ДЭГ-лохотрон – вместо выборов

Первый раз ДЭГ в качестве эксперимента применялось в 2019 году. Тогда всё прошло незаметно. Совсем по-другому проявился эксперимент с ДЭГ, проведённый в сентябре 2021-го на выборах депутатов Госдумы в семи «пилотных» регионах РФ – в Москве, в Севастополе, в Курской, Мурманской, Нижегородской, Ростовской, Ярославской областях.

ДЭГ произвело большое впечатление на многих участников выборного процесса как способ тотальной фальсификации результатов в пользу партии власти. Особенно ярко это выразилось в Москве, где сразу пять кандидатов от КПРФ, опережавших своих соперников в одномандатных округах Москвы были «задвинуты» на вторые позиции виртуальными голосами избирателей, высказавшимися с помощью дистанционного электронного голосования исключительно в пользу выдвиженцев «списка Собянина». Редкое идеологическое единообразие объединило почти 2 млн жителей столицы, проголосовавших дистационно-электронно. И ДЭГ показало совершенно иной выбор избирателей, чем бюллетени.

Кандидаты из задних стали лидерами! ДЭГ поспособствовало малоизвестному телеведущему Тимофею Баженову «обойти» лидера московских коммунистов Валерия Рашкина, ленкомовцу Дмитрию Певцову – защитника прав москвичей Дениса Парфенова, телеведущему Евгению Попову (мужу Скобеевой) – ученого-математика, доцента МГУ Михаила Лобанова, одесситу-рекламщику «теплэко», Анатолию Вассерману – коммуниста-политолога Сергея Обухова, единороссовке Светлане Разворотней – авторитетную представительницу «Левого фронта» Анастасию Удальцову. «Побежденные» направили свои иски в суды против фальсификата ДЭГ.

Этому ноу-хау еще не дано всесторонней оценки. А «ЕдРо» уже форсирует принятие новой статьи 64 прим в закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ», чтобы, по словам единоросса, запретителя оппозиционных акций Дмитрия Вяткина, «установить общий порядок проведения дистанционного электронного голосования».

Понимая токсичность затеи, Вяткин поспешил добавить: ДЭГ – только «дополнительная форма волеизъявления наших граждан на выборах», «не заменяет традиционное голосование бумажными бюллетенями», «детали ДЭГ устанавливаются актом Центризбиркома», регионы сами решают, проводить им ДЭГ или нет (хотя ни один регион не откажется, если будет сверху «рекомендовано»), избиратели тоже вправе выбирать способ волеизъявления.…Они-то выберут, но их выбор перечеркнет ДЭГ, как случилось в Москве? Не в этом ли привлекательность ДЭГ для Вяткина и его единопартийцев?

«Нет», – отрицал Вяткин, доказывал, что старается для народа: ДЭГ – удобно, можно голосовать, не вставая с дивана, поэтому в сентябре 21-го «смогли проголосовать наши соотечественники, жители Луганской и Донецкой народных республик». Да, донбассовцы голосовали и дистанционно, и на участках Ростовской области. Но все их голоса оказались «за» «ЕдРо», хотя Донбасс исторически верит коммунистам, а не буржуазии.

Неизвестно, как оценили «удобства» ДЭГ избиратели, узнав, что в Госдуме VIII созыва 324 депутата «Единой России». За минувшие 4 месяца им этот депутатский состав дал: бюджет недоразвития, не позволяющий поднимать реальный сектор экономики и создавать рабочие места в регионах; отказался принять инициативу КПРФ об отмене пенсионной реформы; ввел QR-кодизацию, несмотря на отмену рассмотрения соответствующего закона; для получателей доплат по накопительным пенсиям установил возраст дожития нереальные 22 года для вымирающего населения, чтобы к минимуму свести выплаты; принял закон Вяткина, засекречивающий сведения об имуществе судей и силовиков; принял МРОТ в 13 тыс. 617 рублей, что в 3 раза меньше, чем рассчитано учеными.

И чтобы всё продолжалось в этом же мародёрском ключе, чтобы всегда в Госдуме было конституционное большинство единороссов, – протаскивается законопроект о ДЭГ. Он позволит «ЕдРу», чей рейтинг опустился ниже плинтуса, всегда выигрывать выборы.

В чем же секрет «волшебства» ДЭГ?

Его раскрыли главные оппоненты единороссов коммунисты: система непрозрачна, неконтролируема, численность голосовавших, результат – полностью в руках двух-трех программистов и парочки спецслужбистов, нанятых властью, которые будут «колдовать», принимая голоса и считая их таким образом, чтобы итог отвечал пожеланиям заказчика. 

Вячеслав Мархаев (КПРФ): «ДЭГ усилит недоверие народа к выборам и власти. И так 60–70 процентов россиян на выборы не ходят, не верят в их честность. Перед «Единой Россией» и правящей верхушкой стоит задача – удержаться у власти. Как? Схватились за ДЭГ. При данном голосовании не будет наблюдения со стороны партий, участвующих в выборах. Будет узкий междусобойчик».

Коммунисты предлагали Вяткину варианты контроля, например, возможность самим голосовавшим проверить, за того ли кандидата или партию причислен его голос. Но Вяткин заявил, что все попытки контроля над ДЭГ опасны и недопустимы, это будет вторжение в систему.

А что дало партиям ДЭГ?

Зампредседателя ЦИК Николай Булаев, присутствовавший на обсуждении вяткинского законопроекта, огласил, что досталось партиям от ДЭГ в «пилотных» регионах в сентябре 2021-го: «Единая Россия» получила в пяти из семи субъектов результат чуть выше, чем на голосовании на обычных участках. «Новые люди» – в шести регионах получили результат выше, чем на обычных участках, ЛДПР – на четырех, «Справедливая Россия» – в двух субъектах РФ приросла голосами, КПРФ – ни на одном.

Как такое могло произойти, чтобы партия, у которой в каждом регионе немало сторонников, в ходе ДЭГ оказалась обнуленной? «В ряде регионов у коммунистов и «Единой России» равновеликие результаты, мы идем нос к носу, а во многих случаях наши результаты лучше, мы побеждаем. И то, что вы у нас эти победы забрали – не красит вас, коллеги… Теперь вам нужен ДЭГ как инструмент для манипулирования итогами голосования. Мы имели возможность ощутить это на себе в полной мере на минувших сентябрьских выборах. Перед вами человек, чью победу с помощью дистанционного электронного голосования умыкнули самым наглым образом», – возмущался Денис Парфенов.

Отняли, забрали, украли… В этом и есть тот красноречивый показатель политической борьбы, которую власть ведет против КПРФ. Коммунисты, сторонники социализма – главные противники нынешней власти. И всякие ДЭГ, препятствия, ограничения, запреты придумываются с одной целью – отстранить подальше от власти КПРФ.

Законопроект Вяткина голосами «ЕдРо», ЛДПР и «Новых людей» принят («за» 296) в первом чтении. Против ДЭГ высказались в полном составе коммунисты и частично справроссы («против» 74). Второе чтение инициативы Вяткина должно состояться в феврале. «ЕдРо» торопится узаконить ДЭГ, заранее заготовить все программы, чтобы в 2024 году включить лохотрон на полную катушку. Иначе – власть проиграет.

«Правящая верхушка явным образом ставит собственные интересы выше интересов подавляющего большинства народа, это ещё больше способствует подрыву доверия общества к власти, ко всей политической системе», – подчеркивал, выступая от фракции КПРФ Денис Парфенов.

«Единая Россия» сделала еще один шаг к делегитимизации выборов в России, приняв законопроект о так называемом дистанционном электронном голосовании, – заявил Председатель КПРФ Геннадий Зюганов. – При ДЭГ не нужны ни наблюдатели, ни партии, ни избирательные комиссии. Судьбу страны будут определять три программиста, один оператор и заказчик. При таких выборах невозможно ни убедиться, ни обеспечить тайну голосования. Не правда ли, очень удобно в ситуации, когда рейтинги «Единой России» стремятся к нулю?

КПРФ решительно выступает против трёхдневного и электронного голосования!»