Розеттский камень

Ровно 200 лет назад ученым удалось расшифровать загадочные египетские иероглифы. Однако сам ключ к шифру был найден в песках Египта еще в 1799 году – это так называемый Розеттский камень.

История Розеттского камня (мы говорим о его новой, самой важной для нас истории, потому что о том, кто и когда именно высек стелу и как ее фрагмент оказался в песках Египта, мы вряд ли когда-нибудь узнаем) началась 19 июля 1799 года, на пике Наполеоновских войн.

Французы тогда вели Египетскую кампанию и занимались укреплением прибрежной крепости в городе Рашид – тогда еще Розетта. При выполнении земляных работ из песка показался обломок стелы с тремя идентичными по смыслу текстами, выбитыми на ней на древнегреческом и двух египетских языках, причем один был записан так называемым демотическим письмом, которое представляет собой сокращенную скоропись эпохи позднего Египта, а второй был теми самыми иероглифами, над расшифровкой которых бились ученые.

Взяв за отправную точку хорошо известный древнегреческий, французский ученый Жан-Франсуа Шампольон смог подобрать код к иероглифам и объявил о своем открытии в 1822 году. Однако Шампольон по праву должен разделить славу с другим французом, молодым офицером Пьером Бушаром, который первым по достоинству оценил значимость находки.

Военная кампания Бонапарта по завоеванию Египта в 1798 году проводилась с привлечением самого крупного по тем временам военно-морского флота, однако, помимо военных, в Египет отправилась целая армия ученых и деятелей искусства, в общей сложности 167 человек, и среди них – Бушар.  Наполеон был верен своим идеалам и во всем старался подражать своему кумиру – Александру Македонскому, стремившемуся основать новую, восточную империю. А для описания новой империи нужны были ученые, художники и поэты.

В июле 1799 года Бушар получил приказ приступить к строительству оборонительных сооружений на западном берегу Нила. Когда рабочие по его приказу начали расчищать остатки фундамента старинной цитадели XV века, стоявшей на этом месте, они обнаружили обломок гранитной стелы высотой примерно в метр, которая немедленно привлекла внимание Бушара, потому что на ней были высечены три текста на разных языках. Кусок гранита, скорее всего, был частью какого-то древнеегипетского сооружения, и его использовали как удобный строительный материал рабочие более поздних времен. Бушар распорядился со всей осторожностью извлечь гранитную стелу, а его непосредственный начальник тем временем сообщил в Каир о ценной находке.

С камня еще в 1802 году было выполнено четыре гипсовых слепка, которые были переданы в Окс-фордский, Кембриджский и Эдинбургский университеты, а также в дублинский Тринити-колледж.

Кстати, первый слепок с Розет-тского камня был сделан еще в октябре 1801 года в Институте Египта, и именно по нему Шампольон, за неимением оригинала, разгадывал египетские иероглифы. То есть, когда он 27 сентября 1822 года объявил на весь мир о своем великом открытии, он даже не видел настоящего камня. Но история любит победителей, и вся слава досталась Шампольону, а капитан Бушар, обнаруживший Розеттский камень и оценивший его значение, так и не узнал истинную цену своего открытия.