Оптимизация до летального исхода

1.

Но так уж устроена наша жизнь в постсоветские годы: какое слово власть имущие ни выберут для своих пропагандистских целей, оно начинает вызывать в народе такую ненависть, что превращается в бранное. В 2018 году высокопоставленные московские чины рассылали редакциям провинциальных СМИ инструкцию: ни в коем случае не именовать пенсионную реформу «реформой», так как это слово воспринимается «негативно». Так в официальной прессе появилось выражение «пенсионное улучшение»… Вот и «оптимизация» давно навевает самые печальные воспоминания. Десять лет президент и его команда прославляли «оптимизацию медицины», а обернулось все ликвидациями больниц и поликлиник в малых городах и селах, что в пандемию привело к немалым человеческим жертвам…

Но власть имущих это не смущает, ведь один из главных прорабов их перестройки – тот самый рыжий, который «во всем виноват»! – советовал некогда жить под лозунгом «больше наглости!». Не так давно, в конце января наступившего года, Госдума приняла в первом чтении новый закон о местном самоуправлении. Во время обсуждения депутаты-коммунисты прямо заявили, что это ликвидация местного самоуправления в России. В ответ автор законопроекта – одиозный депутат Клишас, даже не поморщившись, ответил: «Ни о какой ликвидации речь не идет, может быть, об оптимизации». Конечно, это ложь, к которой ему не привыкать. В действительности о местном самоуправлении можно теперь забыть…

2.

Вероятно, здесь нужна небольшая справка о том, что такое местное само­управление и чем оно отличается от государственной власти. Всем и каждому понятно, что существуют вопросы, которые сподручнее решать на местах, не взывая к высоким чинам, сидящим в столицах. Скажем, если в далекой сибирской деревне крыша школы требует ремонта, то чтобы залатать крышу, совсем необязательно беспокоить президента страны. Во всех государствах этим занимаются представители местного самоуправления. Скажем, староста деревни и его помощники, которых выбирают жители деревни на сходе и которым доверяют «общую кассу» для таких вот мелких, но жизненно важных для поселения дел.

У нас, как вы понимаете, и здесь «особый путь». Не раз и не два мы с вами, уважаемые читатели, лицезрели на «прямых линиях», как дозвонившиеся до Москвы граждане то просили президента, чтоб дорогу им в деревню провели, то чтоб больницу «до ума довели». Все это давно стало пищей для едких и обидных анекдотов, причем не только в России, но и за рубежом, где, как вы сами догадываетесь, Макрон и Байден проблемами покосившегося коровника не занимаются…

Конечно, избежать такой стыд и позор можно – развивая это самое местное самоуправление. И что самое интересное – правовая база у нас для этого имелась! Еще в 1990 году, когда СССР существовал, был принят закон «Об общих началах местного самоуправления и местного хозяйства», дававший для этого все необходимые полномочия. Принцип местного самоуправления был провозглашен в Конституции 1993 года, а в 1995 году тогдашняя Дума одобрила Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ», и он был подписан и начал действовать. Много дурного и страшного было в 1990-е годы, и об этом сегодня часто вспоминают, но все же местное самоуправление тогда начало, пусть и не без сбоев, развиваться. Граждане выбирали себе глав поселений не только на уровне деревни, но и на уровне городов. Муниципальные образования имели свои бюджеты. Был даже механизм отзыва муниципальных выборных лиц, которые не выполняли требования избирателей. Так, у наших городов на рубеже 2000-х появились «народные мэры», выбранные жителями города, а не командой губернатора. Многие из них, между прочим, были представителями левопатриотического движения, их называли «красные мэры».

Но с приходом в 2000-е в Кремль новой команды все изменилось. В высокие московские кабинеты сели господа, которые будто явились из мира «чиновничьего Петербурга» Гоголя и Достоевского. Им в принципе не нравилось, если хоть кто-нибудь осмелится дышать, не имея разрешения, заверенного тремя подписями, и инструкции на 100 страниц… В 2003 году был принят закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ», который ввел должность «сити-менеджера». «Сити», как вы знаете, по-английски – «город», а «менеджмент» – «управление». В общем, если перевести с языка главной страны НАТО (которую раньше наша власть до обожания любила), это «городской управляющий». Его отличие от мэра в том, что его не выбирает народ, а назначает конкурсная комиссия, где широко представлены региональные власти. Муниципалитетам было предоставлено право вместо выборов мэров производить назначение сити-менеджеров, и там, где власть губернатора была сильна, так и сделали. В 2014 году в закон внесли поправки – теперь сити-менеджер просто становился главой муниципалитета. К 2018 году во всех регионах избираемых мэров заменили сити-менеджерами. В 2020 году в Конституцию была внесена поправка, согласно которой местное самоуправление «встраивалось в систему публичной власти». То есть если раньше Конституция предполагала, что кроме чиновников, которые подчиняются президенту и правительству, у нас есть муниципальные служащие, напрямую избираемые народом, то теперь вторая категория исчезла. Собственно, проголосовав за поправки к Конституции, россияне просто оставили от местного самоуправления лишь название. Но в поправках декларировалась фактическая ликвидация, но не конкретизировалась. Это и делает законопроект Клишаса, забивающий последний гвоздь в гроб местного самоуправления в России.

В чем его смысл? Законопроект предполагает уничтожение на местном уровне всех административных образований, кроме муниципальных и городских округов. Не будет, например, теперь такой единицы, как орган самоуправления сельского поселения. В России сейчас около 20 тысяч муниципалитетов. После реформы, объявленной законопроектом Клишаса, их число сократится в 6–7 раз – до 3 тысяч. Это и есть пресловутая «оптимизация», то есть сокращение аппарата управления. Только сокращаются не бесчисленные чиновники, назначаемые и контролируемые «федеральной вертикалью», а выборные представители местных сообществ, которые были подотчетны лишь своим избирателям. Главы округов будут выдвигаться губернатором региона (тогда как раньше – комиссией, где были представители региональной власти). Губернатор получает право своей росписью отрешать от власти глав муниципалитетов. Сроки полномочий глав установлены единообразно и повсеместно – 5 лет (раньше на местах решали этот вопрос самостоятельно).

Муниципальные депутаты в небольшом количестве сохраняются, но и тут губернатор получает возможность воздействовать на них. Наконец, местные органы преобразуются в казенные учреждения, что понижает их финансовую самостоятельность и делает подотчетными высшим чиновникам.

Реформа должна начаться в 2023 году и завершиться в 2028 году. За это время муниципальные районы должны стать округами и в переходный период выборы будут разрешены лишь в столицах субъектов РФ. То есть и выборность существенно ограничивается законопроектом.

Многие уже обратили внимание на то, что старт реформы совпадет со стартом президентской кампании – 2024. Если до этого имелась хотя бы гипотетическая возможность существования управленцев, не контролируемых «ЕР» и АП, то теперь и ее практически нет. Эксперты уже отметили, что истинная цель всего этого – повысить управляемость регионами перед выборами и снизить количество местных выборов, чтоб народ не отвлекался от главного действа «переизбрания президента». Закон Клишаса лишний раз подтвердил предположения политологов, появившиеся после событий в Казахстане, – никакой операции «Преемник» в 2024 году не будет. Конечно, кремлевская администрация будет пытаться, как и раньше, «нагнетать интригу», но прошли уже времена, когда актерам этого театра верили.

К тому же все помнят, что «несистемная оппозиция» пыталась воспользоваться тем, что в стране еще есть довольно-таки значительный корпус мундепов. Это ведь несколько десятков тысяч человек, среди которых – тысячи гражданских активистов! Мундепами становились борцы против точечных застроек, экологи, правозащитники. На уровне муниципальных органов позиции партии власти не так сильны, как среди депутатов заксобраний и Думы. Навальнисты даже делали ставку на муниципальные выборы и предлагали провести Земский съезд, и их призывы встретили отклик. В мае прошлого года на Земский съезд в Великом Новгороде съехались мундепы со всей страны, планируя обсудить проблемы местного самоуправления, но работа съезда была пресечена полицией под предлогом нарушения ковидных ограничений.

«Вот вам теперь Земский съезд!» – вероятно, сейчас восклицают лысые умники со Старой площади, потирая свои потные ладошки… Им не приходит в голову, что тем самым они уподобляются беспалому упырю, который, чтоб стать большим начальником, развалил родную страну… Они же, ради того, чтоб еще лет 8 покуражиться над страной, уничтожили последние остатки реальной демократии – местное самоуправление…

3.

Общее мнение об этой новой реформе выразила депутат Оксана Дмитриева. «Россия так никогда не управлялась со времен реформ Александра II. Фактически у нас теперь будет меньше местного самоуправления, чем 150 лет назад!» Ее поддержал политолог Константин Калачев: «Власть идет по пути Николая I, выстраивает жесткую административную систему управления».

Если же оставить в стороне экскурсы в историю и говорить по существу, то эксперты оценивают реформу негативно. Как говорят специалисты, у бывших поселенческих органов самоуправления (которые превратятся в филиалы районных) «останутся лишь сметы, а не бюджеты». Деньги будут распределяться на более высоких уровнях. Чтоб построить дорогу или починить забор, нужно будет ехать уговаривать чиновников за десятки, а то и за сотню километров. Ну или звонить на «прямую линию» Путина, повышая его рейтинг в глазах пенсионеров, охающих перед экранами: «Какой же он заботливый!»

А на Кавказе у нас этническая чересполосица. В поселении говорят на одном языке, а в районе – на другом, потому что там живут представители другого народа. Специалисты предполагают, что уничтожение самоуправления на уровне поселений может привести к межэтническим конфликтам!

Наконец, в Сибири и на Дальнем Востоке поселения отделены друг от друга сотнями километров. Политологи предупреждают: уход из поселений местного самоуправления приведет к тому, что власть в них захватит криминалитет. Как это и было в 90-х, которыми нас пугают Клишас и Ко…

Господин Клишас в свое время начинал свою учебу в Свердловске на философском факультете. Правда, он его бросил и отправился в Москву – «искать карьеры и фортуны». Но, думается, до спецкурсов по диалектике  и  теории  систем  он  все-таки   до­учился. И поэтому должен понимать, что везде важно соблюдать меру. Превышение меры приводит к тому, что явление превращается в свою противоположность. Если слишком увлечься укреплением вертикали, то она обрушится – как падает башня под тяжестью собственного веса.

Строго говоря, мы это уже видим… Ведь законопроект Клишаса в действительности лишь констатирует уже случившееся. Власть давно уже задушила местное самоуправление – прежде всего, сокращением финансирования. Люди ведь недаром звонят на «линию» Путина с просьбой провести в село дорогу. В родном сельсовете, известно, на это денег нет… Итог общеизвестен: люди бегут из деревень и малых городов – в крупные города и в два мегаполиса – Москву и Петербург. Жители последних принадлежат к привилегированному меньшинству россиян: они могут похвастаться уровнем жизни, сравнимым с европейским. Все остальные давно уже живут как в Африке и Латинской Америке…

Очевидно, теперь уже официальное упразднение местного самоуправления усугубит этот процесс. Но, возможно, властям это и требуется; недаром же Кудрин с Медведевым уже лет 5 твердят, что все население России должно сгрудиться в 20 агломерациях-супергородах. А оставшееся пространство будет дикой степью – где зверь и бандит гулять будут…

Впрочем, почему будут? Это происходит уже сейчас. В 2014 году интернет облетела шокирующая история, которую, конечно, на ТВ даже не упомянули (там нам в это время рассказывали, какого величия снова достигла страна!).

Есть в Камчатском крае такой закрытый город Вилючинск, в 25 километрах от Петропавловска-Камчатского. Там базируются суда атомного флота России, в том числе атомная подводная лодка «Георгий Победоносец» – подводный крейсер типа «Кальмар», оснащенный межконтинентальными ракетами (лодка отправлена на утилизацию в 2019-м, экипаж расформирован). С 2008 по 2014 год экипаж подлодки, на которой стояли ракеты, способные уничтожать заокеанские города… находился под криминальной «крышей». Местная организованная преступная группировка занималась рэкетом, то есть вымогательством, у членов экипажа в течение 6 лет! Представители ОПГ свободно поднимались на борт крейсера, где находится ядерное оружие! («Осуждены гангстеры закрытого города Вилючинска, грабившие подводников» // «Дебри. Факты. Комментарии. Аналитика», 11.11.2014).

Хорошо, что гангстеров арестовали благодаря работе военной контрразведки! А так бы бандюганы и продолжали, по сути, владеть атомной подлодкой под носом у полиции, «связями» в которой они, кстати, похвалялись!

Если вы думаете, что это единичный случай, то глубоко ошибаетесь. Все это началось в 2010-м, как только разразился экономический кризис, и продолжается до сих пор. Бандитский рэкет военнослужащих – это сейчас обычное дело в России, можно сказать, обыденность в гарнизонах маленьких городков (которые теперь лишат и местного самоуправления). Так, в 2011 году в Приморье (закрытый город Фокино) была задержана банда, которая занималась вымогательством у солдат и офицеров Тихоокеанского флота России. Среди жертв – офицер космической связи! А вот 2021 год, город Юрга (север Кемеровской области). Криминальный авторитет по кличке Мандарин взял привычку обирать солдат и офицеров воинской части, угрожая убийствами офицерам и членам их семей, проживающим в городе. На него пожаловались в полицию. Полиция забрала «авторитета», а через несколько месяцев он вновь приехал к КПП на своей «блатной» тонированной машине без номеров… Его, видите ли, отпустили «под подписку». И даже ключи от автомобиля вернули… Кстати, бандиты предпочитали грабить контрактников, служивших в Сирии. У тех денег много после заграничной командировки…

Приведу слова бывшего пресс-секретаря Минобороны РФ Виктора Баранца: «Вымогательство с контрактников на дальних гарнизонах – типичная картина в РФ. Криминалитет обкладывает данью военнослужащих.…ждут прямо возле КПП в день получки, угрожают расправой… Сами контрактники боятся идти в правоохранительные органы…боятся за своих родных и семьи».

Если государство не может защитить даже военнослужащих, то что уж говорить о гражданском населении? Власть все больше и больше уходит в большие города, лишая всех остальных самоуправления, защиты, медицинских услуг и чего бы то ни было… Но те, кто с утра до вечера облучают себя телевизорами, верят в сказки о «сильном лидере»…