирмами, которые меньше потеряют от вторичных санкций.

При всех тяготах Россия и Китай сохранили мощную экономическую динамику и в этом году. По данным главного таможенного управления Китая, за первые шесть месяцев 2022 года товарооборот между странами увеличился на 27,2% – до 80,7 миллиарда долларов. Основной рост пришелся на экспорт российских нефти, газа и угля. С марта по июнь Китай закупил российского ископаемого топлива на сумму свыше 25 миллиардов долларов – это почти вдвое больше, чем за тот же период в прошлом году. В результате недавнего бума Пекин стал крупнейшим потребителем российских энергоресурсов, а Россия обогнала Саудовскую Аравию и стала крупнейшим поставщиком нефти в Китай.

В будущем ожидается, что уже в ближайшие несколько лет Россия значительно нарастит поставки природного газа в Китай. Трубопровод «Сила Сибири», на сегодняшний день основной маршрут российских поставок, выйдет на полную мощность лишь в 2025 году. Наконец, сообщается, что Россия и Китай вот-вот подпишут контракт на строительство второй линии «Силы Сибири», и экспорт российского газа в Китай более чем удвоится.

Чжан из Восточно-китайского педагогического университета сказал, что интерес Пекина к российской энергетике сугубо экономическими факторами не ограничивается. Он пояснил, что китайские специалисты по стратегическому планированию уже давно обеспокоены сильной зависимостью от морского импорта энергоносителей с Ближнего Востока, который в случае войны наверняка станет мишенью для морской блокады США. «С поставками энергоносителей из России такого риска нет, это наш сосед, с которым у нас сухопутная граница, – сказал Чжан. – Таким образом, энергетическое сотрудничество с Россией тесно переплетено с соображениями безопасности».

Помимо торговли энергоносителями, Китай постепенно начал заполнять появившиеся бреши на российском рынке. Пример тому – автомобильная промышленность, особенно пострадавшая от западных санкций. В течение трех десятилетий после распада СССР на российском рынке господствовали европейские, японские и американские марки… Санкции Запада из-за Украины не только ограничили приток в Россию иностранных брендов, но и сильно осложнили жизнь отечественным производителям.

Сложившаяся ситуация открыла новые возможности для крепнущего китайского автопрома. По данным аналитического центра «Автостат», с начала украинского кризиса доля китайских брендов на российском рынке легковых автомобилей более чем удвоилась с 10% в январе до 21% в июне.

Еще одна область, где китайские компании неуклонно наращивают присутствие, – это электроника. Как показало недавнее исследование ведущего российского ритейлера бытовой электроники группы «М. Видео-Эльдорадо», во втором квартале 2022 года на китайские бренды пришлось 65% купленных смартфонов – на 15% больше, чем в предыдущем квартале. Российская газета «Коммерсантъ» также сообщила, что за последние несколько месяцев продажи китайских ноутбуков, планшетов и бытовой техники значительно выросли.

Ведущий аналитик Mobile Research Group Эльдар Муртазин рассказал мне, что с массовым исходом из России крупных западных и южнокорейских брендов китайские компании практически лишились конкурентов.

Муртазин предрек, что китайские бренды могут подмять под себя до 90% российского рынка смартфонов, если гиганты вроде Samsung и Apple не возобновят свою деятельность в России до конца года. «Многие западные электронные устройства производятся в Китае, поэтому мы видим, что китайские бренды активизировались и продают по сути те же самые товары в Россию гораздо дешевле», – пояснил он.

Разворот России к Китаю выходит за рамки сугубо торговых или военных связей. Медленно, но верно среди простых россиян и национальных элит происходит стержневой мировоззренческий сдвиг, и ключом к будущему России называется уже не Запад, а Китай.

И если популярность Запада среди россиян рухнула, то Китая – наоборот, возросла. В серии опросов с апреля по июнь Левада-центр (признан иноагентом в РФ), ведущий российский центр изучения общественного мнения, выяснил, что 83% россиян положительно относятся к Китаю и назвали его вторым союзником страны после Белоруссии. Си стал популярнейшим иностранным лидером среди россиян наряду с белорусским лидером Александром Лукашенко (рейтинг одобрения 82%). Но примечательнее всего то, пожалуй, что 81% россиян заявили, что Китай как держава пользуется наивысшим уважением на мировой арене.

Российская образовательная система постепенно перераспределяет ресурсы, чтобы предоставить выпускникам карьеру, так или иначе связанную с Китаем.

Помимо прочих эту работу ведет Кирилл Бабаев, директор Института Китая и современной Азии при Российской академии наук. Последние месяцы Бабаев и его коллеги разрабатывают новые образовательные программы, посвященные китайскому языку, политике и экономике, для университетов по всей России. Пока что им удалось запустить китайские программы в двух крупных российских университетах, и к началу следующего учебного года в сентябре планируется еще десять.

Бабаев сказал мне, что украинский конфликт и последовавшие за ним западные санкции создали острую потребность в китаистах, которые смогут консультировать российское правительство и крупный бизнес. Большинство российских учебных заведений по-прежнему заточено под Запад. Бабаев отметил, что лишь за последние несколько месяцев он увидел первые признаки грядущих перемен.

«Триста лет Россия была частью европейского мира и смотрела на Запад, но сейчас мы разворачиваемся на Восток, и нам придется поменять все созданное за несколько веков – образование, систему академических исследований, культурные учреждения, – сказал он. – Это титанический труд, и решать эту задачу предстоит не год, не пять и даже не десять лет. Но перебалансировка явно необходима, поскольку Европа пытается опустить над нами новый железный занавес».

В своей книге 1997 года «Великая шахматная доска» покойный Збигнев Бжезинский предупредил, что опаснейшим для США сценарием станет «большая коалиция Китая и России», если их сплотит не идеология, а взаимодополняющие обиды. Спустя четверть века пророчество Бжезинского постепенно воплощается в жизнь. От военных учений до энергетических сделок Москва и Пекин сближаются уже много лет. А впечатление, что украинский кризис войдет в историю как Рубикон, перейдя который Россия сделала решительный шаг от Запада к Китаю, лишь крепнет.

 

Дмитрий САЙМС

The American Conservative (США)

Другие материалы номера