Площадка для разбоя




Он рассказал, кто создавал и контролировал крупнейшую «обнальную» площадку России, как она работала в теневой системе международных расчетов, через которую отмывались миллиарды долларов. Сейчас следствию известно, что ее работу обеспечивали больше сотни сотрудников банков и финансовых структур.

«Данная деятельность велась до 14 августа 2019 года, когда в программе Xabber пришло сообщение с указанием всем работникам выбросить выданные ранее мобильные телефоны. Более на работу я не выходила», – так следователям описала последний рабочий день на «Площадке» бывшая операционистка банка «Новое время». Приказ она выполнила и выбросила мобильный телефон «где-то на улице, по дороге домой».

Такое же сообщение получили десятки сотрудников «Площадки». За день до того столичное управление Следственного комитета России возбудило уголовное дело об организации преступного сообщества (ОПС), которое, по данным следствия, с 2011 по 2019 год вывело в тень не менее 500 млрд рублей. Лидером ОПС следствие называет друга экс-полковника Дмитрия Захарченко, украинского спортсмена и бизнесмена, бывшего совладельца «Нового времени» Валерия Раздорожного.

Как уже неоднократно писала «Советская Россия», полковника МВД Дмитрия Захарченко ФСБ России задержала в сентябре 2016 года. Офицера обвинили в получении взятки, превышении должностных полномочий. Кроме того, по мнению следствия, Захарченко препятствовал осуществлению правосудия. Правоохранители обнаружили у Захарченко и его семьи 13 квартир, 14 машиномест в элитных районах столицы, четыре автомобиля, слиток золота в полкилограмма, часы и драгоценности. Главным вещдоком стали гигантские суммы денег наличными. Семья полковника хранила в квартирах 8,5 млрд рублей, еще миллиард рублей лежал на счетах полицейского. В результате за взятку и воспрепятствование правосудию по первому делу полковник получил 12 лет и 6 месяцев. Второе дело сейчас рассматривается в Пресненском суде.

В рамках второго дела Захарченко обвиняют в получении взяток с 2007 по 2016 год от предпринимателей, контролировавших «Площадку».

О существовании «Площадки» следователям из Лондона рассказал беглый банкир Герман Горбунцов, который скрывался в Великобритании от обвинений в заказном убийстве. После ареста Захарченко он подробно объяснил, кому и как платили взятки он и его партнеры. Рассказал банкир и о связях экс-полковника с главными подрядчиками РЖД и бенефициарами «Площадки» – совладельцами группы компаний «1520» Андреем Крапивиным (он также работал советником у главы РЖД Владимира Якунина), Валерием Маркеловым и Борисом Ушеровичем. Кроме того, Горбунцов сдал своих бывших подчиненных – финансистов Ивана Станкевича и Дмитрия Моторина, управлявших «Площадкой».

Согласно протоколу допроса, появившегося в ряде интернет-СМИ, Горбунцов познакомился с Маркеловым и Ушеровичем в 2004 году. После этой встречи банки Горбунцова («Интерпрогрессбанк», «Столичный торговый банк», «Инкредбанк») стали обслуживать счета бизнесменов и их компаний. Работы было много – Маркелов контролировал около 400 разных фирм, которые взаимодействовали с подрядчиками «Российских железных дорог». Деньги текли рекой, и партнеры Горбунцова приобрели по 50?% в «Интерпрогрессбанке» и «Столичном торговом банке».

Раздорожный тоже был крупным клиентом Горбунцова. Именно украинский бизнесмен и познакомил банкира с полковником Захарченко. То, что беглец и бывший полицейский работали вместе, доказывает черная касса банков Горбунцова. Она хранилась на ноутбуке, который он передал следователям. В базе указано, что с 2007 по 2009 год пользователю под именем «Захар Хитрый» каждый месяц перечисляли 150 тыс. евро.

Из названных фигурантов правоохранители смогли поймать только Маркелова – он сейчас делит с Захарченко скамью подсудимых в Пресненском суде Москвы. Ушерович, Станкевич и Моторин скрылись и были объявлены в международный розыск. Крапивин умер, и к нему претензий у следствия нет. Эти четверо, по версии следствия, и платили Захарченко взятки за покровительство контролируемой ими «обнальной» площадки на протяжении почти десяти лет.

На скамье подсудимых также оказались два земляка экс-полковника.

Сам Горбунцов дал показания не просто так. Из них следует, что сбежал он в 2009 году, когда партнеры обвинили его в краже денег. По словам банкира, сбежать ему посоветовал Захарченко. Полковник предупредил знакомого о грядущем аресте по делу о покушении на банкира Александра Антонова, в котором подозревался Горбунцов. Антонов-младший до Горбунцова обслуживал «группу РЖД» Маркелова и Ушеровича, а также придумал и создал теневую систему виртуальных расчетов, которую затем использовали в работе «обнальной» площадки. Об этом он сам рассказал следствию, а затем и суду.

Антонов дал показания не от хорошей жизни. В 2015 году он вынужденно вернулся в Россию, поскольку власти Литвы отобрали у него банк Snoras, заподозрив в финансовых махинациях почти на $1,5 млрд и добились его экстрадиции из Лондона. А в 2018 году к нему в подмосковный дом с обыском нагрянули силовики в рамках дела о хищении 150 млн рублей из банка «Советский». Он заключил сделку со следствием и дал развернутые показания, в том числе о работе обнальной «Площадки».

В суде Антонов прямо заявил, что занимался теневыми схемами, но утверждает, что это была обычная практика для банковской работы тех времен. «В тот период времени все банки, 100?% [российских] банков участвовали в этих [теневых] потоках», – рассказал Антонов в суде.

Скрыть огромные потоки денег непросто. Для этого использовалась система виртуальных расчетов, которая стала технологической платформой «Площадки». Ее в 1998 году начали разрабатывать программисты Антонова. По его словам, система позволяла управлять теневыми банковскими транзакциями, так как работала по тем же принципам, что и обыкновенный коммерческий банк. Только лицензии у нее не было. «Это как черный банк внутри белого», – описывает систему расчетов Антонов.

Работала «Площадка» следующим образом. Сначала деньги с госконтрактов собирали на счетах банковской группы. Потом по подложным контрактам их отправляли за рубеж, в подконтрольные банки. Затем деньги прятали в офшоры и фонды, чтобы вложить в активы по всему миру. Так деньги «отмывались» и исчезали с радаров правоохранителей и налоговиков. Из показаний Антонова следует, что преступники могли завышать стоимость контракта в два раза и выводили в тень ровно половину.

В схеме были задействованы десятки банков. Для вывода на Запад использовали молдавские – «Молдинконбанк», «Виктория» и другие. Молдавская схема составляла 80?% всей системы вывода средств, утверждает Антонов. Другой поток шел на Кипр и в Швейцарию – через Прибалтику. Третий вел в Киргизию – через «Азияуниверсалбанк». В России на «Площадку» работали «НОТА-Банк», «Енисей», «Стратегия», «Новое время», говорится в показаниях Антонова.

«Площадка» – это инфраструктура, состоящая из банков и большой сети компаний. Среди них примерно треть – фирмы-однодневки, которые не ведут реальной хозяйственной деятельности. За процент от сделок владельцы «Площадки» помогали оптимизировать налоги и анонимно выводить деньги за рубеж. Чтобы скрыть реальных бенефициаров денежных потоков, им придумывали псевдонимы в специально созданной системе виртуальных расчетов. При определенной настройке она была способна автоматически выполнить операцию по распылению денег и выводу их в тень.

В октябре 2009 года, через несколько месяцев после побега Горбунцова, во всех офисах «Инкредбанка» прошли обыски по делу об отмывании денег. В итоге МВД отчиталось о закрытии площадки, через которую в тень было выведено не менее 6 млрд рублей. Осуждена по этому делу была только сотрудница финансовой компании «Галеон» Татьяна Сорокина. Она в 2012 году получила 28 месяцев лишения свободы условно.

Часть материалов дела Сорокиной 2012 года вложены в новое дело Захарченко. Согласно показаниям Сорокиной, она за 45 тыс. рублей в месяц выполняла те же функции, что и другие коллеги: «опознавала» поступившие от клиентов на счета «технических» фирм деньги, а затем принимала заявки на выдачу наличных. Никаких денег Сорокина в руках не держала, лишь обрабатывала заявку в электронной базе данных.

Когда Сорокину арестовали, то выделенный работодателем адвокат убеждал ее не давать показания, за это ей пообещали квартиру в Москве. Но Сорокина наняла другого защитника, частично признала свою вину и рассказала следователем все, что знала о работе «Площадки». Выходит, МВД могло «прикрыть» схему еще тогда, в начале 2010-х, но кроме Сорокиной никого по этому делу не задержали.

Сеть «Площадки» насчитывала более 400 компаний и описывается в материалах дела так. Были компании «первой линии» – ведущие реальную хозяйственную деятельность и способные пройти налоговую проверку. За ними шли компании «второй линии». Они уже не имели своих активов, их возглавляли номинальные директора. Но при попустительстве надзорных органов проверку проходили и они. В «третьей линии» стояли фирмы-однодневки. Их использовали для обналичивания денег и вывода их из России. Об этом следователям рассказали несколько фигурантов дела.

Всего на «Площадке» работали не менее 100 сотрудников – это руководители, менеджеры, бухгалтеры, айтишники, финансисты, операторы, юристы, номинальные гендиректора, инкассаторы и другие. Зарплата номинального директора составляла от 10 до 30 тыс. рублей в месяц за каждую компанию, в которой он числился. За эти деньги номинал подписывал финансовые и распорядительные документы и выезжал в налоговую по необходимости. Связь с ними держали через курьеров, именно они привозили документы. Встречи всегда проходили в разных местах, часто документы подписывались прямо на станции метро. Какие были обороты в каждой компании и чем она занималась, номинальные гендиректора не знали. 

Менеджерам, как и другим сотрудникам, запрещали общаться между собой на любые темы – конспирация. «Общение между сотрудниками было предельно регламентировано и формализовано. Между сотрудниками, за исключением тех, с которыми я непосредственно работала, мы не должны были обсуждать какие-то аспекты своей работы, а также сообщать свои полные анкетные данные или обстоятельства семейной жизни», – рассказал один из свидетелей следствию. Он добавил, что однажды одну сотрудницу даже уволили «за разговоры». Практически никто из допрошенных не видел Захарченко в офисах «Площадки» и не знал о нем до тех пор, пока по телевизору не показали кадры его ареста. Связь экс-полицейского с «Площадкой» можно отследить в показаниях только двоих из фигурантов дела.

Показания свидетелей, материалы второго дела Захарченко, бухгалтерия «Площадки» – все говорит о том, что именно Захарченко и связанные с ним банкиры контролировали одну из крупнейших «обнальных» систем в стране. Закрытие «Площадки» может ровным счетом ничего не значить. По словам того же Антонова, схема похожа на свернутую военную часть, и ее можно использовать снова. «Вам надо набрать солдат и развернуть ее, она будет у вас развернутой воинской частью», – объяснял банкир в суде. Для этого нужна виртуальная система расчетов, как та, что лежала в основе «Площадки», десятки компаний, продуманные схемы их управления и штат менеджеров, инкассаторов и бухгалтеров. Это мобильная система, поэтому при наличии этих параметров подобные «площадки» могут возникать регулярно и оставаться незамеченными годами. Например, после ареста Захарченко в 2016 году управление этой «Площадкой» переместилось на Кипр и продолжило работу оттуда.

По подсчетам экспертов, количество «пропавших» за рубежом средств россиян год от года только растет. А за последнюю четверть века из России в офшоры вывели не менее $750 млрд. Какая часть из этих денег прошла через счета «Площадки» мы, скорее всего, не узнаем никогда.

По материалам интернет-ресурсов

 

Другие материалы номера