Воронежские погорельцы




Вспыхнувший в лесу огонь мгновенно перекинулся на село. В середине дня 30 сентября в Павловском районе вспыхнул верховой пожар. Из-за упавшего на ЛЭП дерева и резкого ветра пламя перекинулось на ближайшее село Николаевка. 
По предварительным данным, сгорело около 50 домов, из которых почти половина жилые. На улице Мира кругом выжженная земля. Неподалеку тарахтит трактор, опахивает село по периметру. В подворьях – руины, торчат остовы печей и обуглившиеся плиты. Скрипят на ветру почерневшие ворота, на огородах – запеченные тыквы, спекшиеся яблоки. Каким-то чудом в одном из разоренных дворов уцелел виноград – черные спелые гроздья висят среди свернувшихся листьев. Улицу запрудили десятки пожарных машин, автомобили силовиков и прочей техники. Испуганный черный пес с обугленным хвостом бегал вокруг и заглядывал в глаза всем прохожим.
– Мы из Луганска, многое повидали, но такого ужаса, как вчера, и представить себе не могли, – разоткровенничалась местная жительница Ольга Морозова.
Ее дом стоит почти на границе с обгоревшими руинами. Эпицентр пожарища был всего в трех домах от нее, но ее жилище чудом не пострадало.
– Около двух часов дня мы увидели огонь – полыхал лес. Думали, далеко, до нас не доберется. Но в какой-то момент поднялся страшный ветер и пламя поперло прямо на нас. Огромная труба из огня и дыма неслась прямиком в нашу сторону. Сначала мы стояли в оцепенении, а потом понеслись в дом, там у нас лежачая бабушка. Мы ее кое-как упаковали и потащили в машину, – рассказала Ольга. – Я взяла кота с собой, но он в ужасе вырвался и куда-то ускакал, до сих пор его нет. 
В автомобиле женщины просидели почти до полуночи.
– Кругом гарь, дым, зарево. Мы оказались в настоящем аду. И высунуться страшно. Шифер на соседних домах стрелял, как настоящее оружие. Мы были на войне, но тут страшнее. Муж и сын заливали водой все вокруг дома, засыпали песком. Но, конечно, если бы ветер внезапно не поменял направление, это бы не спасло. Закрою глаза – и весь этот ужас передо мной.
Марина Острикова, сотрудник санатория «Жемчужина Дона», рядом с которым начался пожар:
– Из-за порыва ветра сосна упала на линию электропередачи и загорелась. А дальше все полыхнуло как порох, – сообщила она. – Мы вышли на балкон, посетителей в санатории не было, только сотрудники, около 30 человек. Всю округу заволокло черным дымом. Нас хотели на автобусах вывезти сначала, но там огонь полыхал. Пришлось спуститься к реке и сплавляться по воде. Я натянула себе на голову куртку, чтобы не задохнуться. Такого страху мы натерпелись, до сих пор поджилки трясутся. 
Дом Валентины Ковалевой сгорел дотла. Женщина работает в соседнем селе поваром и попасть домой смогла только часам к 16.30.
– Тут уже дышать было нечем. Ветер поднялся, и все полыхало. Мне удалось спасти только четыре улья из 25 и немного клубники, – сокрушается Валентина.
– Дом построил еще мой дедушка, тут жило три поколения моих родных – и все прахом! Я в шоке, даже сейчас не совсем соображаю. Что теперь делать, как жить дальше?
У одного из домов на улицу вынесли стол, за ним сидели четверо и пили чай, не поднимая головы. Парень с покрасневшими глазами с «подводкой» из копоти, не захотевший представляться, рассказал:
– У меня дом сгорел подчистую, 50 квадратов. Только капитальный ремонт сделал, мебель новую купил… Весь мой труд как корова языком слизала. Обещают помочь, конечно, но…
Пожарные машины, которые заполонили село, должны оставаться там еще трое суток, пока есть угроза нового возгорания. А она сохраняется: земля дымится, тлеют угли, ветер бушует.
Сергей Ромахов и Николай Пащенко – спасатели из Подгорного:
– Сейчас здесь десять частей пожарных. Мы приехали сменить коллег после ночной смены. Уже не столько тушим пламя, сколько разгребаем завалы, – объяснил Сергей Ромахов.
Виталий Бахмутский отец троих детей, 7, 12 и 15 лет. Вся семья осталась без крыши над головой.
– Дом купили на материнский капитал. Только тут все обустроили… Слава богу, бабушка была с детьми, вывела их. А все добро псу под хвост – только документы и удалось спасти. Да еще вот с десяток почерневших консервов. Жена позвонила и рассказала, что у нас больше нет жилья. Я был в Воронеже в этот момент, работал. Здесь больше жить не хочу, не буду восстанавливать этот дом, – признался мужчина.
Много добрых людей. На улице развернули импровизированную полевую кухню.
Ирина Кириченко прибыла в Николаевку из соседней Большой Казинки, где работает преподавателем:
– У нас много детей учатся из этого села, очень всех жалко. И ребят-спасателей, которые тут сутки работают. Приехали их поддержать, покормить.
– Здесь сегодня ночью был форменный апокалипсис! Леса и раньше у нас горели, но чтобы так – не припомню, – поделился с корреспондентом РИА «Воронеж» сопровождавший Ирину школьный водитель Павел Козеренко.
Сотрудники Павловского межрайонного следственного отдела СУ СК ходили по подворьям, фиксировали ущерб и описывали уцелевшие постройки.
Среди спасателей и силовиков журналисты РИА «Воронеж» встретили страхового агента Наталью Гребенникову.
– Мы всего три дня назад приезжали из Павловска в это село страховать жилье. Застраховали около пяти домов. Кажется, три из них сгорело. Сейчас все осматриваем, проверяем…
В Русской Буйловке, находящейся в 10 км от Николаевки, всю ночь не спали. Именно сюда привезли, спасая от огня, погорельцев.
На весь Павловский район здесь расположен единственный модельный сельский Дом культуры. В его фойе перед экраном телевизора столпились люди. Смотрели федеральные новости, где рассказывали о страшном пожаре у соседей. У многих там живут родственники, друзья.
– Такой дым шел вчера, кошмар! Было понятно, что там творится что-то ужасное. Люди боялись, что огонь до нас доберется. И пожарные, и трактора, и вертолеты тушили пламя, и машин со всех районов нагнали, – рассказали сотрудники культурного учреждения.
– В половине шестого вечера к нам приехал первый автобус с пострадавшими. Их было 11. Мы уже ушли с работы и тут же вернулись – с одеялами, подушками, кастрюльками с супами и котлетами, – сообщила заведующая учреждением культуры Светлана Кащеева. 
– Тут в наш клуб потянулись и жители села, несли одежду и еду, предлагали у себя приютить людей. В итоге ночевали у нас в тренажерном зале всего два человека, но сейчас и их забрали.
Все звали людей к себе – помыться, отдохнуть, поужинать. Приносили одежду, белье. Здесь, в тренажерном клубе, организовался сборный пункт для пострадавших.
– Люди проявили такую отзывчивость, аж до мурашек, – заметила глава Русско-Буйловского сельского поселения Валентина Ворфоломеева.
– Люди ехали потоком, забирали семьи, везли их в безопасное место. Теперь предлагают погорельцам жилье на время. Хотят у себя селить. Везут вещи. Мы никого ни к чему не призывали, люди сами все это делают. Даже из Воронежа некая Наталья мне звонила, перечислила деньги, предлагала в Воронеже разместить, в Боброве, у себя на даче. Благодаря этому несчастью мы узнали, как вокруг много добрых людей.

***

Добрых и отзывчивых людей в нашей стране, несмотря на тридцатилетнее существование аморального во всех смыслах строя, действительно осталось еще много. Потому что в Советском Союзе они воспитывались на проверенном веками на Руси принципе «сам погибай, а товарища выручай». А вот сегодня новые хозяева открыто проповедуют уже свой принцип «каждый сам за себя». 
Теперь после очередного пожара власти будут искать стрелочников и выяснять причины, хотя они лежат на поверхности. Нынешний строй столько бед народу принес, что уму непостижимо. Народ за время правления «реформаторов» бесконечно горит, взрывается, падает и тонет. Все эти «булгарии», «хромые лошади» и «зимние вишни» являются плачевным итогом реставрации капитализма в нашей стране с его неуемной жаждой наживы и пренебрежительного отношения к своему народу. Власти сегодня пытаются объяснить людям, что причиной пожаров является возгорание сухой травы от попадания на нее оборванных электропроводов и непотушенных сигарет, умалчивая при этом, что это они своей безумной политикой порушили колхозы и совхозы, имевшие на вооружении надежные средства пожаротушения. Все травы повсеместно выкашивались на корм скоту, которого в те времена, в отличие от сегодняшних, было огромное количество, и не только общественного, но и личного. Ежегодно опахивались все поля и поселения, не позволяющие огню распространяться на большие расстояния.
А при нынешних буржуях заброшенные поля и вымирающие села зарастают травой и бурьяном, которые под палящими лучами солнца становятся отличным горючим материалом. Они-то при попадании малейшей искры и приводят к постоянным страшным пожарам. Поэтому за время своего правления российские буржуи спалили не только села и деревни, во многих случаях вместе с ее жителями, но и огромную территорию тайги. Теперь уже всем давно ясно, что именно капитализм является главным виновником не только пожаров, но и всех наших бед. Капиталисты ради собственной наживы загадили вокруг все, что можно: воздух, реки, озера, моря и даже океаны. И пока этот строй будет существовать, а нынешние его хозяева, ничего не предпринимая, – упиваться властью, положение с каждым днем будет только усугубляться.

П.Н. Долгих
г. Воронеж

Другие материалы номера