Из «красной зоны» — в никуда




(Хотя у Минздрава другая статистика – к 22 мая включены 101 человек). Но именно «Список памяти» вызывает доверие, потому как в нем не цифры, а имена, фамилии, должности и место работы. Каждого медика, отдавшего жизнь в борьбе с COVID-19 за нашу жизнь и здоровье. Такое число врачей, медсестер и санитарок, лаборантов и других медицинских работников, погибших от коронавирусной инфекции в России, связано в большей степени с неподготовленностью больниц, а также с недостаточным тестированием на раннем этапе, нехваткой адекватных средств индивидуальной защиты для персонала. И то, что это именно так, убедительно доказывает письмо Елены Петровой из Саранска, публикуемое ниже…

Я принесла домой смерть

Медсестра саранской больницы №4 Елена Петрова едва избежала памятных страниц, но трагически пострадала ее семья

Елена ПЕТРОВА:

«Я, Петрова Елена Александровна, медицинская сестра Саранской республиканской клинической больницы №4, одна воспитываю 6-летнего сына. 22 апреля 2020 года после отработанной смены пришла домой с температурой, кашлем, с изменениями в легких, полученными в ходе обследования на рентгене, и вызвала терапевта. Но мое начальство вызвало меня на работу в карантин по COVID-19, в «красную зону», заставив отменить вызов терапевта. Мне заявили, что иначе подадут мои данные в полицию, что я прославлюсь как медсестра, сбежавшая с карантина, и оштрафуют на 300 000 рублей.
30 апреля я заболела на работе еще сильнее и с температурой 38,6 была отправлена в поликлинику №1 на «Химмаше» в общую очередь, со словами «и на работу больше не возвращайтесь». Это даже при том, что у наших больных, с кем мы работали, подтвердили коронавирус.
Я просидела в поликлинике с 11.00 до 17.00 в ожидании компьютерной томографии, и после этого с диагнозом «двусторонняя пневмония», 12% поражения легких, с подозрением на COVID-19 была отправлена домой на «самоизоляцию». Дома в это время находились родители с моим малышом. 
Вскоре родители уехали к себе, и я осталась с ребенком. 
Через 2 дня заболел мой папа. 
7 мая мое состояние ухудшилось. Стало тяжело дышать. Мне выписали новое направление на компьютерную томографию в городскую больницу №3. Там я просидела в очереди 3 часа, и с поражением легких (24%) в стадии прогрессирования меня отправили домой со словами «вызывайте терапевта по месту жительства».
8 мая у папы на КТ была диагностирована двадцатипроцентная двусторонняя пневмония с подозрением на COVID-19. 11 мая за наш счет маме сделали компьютерную томографию, и ей с правосторонней пневмонией, с подозрением на COVID-19 даже больничный выписывать не хотели. 16 мая маму на скорой доставили в горбольницу №3 им. Каткова. Двусторонняя пневмония, 63% поражения легких. 21 мая она скончалась. 
Перед этим папу с 36% поражения легких госпитализировали в медицинский центр «Резинотехника» – мест больше нигде не было.
Я не могла добиться даже мазков и анализа крови у ребенка, мне отвечали: «У вас нет показаний, и вы не состоите ни в одном реестре». Мое начальство не посчитало нужным подать наши данные о том, что мы работали в «красной зоне» и состояли в контакте с ковидными больными. Только после неоднократных звонков в республиканский минздрав и главе республики Волкову на горячую линию у моего малыша взяли мазки и сделали рентген. 
У нас в Республике Мордовия очень много заболевших медработников, и они также сидели в общих очередях на компьютерную томографию с вирусной пневмонией. И они все с подозрением на COVID-19 отправлены по домам. Только у медсестры Канайкиной из соседнего отделения посмертно подтвердили ковид. А наши анализы пришли с отрицательным результатом. Результаты вскрытия мамы до сих пор скрывают. Ждут, мол, прихода анализов. Я уверена: всё спишут на сахарный диабет. А нас спокойно вызывают на прием в больницу по месту жительства. Разве это карантин?
В итоге я болею, папа в больнице, маму потеряли. Ни выплат, ни помощи, ничего. Зачем выражать соболезнования нашей семье? Наше «заботливое» государство не может оказать никакой помощи живым. Почему нас из «красной зоны» сразу не изолировали от людей? Почему снимают карантин, ведь число заболевших растет с невероятной скоростью и больницы не справляются? 
Куда обращаться, кому писать жалобы, чтобы эту ситуацию взяли на контроль? Чтобы то, что произошло с моей семьей, больше ни с кем не случилось? Спасибо».

Эту трагическую историю медсестра Елена Петрова опубликовала в паблике «ВКонтакте» («Саранск | Доска Позора»).

 

«Какое доверие может быть к системе?!»
Тысячи откликов в поддержку Елены

Вячеслав Легостаев: – Это кошмар. Не молчите, медики. Ваше молчание убьет сначала ваших близких, а потом многих из нас. 

Евгений Шалимов: – С таким надо в прокуратуру обращаться. 

Игорь Фомин: – Евгений, что туда обращаться, там уже проинструктированные все. Хрен чего добьешься. 

Татьяна Лысова: – Дурдом. Пишите напрямую на Госуслугах. Обращения будут видеть вышестоящие. 

Руслан Люртяев: – Примите искренние соболезнования. Крепитесь и поскорее выздоравливайте. 

Сергей Манин: – Ну да, смертность по России чуть более 3500 человек – для США и Европы, чтобы показать, какая у нас лучшая медицина в мире. А на самом деле все намного страшнее, чем там, за бугром. 

Настенька Морозова: – Карантин не был объявлен. А ограничения снимают, потому что чиновники безобразно врут. В.В. захотел снижения количества заболевших – любой ценой снижение будет! И не важно ценой чьих жизней… Логика нас давно покинула, иначе мы бы не выбирали в президенты все время одного человека…

Маша Сафронова: – Господи, Елена. Готовьтесь к прессингу. Вас не оставят в покое после освещения проблемы. Мои соболезнования. 

Татьяна Голубинская: – Да нашим чиновникам на местах все равно. Путин или другой, им никто не указ. Какие бы законы ни издавались – у них свои законы. Да и президенту готовят документы и отчеты эти же чиновники. 

Юлия Родина: – Пишите в администрацию президента, копируйте для всех руководителей разного уровня здравоохранения. Пишите и на сайт, и Почтой России заказным письмом.

Сергей Зайцев: – Юлия, вы действительно думаете, что там не знают реального положения дел?! 

Евгений Мишин: – Моя мама тоже работает в 4-й горбольнице, после двухнедельной работы тоже заболела, тоже пневмония – 16%. А вчера увезли отца в пятую и отпустили, сказали, нет мест…

Ольга Маханова: – У моей знакомой мама умерла от ковид, естественно, диагноз поставили – от сопутствующих заболеваний… Итог: семья не на карантине, продолжают работать, ходят по магазинам, ездят на общественном транспорте. И сколько таких людей ходит по городу, магазинам, даже представить страшно. 
У нас только по телевизору все складно и красиво говорят: и лечат, и спасают, и финансово помогают, и поддерживают. А на самом деле все настолько страшно и опасно, и не дай Бог заболеть, помощи не дождешься. Люди остаются один на один с бедой, у чиновников одни инструкции, им наплевать на людей, придумали только штрафы и наказания. Столько вранья, что уже ни во что не веришь. 

Шамиль Пенза: – Ситуация ужасная, если такое отношение к своим работникам, какое доверие может быть к системе у народа?.. 

Игорь Фомин: – Одна она, к сожалению, ничего не сможет. На местах уже всех прокачали нужной информацией. И вышестоящее руководство уже довело до своих сотрудников, что будет в случае разглашения. Юридическое образование под названием «государство» – это мошенник номер 1. И свора тузиков, которые рулят этой машиной, первые мошенники.

Елена Крайнова: – История ужасна своей обыденностью. Соболезную. Спасибо, что высказались здесь! Я тоже не сильна в юриспруденции, но почему бы суду не принимать в качестве доказательства анализы из частной лаборатории? Она законно работает и имеет все лицензии и сертификаты. Но в текущей ситуации, конечно, там тоже все уже проинструктированы, наверное…

Кристина Ильченко: – Лена молодец, хоть кто-то не побоялся и рассказывает правду! Медики остались без защиты со стороны государства! Соболезную вам! 

Marina Busarova: – Да не дай Бог вам никого потерять, это моя сестра умерла, и мы решили рассказать про этот беспредел в Мордовии.

Елена Каштанова: – Что вообще происходит? Всех заставили носить маски, перчатки. А заболевших не лечат, просто отпускают по домам. Какой итог хотят получить? Чтобы в живых остались только вышестоящие.

Maxim Golubyev: – Пишите в Московскую прокуратуру, президенту и т.д. Внутри республики вы ничего не добьетесь – одни кумы и сваты, все друг друга прикрывают! Если есть медики, не боящиеся рассказывать правду, соберитесь в группу, дайте интервью. Отправьте его топовым блогерам, освещающим проблемы государства – в общем, делайте что-то, но не на уровне РМ, иначе результата не будет никакого, только хуже будет. 

Другие материалы номера