НАКИПЕЛО




Опять тревожу вас, потому как сил молчать нет. Третью неделю валерьянку пью, ночью, как на гвоздях раскаленных, ворочаюсь – в общем, терплю страшные душевные муки. И вместе со мной вся Россия ворочается и стонет, стонет, стонет… детушек своих, на смерть обреченных, оплакивает. А где защиты искать? Кому пожалуешься? Кроме вас вроде и некому. Так получается. Ну, молодые, может, в интернете пар выпускают, а я туда не ходок. 
Вы, конечно, уже догадались, что я о пенсионном возрасте, вернее, беспенсионном, потому как детушкам нашим куковать без пенсии до самой их смертушки. 
Я как между матчами, извините, мундиаля сообщение это услышал, так и кулем обмяк, будто это мне тугой мяч прямо в мой оперированный живот ловким броском ухрюкали. Сижу в прострации, а в телеящике уже картинки – опять, извините, с мундиаля (может, не так и слово это пишу – больно оно заумное). 
И корреспондент кричит пересахаренным голосом: «Какая радость! Какой восторг!» Будто не просто играют в футбол хорошо оплачиваемые ребята, а Гагарин в космос полетел или в России пенсионный возраст уменьшили. 
Ладно. Сел я, пораскинул остатками старческих мозгов и вот к каким выводам пришел. Может, напечатаете – может, тогда до правителей наших дойдет. Может, они тоже сядут, пораскинут кто чем может – и что-то еще поменяется. 
Перво-наперво пусть Владимир Владимирович отчитается перед безумно любящим его народом, куда делись деньги из Пенсионного фонда. Ведь моя доча и миллионы лишенных пенсии чужих дочерей и сыновей аккуратно делали туда отчисления из своих нищенских зарплат. И сейчас отчисляют. Куда же делись ее деньги? Кто на них покушал лишний раз? 
В газетах мелькала информация, что материнский капитал черпали из Пенсионного фонда. Если так, почему у будущих пенсионеров не спросили, согласны ли они, чтобы их деньги пошли не им, а в карман неизвестно кого? Про этот хваленый материнский капитал много чего еще можно написать. Но суть не в этом. Нельзя грабить людей безнаказанно. Чем моя-то дочь хуже тех, кто ее деньгами воспользовался? Теперь, как я понимаю, доча моя должна еще на свой хребет взвалить пенсионеров – по тыще им отчислять. Ну тогда примите закон, чтоб каждый ребенок именно своему родителю отчислял, а то грабеж какой-то! 
«А если родитель помер?» – спросите вы. 
«Кто ж виноват, что в их семье такая наследственность плохая, такая генетика никудышная», – отвечу я, и мы с правителями скорбно перекрестимся. 
В общем, как пел культовый певец и как любит выражаться нонешняя елита, «Где деньги, Зин?» 
Это же грабеж в особо крупных размерах. Посадите того, кто разорял Пенсионный фонд, кто покупал на него себе имидж в виде жалких подачек к пенсии. Кто неправильно считал и так ужасно просчитался! Или что? Столько людей ограбили, а в ближайшем будущем нанесут непоправимый ущерб их здоровью (кого-то и убьют) – и никто не виноват? Так не бывает. За одного человека и то иногда сажают. Если человек не из елиты, конечно. 
А тут миллионы людей до костей обчистили! 
Следующее важное – важнейшее – предложение! На коленях молю, донесите его до правителей! 
Предлагаю ввести пенсионные индульгенции. 
«Что это такое?» – спросите вы. 
Объясняю. Доча моя выплатит в форме добровольных пожертвований в Пенсионный фонд (или кому там надо, кто не накушался, кто от санкций похудел) те самые двенадцать тысяч, коими покупают сейчас выживших из ума пенсионеров, и ей автоматически скашивают «путинский» год работы. Выплачивает она, положим, 24 тыщи – два года с нее снимают. И так по возрастающей. Выдюжим! В кредиты по макушку влезем. Нам не привыкать. 
Я лично мяса в рот не возьму, в лепеху разобьюсь, но дочь от ранней смерти выкуплю. У населения стимул новый появится. Азарт! Что там мундиаль! Игрушки для недоносков. А тут сражение за жизнь пойдет! Только пусть разрешат пенсионную индульгенцию. Ведь и для самых страшных, особо опасных, преступников амнистии бывают – и выпускают их досрочно за хорошее поведение. 
А как тут без всякого снисхождения? Ведь доча моя и другие никакого преступления не совершали. Ну, может, виноваты только в излишней наивности. Но нельзя же за это сразу смертную казнь? Это ж вразрез с общечеловеческим гуманизмом, которым нас любят кормить добрые правители. 
Далее. Говорят, есть пенсионеры, которые за двенадцать сребреников продали детушек, одобряют инициативу правительства по их убиению. Так вот. Пусть те, кто одобряет, вернутся и доработают годы, украденные у государства: мужчины – пять лет, женщины – восемь. Страдать – так в одном каземате. Чем они лучше? Чем наши дети хуже? 
А еще хорошо бы вспомнить советский опыт. Тогда на самое трудное – под пулеметы, на целину, БАМ – шли коммунисты и комсомольцы. И теперь пусть первыми идут современные патриеты – представители «Единой России». Пусть на них 10 лет опробуют закон и подсчитают, кто выживет, а потом уж дальше демографическую политику без парашюта с самолета выталкивают. 
Надо сказать еще вот что. Многие дорогие россияне говорят: «Путин ни в чем не виноват. Он ничего не знает». Это неумные люди придумали. Ну как хороший хозяин может не знать, что у него в доме творится? Как отец может не знать о самочувствии своего ребенка? Разве ж отец на свое больное дитя положит непосильный груз? Все, конечно, Владимир Владимирович знает и сделал одну только ошибку – не сказал про увеличение пенсионного возраста перед выборами. 
Его бы все равно выбрали! Не с такими, конечно, цифрами, но победил бы. Потому что серый обыватель, который еще жирует на остатках советской инфраструктуры, никогда не признается, что зря столько лет голосовал за партию власти. Он же мыслить не умеет. На кого укажет телеящик: «Ату!» – того и хает. Кого телеящик в елее утопил – на того и крестится. И был бы он сейчас чист перед лекторатом, аки слеза выжившего из ума ребенка. 
А чего же молчит Владимир Владимирович, ежели все ему известно о нашей скорбной судьбе? 
Отвечу. Он же где-то у того порога, что намерили новым пенсионерам. А какая уже память в этом возрасте, судите сами. 
Горько мне и обидно, что обчищают мою семью публично – на моих глазах доченьку убивают, и ничего я сделать не могу! Но, надеюсь, дойдет письмо до Путина. И мы с ним, старики, сядем да подумаем, как наших детей и внуков сохранить. 

Курская обл. 

Други! Я понимаю, что сумбурно пишу. Накипело. Но, может, хоть отрывок тиснете? Народ-то наш безмолвствует по большей части – по разным причинам, а сердце болит за ребенка. Значит, не только его жизнь, но и мою новый закон укорачивает. Помогите! Убивают!!!