Ротация мздоимцев




Территорию исправительного учреждения Улюкаев покинул на заднем сиденье полностью затонированного автомобиля Range Rover с московскими номерами.

Журналисты караулили Алексея Улюкаева у ворот колонии строгого режима №1 (ИК-1) в Твери еще со среды, когда истекал последний день на обжалование постановления Московского районного суда об УДО. К концу рабочего дня прокуратура и УФСИН так и не опротестовали досрочное освобождение экс-министра, и судебное решение вступило в законную силу.

Алексей Улюкаев стал первым в современной истории России подследственным, а затем осужденным федеральным министром, он же стал и первым освобожденным после заключения.

Как неоднократно рассказывала «Советская Россия», Замоскворецкий суд Москвы 15 декабря 2017 года приговорил Улюкаева к восьми годам строгого режима и штрафу в размере 130 млн руб. за взятку в особо крупном размере. Суд согласился с материалами следствия, в соответствии с которыми министр получил $2 млн от главы «Роснефти» Игоря Сечина за положительную оценку Минэкономразвития, позволяющую нефтяной компании выкупить у государства 50% акций «Башнефти». Передача денег проходила в рамках оперативного эксперимента в офисе «Роснефти», заявление на министра написал генерал ФСБ в отставке Олег Феоктистов, возглавлявший службу безопасности компании.

По истечении почти пяти с половиной лет заключения Улюкаев ходатайствовал об УДО. Московский районный суд Твери удовлетворил его прошение. Прокуратура и администрация колонии не возражали.

 

В Саратове районный прокурор «закрывал глаза» на шалости «Ритуала»

За взятку с покойников

В Кировском районном суде Саратова рассмотрели по существу уголовное дело в отношении бывшего прокурора Кировского района города Андрея Пригарова и директора ООО «Ритуал» Олега Вартанова. Экс-сотрудник надзорного органа обвиняется в мошенничестве и получении взятки. Соучредителю ООО «Ритуал» Олегу Вартанову предъявлено обвинение в посредничестве в получении взятки.

[img=-21592]

Обвинительное заключение, которое в суде зачитал гособвинитель Вячеслав Вербин, отличается от версии следствия, которую ранее озвучивали правоохранительные органы. Согласно позиции следствия, в 2017 году Андрей Пригаров узнал, что ООО «Ритуал» планирует строить на кладбище в поселке Елшанка бюро ритуальных услуг. Фактическим интересантом строительства следствие считает директора МУСПП «Ритуал» Михаила Шулекина.

Пригаров обратился к Шулекину и предложил, чтобы тот платил ему «не менее 500 тыс. руб.» ежемесячно и передал долю 50% в ООО «Ритуал» его доверенному лицу Олегу Вартанову. За это Андрей Пригаров якобы обещал Михаилу Шулекину, что тот не будет принимать мер прокурорского реагирования в случаях, если в ходе строительства Дома ритуальных услуг будут допускаться нарушения.

В 2019 году, после того как разрешение на строительство объекта недвижимости на Елшанском кладбище было получено, Михаил Шулекин согласился на условия Андрея Пригарова. За время до конца 2020 года Шулекин передал 7,7 млн руб., при этом лично Андрею Пригарову деньги не поступали: по договоренности между сторонами они передавались в ООО «Ритуал», которое направляло их на строительство Дома ритуальных услуг.

В итоге, по версии обвинения, с 2019 по 2020 год обвиняемый получил взятку частями на сумму 7,7 млн руб. и 50% доли в «Ритуале» стоимостью более 2,5 млн руб., то есть всего 10,2 млн руб. Изначально следствие говорило о взятке в размере 18 млн руб.

Эпизод мошенничества, по версии следствия, относится к 2014 году. К Андрею Пригарову обратился ранее судимый Алексей Чугунов, в отношении которого было возбуждено уголовное дело по факту мошенничества. Пригаров пообещал помочь ему избежать наказания, взамен тот должен был передать ему недостроенный дом в поселке Поливановка стоимостью 1,2 млн руб.

Недвижимость была оформлена на брата Андрея Пригарова, а поскольку прокурор не мог повлиять на решение суда, Алексей Чугунов был осужден на 3,5 года лишения свободы за мошенничество.

Ранее следствие сообщало также о том, что проверяет информацию о получении Андреем Пригаровым взяток – на этот раз от соучредителя строительной компании ЖСК «Зодчий» Алексея Григорьева. Следствие считало, что с 2015 года по декабрь 2020-го Пригаров систематически получал от строительной организации средства и имущество за «оказание содействия в получении застройщиком разрешительной документации на строительство и ввод в эксплуатацию многоквартирных жилых домов». В ходе следствия производство по эпизоду было прекращено из-за отсутствия состава преступления.

Андрей Пригаров был задержан 30 декабря 2020 года, все это время он находился под домашним арестом. После возбуждения уголовных дел он был уволен из прокуратуры, в которой работал с 2000 года. Ему грозит до 10 лет лишения свободы по эпизоду с мошенничество и до 15 лет по эпизоду взятки. Олегу Вартанову – до 12 лет колонии.

Эта провинциальная история не была бы так интересна в масштабах всей страны, если бы носила одиночных характер. Но подобных примеров десятки, если не сотни в истории современной отечественной прокуратуры. И это вполне можно отнести к специфическому пониманию роли надзирательного органа в жизни России. Люди, за очень приличную зарплату поставленные блюсти закон на подведомственной территории, превратили службу в высокодоходный криминальный бизнес.

Анатолий ТАРАСОВ

Другие материалы номера