Беспросветно




Отомрет разделение на предметы, не будет рутинных домашних заданий, взрослые перестанут мечтать о едином учебнике, школа будет больше похожа на клуб, лабораторию или производство, чем на искусственный формат общественной жизни…
Про переход на новую модель оценивания высказались уже все, кто только мог. Но на самом деле все равно, какая будет модель – 5 или 12 баллов. Важнее, чтобы она из вычитанной превратилась в накопительную. Сегодня при проверке работы учитель ищет не достижения, а ошибки, как бы вычитая из максимума. А нужно, чтобы он плюсовал достоинства, фиксируя и свое внимание, и внимание ученика на том, что ученик уже усвоил, чем овладел, а что – в перспективе освоения. Такая система оценивания более продуктивна, что доказано и отечественной, и мировой практикой.
А лучше всего вообще без оценок, но это уже личные мечты, я понимаю всю их нереалистичность. Когда ребенок приходит домой из школы, хотелось бы, чтобы у него спрашивали, не сколько ты получил в баллах, а что нового узнал, чему научился, за что тебя хвалили…

Елена Казакова,
директор Института педагогики СПбГУ

* * * 
Вы всерьез рассуждаете на тему отмены опыта человечества в плане учебы и воспитания детей? При том, что результаты этой отмены уже видны на примере десятков несчастных стран, пошедших по этому пути раньше нас и дошедших до того, что там оказались вынуждены признать массово распространившийся легкий дебилизм частью обыденности и даже плюсом для современности? 
Я вам больше скажу: вы, не замечающие возрастной психологии вообще, отрицающие ее, почему вы занимаетесь «программированием» образования для целой страны, а не лечитесь в психдиспансерах?
Почему вы всё время врете? И почему ваше вранье такое легко проверяемое? «Доказано и отечественной и мировой практикой…» Что доказано? Что сразу после отмены раздельно-полового обучения начинается инфантилизация мальчиков? Что сразу после отхода в какой-то стране от жесткой классно-урочной системы с дисциплиной и четкими критериями оценки знаний и поведения начинается деградация сперва этой системы, а потом и страны как таковой? Что такая страна вынуждена, во-первых, завозить мозги, а во-вторых – содержать определенное количество учебных заведений «для элиты», где все по-старому? Вплоть до строгой формы и жесточайшей дисциплины. Да, все это доказано и все это видно. Ну и зачем врать?
Так на кого вы работаете? На тех, кому выгодно политически и экономически разделить народ на горстку суперподготовленной, знающей, умной и упорной управленческой верхушки – и океан радостного безмозглого «пипла», не способного ни на малейшее усилие? Так и признайтесь в этом прямо, все равно это отлично видно. И отлично давно ясно, кто с кем и чего добивается наша власть – и глобально, и чисто в плане образования.
Уча человека чему-то – неважно чему, – его в первую очередь знакомят, причем зачастую весьма жестко, с его просчетами и неумением. Иначе теряется сам смысл учебы, обучения. Похвалы – это на сладкое. Никакое воспитание, вообще никакой процесс не начинаются с похвал и не держатся на похвалах. Думающий иначе – фантазер, глупец, или… опять же кто?
Как дать понять человеку, в том числе и ребенку, что собой представляет его труд, если этот труд нельзя оценивать, нельзя критиковать, нельзя исправлять, а можно только с улыбкой хвалить? А я вам скажу – как.
Да никак. Оно и не нужно. Притащат великовозрастные лбы класса из седьмого на урок географии действующую модель содового вулкана – и молодцы, поулыбаемся и похвалим. А что при этом они не имеют и не могут иметь ни малейшего понятия о принципах вулканической деятельности, о зонах таковой, об опасностях вулканов и возможности их использования – это «маком», зачем им напрягаться? Еще расплачутся от усилий и получат психотравму… 
Ужас в том, что для многих будет откровением тот факт, что дети в школу ходят получать знания. Трудиться. Стараться. Потеть. Работать. А не отсидеть четыре-восемь часов, чтобы бежать домой с радостной улыбкой: «Я посчитал пальцы на левой руке и меня похвалили!» 
Еще более ужасно, что попытки отдельных замшелых консерваторов вроде меня объяснить, что знания детям в мозг не падают просто так – и их надо заставлять учиться. Эти попытки воспринимаются в штыки все тем же многочисленным и поддерживаемым государством сплоченным кланом новаторов-реформаторов. Им все мало той вивисекции и лоботомии, которая была произведена над лучшей в мире системой образования за последние тридцать–сорок лет. Как правило, реформаторы эти – невыросшие и неудачливые сами по себе детишки, которые таким странным образом сублимируют свои детские боли и обиды. Поседев и полысев, всё продолжают воевать с нехорошими учителями, реализуя мечты всем известного «второклассника и второгодника» из интересной старой книжки. Мечты, чтобы в школе можно было ничего не делать, но при этом еще и пенсию получать. 
Мощнейший фактор поддержки безумных реформаторов и, как следствие, предателей-чиновников – это разгулявшиеся без берегов и краев в нашем феминистическом обществе «мамочки». Не родители, не матери, а именно мамочки. Уже выдрессированные СМИ и интернетом «защищать ребеночка любой ценой», следить, чтобы он «не напрягался», уверенные в том, что их дитя самое лучшее, умное, доброе, красивое и честное, а все, кто подвергает этот постулат сомнению, должны пойти под суд за насилие над детской ЛичнАстью (откуда взялась в их отпрыске эта ЛичнАсть, мамочки не задумываются. Видимо, от грязи, как обычно).
А что же сами дети? Нет, им, конечно, приятно слышать, что их жизнь все время пытаются облегчить и раскрасить поярче. Но вот беда – у школьников в РФ уже вышли на первое место по количеству заболевания психики. Это расплата за разрушенный мир, в котором есть старшие и младшие, порядок и требования, наказания и награды, оценки и критерии. Теперь же, в связи с т.н. инклюзией – помещением в среду детей нормальных детей с отклонениями и принуждением их к общему контакту – скоро следует ожидать настоящего добавочного всплеска этих заболеваний, и это тоже и реально доказано опытом множества несчастных стран, и это тоже заставляет спросить реформаторов: «Вы кто у нас все-таки будете?»
Кто вы будете, если печете такие вот пирожки: «…ценность инклюзии в образовании не только в том, что дети с ОВЗ в «нормотипичной» среде развиваются более эффективно, но и в том, что дети «нормы», общаясь с «особыми» детьми, учатся толерантности и становятся добрее».
Ложь, приводящая к обвальному росту числа психических заболеваний у здоровых детей и резкому снижению возможности реально помочь отсталым. Полное, типично либеральное, отрицание – зажатые уши и крик: «Ыыыы!!!» – в ответ на любые попытки ученых, учителей, врачей объяснить, что т.н. инклюзия (смешивание меда и дегтя) не превращает деготь в мед, но наоборот с вероятностью 100%. Это придумано и опробовано в США, и результаты этого действа уже сказались в третьем поколении и заставляют ответственных специалистов в Штатах уже не говорить – кричать о полном развале системы образования, в том числе и из-за того, что в классе с изначально нормальными детьми учатся УО и за несколько месяцев в УО превращается весь класс. После чего как раз и остается признать легкий массовый дебилизм – нормой.
Дорогие родители. Когда вы выступите против инклюзии, вас будут обвинять в нетолерантности, в желании уничтожить всех «особенных детей», в фашизме, в том, что вы неправильно воспитываете своего ребенка, в том, что вы пещерный человек… Вам будут совать под нос умные методички, яркие фотографии, красочные проспекты, рассказывать душещипательные истории, давить на вас со всех сторон, взывать к вашим чувствам, грозить, умолять, шептать на ухо, над вами будут насмехаться, вам будут ссылаться на «мировой опыт» – и так далее, и тому подобное. Опыт давления на родителей у «специалистов» гигантский, в первую очередь они будут упирать на ваш характерный для современного планктона страх показаться жестоким, грубым, несовременным.
А между тем всё очень просто.
Дети с отклонениями должны учиться там, где им помогут. Не где их социализируют за счет падения интеллекта других детей, а в спецшколах. В специально созданной для них среде. Другие варианты преступны! И то, что их пиарят и называют «школами сочувствия», ссылаясь на некий опыт (который в реальности говорит прямо противоположное), ничего не изменит и не должно изменить.

* * * 
Последнее время на всех «авторитетных психолого-педагогических ресурсах» наблюдается буквально шабаш, смысл которого легче всего передать самым часто повторяемым лозунгом этого действа: «Когда мы толкаем детей к достижениям, мы лишаем их детства!»  
Я приведу только несколько положений с одного лишь из многих десятков ресурсов. Разумеется, со своими комментариями. 
«Дочь опять наполучала пятерок и заканчивает триместр отличницей, и ей это нравится, а мне совсем нет.
Она об этом знает.
«А что ты скажешь, если я закончу школу с медалью?» – подзуживает она.
Надеюсь, что не закончишь.
«А как же папа? Он же медалист! А почему мне нельзя?»
Большинство моих клиентов – женщины. С депрессиями, паническими атаками, ГТР, бессонницей. У них у всех одна метапроблема – неумение опираться на себя, доверять себе, чувствовать себя живой и адаптивной. Еще почти у всех красные дипломы…
…Что делать с такими девочками?
Ох, много что.
Научить регулировать свои эмоции самостоятельно, без помощи близких (свои для этого тоже нужно уметь регулировать).
Ориентировать не на чужую оценку, а на свою. 
Никогда не использовать в качестве домашнего терапевта, не нагружать своими надеждами и опасениями.
Добавить в семейный уклад веселого раздолбайства.
Позаботиться, чтобы ребенок получал достаточно физической нагрузки.
Не обсуждать без особой надобности школьную успеваемость и качество выполнения уроков.
Вместе мечтать.
Снизить контроль.
Поддерживать любые начинания, даже самые, на ваш взгляд, глупые. «Попробуй» вместо «да, но…».
Делиться своим опытом обретения себя.
Не рычать, как собака из будки, на проявление несогласия.
Уважать не совпадающие с вашими детские вкусы.
Не запугивать будущим.
Жить своей жизнью».
И теперь давайте быстренько пройдемся по основным вехам бесценных советов этой ненавистницы золотых медалей и переведем их на русский. 
«Научить регулировать свои эмоции самостоятельно, без помощи близких (свои для этого тоже нужно уметь регулировать)».
Настолько расплывчатый совет, что я даже не знаю, как его обсуждать. Скажу только, что в нормальном обществе близкие для того и нужны, чтобы помогать. В любой беде. 
«Ориентировать не на чужую оценку, а на свою».
– Елена Ивановна, когда вы сдадите отчет? С нас же требуют!
– Он неважен, этот отчет. Я вам точно говорю.
– Елена Ивановна, мы вас вынуждены уволить…
А если серьезно, то вам любой адекватный специалист скажет, что люди свои действия всегда оценивают по завышенной или заниженной шкале. 
«Никогда не использовать в качестве домашнего терапевта, не нагружать своими надеждами и опасениями».
То есть, выключить из семейной жизни, максимально оттянуть взросление и снизить психологическую устойчивость. Ай да психолог-советчик!
«Добавить в семейный уклад веселого раздолбайства».
Знаем. Видели. Это очень красиво звучит и даже выглядит. Вот только в жизни «родители-друзья» воспринимаются детьми как ненадежные клоуны, с которыми весело стебаться, но которые ничем не помогут в случае чего. Кто пойдет к клоуну с бедой? А с проблемой хотя бы? Да никто.
«Позаботиться, чтобы ребенок получал достаточно физической нагрузки».
Аплодирую, поддерживаю. А если ребенок не хочет ее получать? Принуждать? А разве это можно – к чему-то принуждать ребенка? У него же будет психотравма. 
«Не обсуждать без особой надобности школьную успеваемость и качество выполнения уроков».
Обсуждать и принуждать выполнять. Иначе ребенок скатится в двойки. Впрочем, как я понимаю, это намного лучше, чем травматичная золотая медаль. Собственно, я не передергиваю – один из идолов современной детской психологии, госпожа Гиппенрейтер, эту самую мысль высказывает куда более недвусмысленно, чем я, и, в отличие от меня, всерьез. А еще лучше, если оценки вообще получится отменить, да?
«Вместе мечтать».
О чем? О розовых пони? Судя по советам – да.
«Снизить контроль».
И опять смотрим выше. Снижайте контроль и готовьтесь к неприятностям – регулярным и самого разного плана. Но с точки зрения психолога любая грязная лужа, которую ребенок обошел, не плюхнувшись в ней и не покувыркавшись в ней – это, мол, «непременные непрожитые проблемы, которые проявятся во взрослом возрасте». 
«Поддерживать любые начинания, даже самые, на ваш взгляд, глупые».
– Мамочка, я хочу переспать с мальчиком!
– Попробуй, ха-ха, круто, это будет тебе подарок к окончанию пятого класса, доча!
«Делиться своим опытом обретения себя».
Не понял?! Только что же было написано, что ни в коем случае нельзя ориентировать ребенка на свой опыт. Ребенок же должен «проживать свою жизнь», нет разве? А вообще, если серьезно, под «опытом обретения себя» психологами имеются в виду все те же лужи, в которые можно бы и не падать, но тогда они «будут непрожитой травмой», да-да…
«Не рычать, как собака из будки, на проявление несогласия».
С чем несогласия? С правилами поведения? С правилами безопасности? Мило улыбаться в ответ на глупость или пошлость, которую изречет взрослеющий ребенок – вместо того, чтобы гаркнуть на него и пристукнуть по столу?
«Уважать не совпадающие с вашими детские вкусы».
Какие вкусы? Что известно психологам о детских вкусах и их формировании? Известно им, что ребенок может без всякой задней мысли обожраться до рвоты шоколадом или просадить несколько тысяч родительских рублей на три-дэ-аттракционе?
«Не запугивать будущим».
Ага. И не готовить к нему, потому что, увы, это тоже запугивание. У ребенка должно быть детство. До 24 лет, как недавно совершенно точно выяснили границу «подросткового возраста» «компетентные специалисты». Я не шучу, дорогие мои читатели. Это, так сказать, официальная информация. 
Что интересно – вообще маститые псих-олухи всячески сдерживают своим авторитетом попытки родителей принудить чадо повзрослеть, это касается не только школьных занятий. Аргументируя это просто и скорбно, все теми же неотразимыми аргументами: ну там «у ребенка должно быть детство», «опасно форсировать развитие»
И только в тех вопросах, которые касаются развращения, грязи, осквернения те же самые псих-олухи занимают совершенно иные, диаметрально противоположные прежней позиции. По их мнению, с этим ребенок должен познакомиться как можно раньше. Для гармоничного развития личности. И только так.
Учиться «наслаждаться своей сексуальностью» в 5 лет – можно, нужно, важно, необходимо.
Мыть полы в комнате в 12 лет – основа для пожизненных моральных травм, использование рабского труда, токсичные родители.
И опять, кто ж вы такие, дорогие мои добродеятельные советчики, борцы за детскую психику и светлое детство в сферовакууме? Отчего ваши выкладки так похожи на финские методички по осчастливливанию целых поколений?
Финнов вообще очень беспокоит, что русские родители постоянно чего-то требуют и чего-то ждут от своих детей. Что, впрочем, неудивительно – собственно финские дети уже во втором поколении тупые радостные неучи. И вот уже не первый год идет эта грязе-соплевая волна про «невиданное насилие над отличниками» и про то, как это замечательно, когда дети носят тройки и двойки, и как надо с ними об этом весело говорить.
Психологи такого типа (а есть ли иные?) – это агенты влияния ювенальной юстиции, причем с зарубежными корнями. Самые обычные агенты влияния. И воспитывают они одиноких злобных невротиков. Тех, про кого советский ученый Добрович сказал в свое время: «Они гордятся тем, что не имеют комплексов. Но вся их душа – комплекс наизнанку, пустыня духа». Всё, точка.
Им трудно даже понять, что, например, «привычка чувствовать за других», которая так возмущает их мозг, – великий дар женщине. Как мужчине дар – умение биться и даже погибать за отвлеченные идеи. Но да, и то и другое с точки зрения психологов – нарушение благостного состояния довольной водоросли. Которое надо взращивать с детства. А то, не дай Фрейд, вырастет Матросов или Карбышев. Что в мире, где равняются на таких людей, делать псих-олуху?
И наконец. Вся история человечества (что делать, приходится снова и снова повторять эти слова, давая отпор скороспелым полузнайкам) – четкое доказательство того, что добивается тот, кто добивается. А не тот, кто страдает клоунизмом и живет в кайф. Не приученный же добиваться с детства не научится этому вдруг, став взрослым. 

* * * 
Мне на самом деле трудно понять, почему в решении на самом деле важных, зачастую критично важных проблем «компетентные специалисты» предлагают какие угодно выходы, кроме тех, которые на самом деле могут проблему решить?
В школах будут выявлять склонных к суициду учеников. Для этого протестируют родителей. Минобрнауки разработало типовой сценарий специального родительского собрания, предполагающий тестирование пап и мам учащихся. Участникам расскажут о «группах смерти» в соцсетях и предложат придумать 100 способов выразить ребенку свою любовь. По словам экспертов, проблемы в семье – одна из основных причин подростковых самоубийств.
Это поможет психологам определить, насколько близки родители с подростками и контролируют ли они активность детей в интернете. 

http://ruskline.ru/opp/2018/mart/01/shkolam_poruchili_najti_sklonnyh_k_suicidu_uchenikov/ 

Хочу сказать, что, например, ни один нормальный отец никогда не говорит сыну ласковых слов, а если и говорит, то это не предмет для публичного признания, и звучат они зачастую совсем неласково. Что одно отцовское «мужик!» в нормальной семье для подросшего мальчишки значит больше, чем сто объятий матери. Но отцы у нас вообще не считаются родителями, а потакать постоянному размахиванью крылышками и кудахтанью над ребенком психологи обожают.
Про то, что активность детей в интернете должна быть законодательно сведена к нулю, я распространяться не стану. Твердил уже. Скажу только, что на часть указанных вопросов любой нормальный родитель просто обязан ответить вопросом: «А какое ваше собачье дело?» Потому что сбором досье от них несет, как разложением от дохлятины, неделю провалявшейся на солнышке.
Я ведь знаю родителей, которые на это ведутся и начинают усиленно любить своих детей. Был у моего коллеги по работе с детьми из Воронежа случай, когда мальчишка из его клуба, до того как раз вполне нормально живший в семье, но, как и положено природой, с некоторого возраста слегка отстранившийся от матери, дошел до того, что сбежал из дому. 
Мать его буквально преследовала такими вот «заданиями», которых, правда, наслушалась не в школе, а на очередных идиотских «курсах семейной любви». Мальчишка сказал, что ощущал себя постоянно унижаемым идиотом и что у него стало возникать желание просто-напросто ударить мать, лезущую к нему с унизительными объятиями. Чтобы этому жуткому желанию не поддаться, мальчишка, который мать любил, напомню, рванул из дому. И, конечно, потом психологи сказали, что виноваты родители. 
В точности, как сейчас говорят наши политики: мол, мы 18 лет разоряли страну, дайте нам еще шесть лет, чтобы можно было все исправить.
А ведь вместе с нормальной школой и нормальной семьей современные дети лишились и нормального пространства для игры и жизни без взрослых. Лишились тех священных мест – леса, берега реки, заброшенной стройки, наконец, просто-напросто двора, где взрослые их не касались и не вмешивались в их жизнь и взаимоотношения. По сути, они сейчас под надзором и контролем 24 часа в сутки 7 дней в неделю. Парадокс в том, что это преподносят как достижение те же самые умники, которые только что твердили нам о свободе детей и их раскрепощенности. Видимо, имелись в виду свобода от родителей и раскрепощенность в семье.
На деле это звучит так: «Нам нужен ничего не знающий и не умеющий, но полный самомнения и самодовольства, истеричный, ограниченный субъект, который уверен в том, что он пуп земли, но при этом полностью зависит от нас!»

* * * 
Современный человек оглушен лавиной бед и опасностей, которая валится на него сразу со всех сторон. Ему страшно за себя. Ему еще страшней за своих детей. И тут – чертик из табакерки, вуаля – перед ним красочным фейерверком буквально взрывается серия радужных перспектив.
Ты можешь наладить отношения с ребенком и надежно защитить его! Достаточно дать ему побольше свободы (по пунктам описано вот в этой методичке, почитайте), войти с ним в дружеские доверительные отношения, поменьше нагружать всякими нелепыми перед ликом психологического благополучия мелочами типа правил поведения и хорошей учебы – и будет у вас не наследник, а просто счастье! Со здоровой психикой, неконфликтный, не доставляющий огорчений, способный осознанно отказаться от любых негативных предложений, которые ему только могут сделать, умница, загляденье, пир духа и ума!
И люди в тоске и ужасе бросаются за этой морковкой. Исключительно ради детей. Без кавычек.
А наверху довольно ухмыляются. Потому что несчастным взрослым становится некогда тряхнуть власть за грудки и спросить: «Почему вы допустили то, в чем сейчас обвиняете нас, родителей?! Почему в стране наркотики, почему детей учат прыгать с крыш высоток, почему надо платить за каждое движение ребенка, почему из нас делают беззащитный и во всем виноватый планктон?! А ну отвечайте, а то сейчас тряхнем еще раз – полетите следом за вашими Николашкой Святым и юристом Керенским!»
…А их выросшим детям подобные неудобные вопросы и вовсе не придут в голову. Потому что у них не хватит умственного развития эти вопросы осознать и сформулировать.
Об этом позаботятся.

* * * 
По сути, мои лично требования к школе можно сформулировать очень просто: она должна вернуться в 1950 год (а в иных вопросах и в более ранние времена). И не надо ловить меня за язык, все поняли, о чем я говорю. «Настоящая школа – благородно консервативна», – отметил глубоко мною почитаемый воспитатель-практик Карем Багирович Раш. Это не нечто, похожее «на клуб, лабораторию или производство». Это место, где дают знания, а не играют с разновозрастными искусственно сделанными УО в жизнь и дружбу. В поддельные жизнь и дружбу, кстати.
Но очень трудно доказать людям этот простейший факт – школа нуждается в массовых и глубоких контрреформах. И что только так она сможет выполнять свою коренную функцию. …И напоследок самое важное.
Никакие спасительные (а речь идет уже на самом деле о нашем спасении) контрреформы в области образования (и в любой другой области, впрочем) невозможны без воли верхов. А волей верхов является создание благонамеренного дауна, «додика из анекдотика». И в приложение к этому становится ясней ясного весь реформаторский чесоточный зуд «педобразов» – власть, объявившая русскому народу войну на уничтожение, не собирается останавливаться.

Другие материалы номера