Особо опасные дети




Согласно статистике надзорного ведомства, ежегодно несовершеннолетними или при их участии совершается более 40 тыс. преступлений. «Около двух третей несовершеннолетних, совершивших преступления в 2019 году, – это лица в возрасте 16–17 лет (63,7%). Доля лиц в возрасте 14–15 лет – 36,3%», – говорится в сообщении. То есть, мы свидетели убийственного для любого нормального общества факта. Всего за один год 40 тысяч подростков так или иначе сломали себе жизнь, лишив себя достойного будущего. Перелопатив все возможные ресурсы, так и не смог найти ответа на один самый важный вопрос: а что по этому поводу думают наше правительство, депутаты, президент в конечном итоге…
Как так могло получиться, что в стране с обязательным общим образованием четверть несовершеннолетних на момент совершения преступления нигде не учились? То есть, 10 тысяч мальчишек и девчонок в России не ходят в школу и никому до этого нет дела! Даже в нашей поправленной конституции оставлен пассаж о том, что Россия – социальное государство. А дети являются приоритетом страны.
Дальше в сообщении Генпрокуратуры не менее интересно: «Среди типичных психологических черт личности несовершеннолетнего преступника можно отметить социальную деформацию и дезадаптацию, плохое осознание, пренебрежение или игнорирование принятых в обществе правил социального взаимодействия, моральных и правовых норм, ограничений и запретов, отсутствие чувства ответственности за свои поступки, ложно понимаемое стремление к самовыражению, потребность в новых впечатлениях, эмоционально возбуждающих ситуациях, стремление к риску, эгоизм, низкий уровень самокритичности, неадекватная самооценка и уровень притязаний, ограниченность круга интересов». Неужели нашу такую патриотическую на словах власть совершенно не волнует, откуда вдруг взялись в наших детях такие качества? По телевизору с утра до ночи всем внушают, в какой прекрасной стране мы живем, как у нас все прекрасно, и вдруг у 40 тысяч детей «социальная деформация и дезадаптация»? Это без 70 тысяч несовершеннолетних, которые совершили административные правонарушения. Может, уже пора вести речь о социальной катастрофе? Мы говорим ведь о детях, пусть несовершеннолетних, но все равно гражданах нашей страны.
Не так давно, по сообщениям СМИ эту проблему обсуждали и на совещании в Совете безопасности России. И там пришли к выводу, что «девиантному поведению несовершеннолетних способствуют пропагандируемая в социальных сетях криминальная субкультура». Поэтому и вывод сделан соответствующий, мол, «назрела необходимость создания новой информационной политики, направленной на молодежную аудиторию и ее медиабезопасность». А что еще могут предложить те, кто вверг страну в экономический и социальный коллапс – взять и отрубить интернет?
У педагогов, психологов, у специалистов, серьезно изучающих мотивы, толкающие детей на преступления, несколько иная точка зрения. Изучение проблем подростковой преступности, равно как и преступности общей, требует учета той конкретной социально-экономической ситуации, на фоне которой формируются и развиваются криминогенные процессы. Мы же с уверенностью можем констатировать, что в настоящее время политический и социально-экономический фон в стране оказывает явно негативное воздействие на подростковую среду.
«Устойчивая тенденция к ухудшению экономических условий жизни основной массы населения страны, в том числе с несовершеннолетними детьми приводит к росту психоэмоциональных перегрузок и усилению кризиса в семейных отношениях. В свою очередь указанные обстоятельства способствуют возрождению детской безнадзорности как социального явления. Причины и условия преступности несовершеннолетних – это те же социально-негативные явления и процессы, которые детерминируют преступность в целом. Вместе с тем общее ухудшение экономического положения страны за последние 20 лет привело к тому, что в последние годы в причинном комплексе, обусловливающем преступное поведение подростков, произошли значительные изменения. Негативные процессы социального и экономического характера существенно ослабили прежде всего родительскую семью как социальный институт, который ранее наиболее последовательно и надежно защищал жизнь и здоровье детей и подростков, обеспечивал их интеллектуальное и нравственное развитие», – бьют тревогу педагоги.
А вот еще. Исследуя причины и условия, способствующие совершению преступлений несовершеннолетними, криминологи на достоверном материале убедительно доказали, что в большинстве своем наиболее криминогенным фактором, провоцирующим противоправное поведение детей и подростков, является кризисная неблагополучная семья. Именно она чаще всего наиболее интенсивно формирует личность, способную совершать преступления. «В формировании личности несовершеннолетних, могущих в определенной ситуации совершить преступления, и в непосредственном формировании мотивации этих преступлений решающую роль играет отсутствие (временное или длящееся) у родителей в кризисной ситуации возможности обеспечивать минимально необходимые потребности детей», – делают выводы криминологи.
Иначе и быть не может, потому как даже официальная статистика вынуждена признать: «Большое число людей имеют доход ниже прожиточного минимума, причем ситуация еще более усугубляется задержками выплат. Очевидно, что в таких семьях порождаются настроения безнадежности, социальной зависти и озлобленности из-за тяжелого материального положения. При отсутствии социальной помощи эти обстоятельства формируют мотивацию преступлений – краж, хулиганства и т.д.».
Поэтому хоть вырубай интернет для подростков, хоть не вырубай, материальное положение семей с детьми от этого вообще не изменится. Мало того, у нынешней российской власти нет в принципе проекта будущего страны. А значит нет видения, чем займутся и как будут жить в России сегодняшние подростки.

Другие материалы номера