Росстат недоглядел




Говорили про патриотизм, про социальное государство, про Бога, но общественно-политическую формацию на официальном уровне не называл никто. Потому что нельзя и очень стыдно.

Где мы живем?

Мы уже тридцать лет живем в независимой России, но нам руководители государства так и не ответили на детский вопрос:

Какое общество мы строим или построили? Как можно назвать социально-экономическое устройство нашей жизни?

В принципе ответ несложный. Если все называть своими именами, то это капитализм. Потому что во главу угла, в качестве цели и смысла жизни члена этого общества поставлено получение прибыли и приращение капитала. Эта идеология в слегка закамуфлированном виде сегодня, как принято говорить, звучит из любого утюга.

Другое дело, что практическая реализация этой цели оказывается под силу очень немногим – можно сказать, «избранным». А всех остальных можно назвать лузерами, неудачниками, а следовательно, теми, кого классик марксизма называл «наемными работниками», «рабочим классом», или «пролетариями».

[img=-22639]

Капитализм есть, а слова нет

Но на произнесение слова «капитализм» в нашем обществе наложено негласное табу. Потому что даже более молодые люди, которые не учили политическую экономию капитализма, интуитивно (на генетическом уровне) чувствуют, что это что-то нехорошее. А если они будут задумываться, что живут в «нехорошем» обществе, то начнут добиваться смены его на «хорошее». А этого допустить никак нельзя. Властям надо любой ценой сохранять status quo.

И хотя экономические ведомства Российской Федерации боятся слова «капитализм» как черт ладана, они всеми своими действиями обеспечивают сохранение и воспроизводство капиталистических отношений. Причем в их наиболее тяжелой и отвратительной форме, присущей капитализму колониального типа. И хотят они того или нет, в своей отчетности и статистике они демонстрируют, что Россия пребывает в капиталистическом «раю».

Когда-то Росстат был независимым ведомством, входившим в исполнительную ветвь власти и подчинявшимся непосредственно правительству. И его информация была достаточно обширной, интересной и сравнительно надежной.

Но вот в 2017 году Росстат президентским указом был переведен в подчинение Минэкономразвития. Возникла ситуация, которую вежливо стали называть «конфликтом интересов». Минэкономразвития России надо регулярно отчитываться об «успехах» в сфере экономики. А для таких отчетов нужны «красивые цифры», которые по команде министра экономического развития и стал «изготавливать» Росстат. В результате у экономистов и разного рода аналитиков интерес к статистической информации Росстата за последние пять лет сильно поугас – начальство «навело порядок» на большинстве направлений деятельности ведомства.

Но остались некоторые «тихие заводи», до которых руки проводящих ревизию начальников еще не добрались. Например, крайне невысоким спросом всегда пользовался первый блок статистической информации, который называется «Национальные счета». Между тем цифры «Национальных счетов» сигнализируют об очень тревожных тенденциях, о латентных угрозах гражданам и государству. К тому же они подтверждают, что в России действует тот самый всеобщий закон капиталистического накопления, о котором я сказал вначале. Большинство таблиц блока «Национальных счетов» освещают разные стороны такого всем известного макроэкономического показателя, как «Валовой внутренний продукт» (ВВП). Прежде всего даются три следующих разреза ВВП:

по производству (за счет каких секторов и отраслей экономики создается ВВП);

по потреблению (какие сектора потребляют ВВП);

по источникам дохода

Вот на третьем разрезе мы и остановимся подробнее. Представление структуры ВВП по источникам основывается на делении ВВП на две основные части: 1) оплата труда наемных работников; 2) валовые доходы экономики. Есть еще третий, дополняющий компонент «Чистые налоги на производство и импорт». Но первые два компонента являются основными. Представлю ниже структуру ВВП по источникам за отдельные годы.

Итак, за двенадцать лет (2009–2021 гг.) доля заработной платы наемных работников резко снизилась – аж на 11,3 процентных пункта. А вот валовые доходы экономики точно так же резко выросли – их доля подскочила аж на 17,4 процентных пункта. Это является ярким подтверждением того, что в России функционирует социально-экономическая модель капитализма. Если в 2009 году доля заработной платы десятков миллионов наемных работников была в 1,7 раза больше доли валовых доходов, то в 2021 году картина поменялась. В прошлом году валовые доходы экономики превысили на 17% суммарный фонд заработной платы наемных работников (число которых, по официальной статистике Росстата, равнялось 71 млн человек).

Показатель доли заработной платы в ВВП в странах Запада выше, чем в России. Так, в 2019 году этот показатель составил:

в Швейцарии – 68,8%

в Германии – 63,2%

в Италии – 61,8%

в США – 58,2%

В таком отставании России от Запада нет ничего удивительного, поскольку у нас, в отличие от Америки и Европы, капитализм зависимого типа, колониальный капитализм. А Запад может подкармливать пролетариат (пардон – наемных работников) за счет дани, которую ему платят страны зависимого капитализма.

Дмитрий Медведев в 2018 году, когда он был премьером, заявил, что России неприлично отставать от Запада по доле зарплаты в ВВП, и поставил задачу довести ее до 60 процентов. Но после этого заявления падение показателя только ускорилось.

Итак, доля ВВП, которая уходит в карман ваших работодателей, за 12 лет выросла в 3,24 раза. В абсолютном выражении в 2021 году этот кусок ВВП составил астрономическую цифру, равную 37,4 триллиона рублей. Это цифра, которая выражает одно из самых ключевых понятий политической экономии – прибавочную стоимость. При среднем курсе рубля к доллару США, равном в прошлом году 73,65 рубля, мы получаем, что прибавочная стоимость, полученная «работодателями» (т.е. капиталистами), составила 508 млрд долларов.

Беднякам везде у нас дорога

За двенадцать лет произошло очень радикальное изменение структуры «общего пирога», называемого ВВП, в пользу тех, кого официальная статистика политкорректно называет «работодателями». Все эти годы СМИ, контролируемые властью и крупнейшими «работодателями», непрерывно сообщали нам о разных «социальных инициативах» власти: индексациях заработных плат и пенсий, разовых субсидиях тем или иным группам населения, льготных ипотеках, повышениях нормативов «прожиточного минимума» и минимальной заработной платы и т.д. и т.п. Но все это было лишь дымовой завесой, прикрывавшей общую тенденцию: социально-имущественную поляризацию общества, накопление богатства на одном полюсе и нищеты на другом. При всех ухищрениях Росстат не может этого скрыть.

И приведенные выше в таблице макроэкономические показатели подкрепляются другими статистическими цифрами. В начале 2022 года Росстат определил черту бедности в виде дохода 12 916 руб. Очевидно, что эта цифра мало совместима с длительным пребыванием человека на этой грешной земле. Но и при этом нормативе по итогам первого квартала нынешнего года число оказавшихся ниже этой черты (т.е. нищих) составило 20,9 млн человек. Для сравнения, в конце третьего квартала 2019 года этот показатель равнялся 17,6 млн человек. За два с половиной года прирост нищих в России составил 2,3 миллиона. Притом что население сократилось на 1,2 миллиона.

Мы уже подзабыли, что в 2018 году президент России своим майским указом дал старт национальным проектам со сроком до 2024 года. В них, между прочим, предусматривалось, что за шесть лет число нищих (в тексте документа – «бедных») должно сократиться в два раза. Из болота нищеты предполагалось вытащить около 9 миллионов человек.

Идет 4-й год с момента старта национальных проектов. С тех пор в «болото» погрузилось еще примерно 3 миллиона наших сограждан. Всеобщий закон капиталистического накопления оказался сильнее национальных проектов и президентских указов. Нынешние попытки вытащить народ из болота нищеты мне напоминают байки барона Мюнхгаузена, который рассказывал доверчивым слушателям, как он за волосы вытащил себя вместе с лошадью.

Что с того?

Чтобы добиться перелома в борьбе с бедностью, необходимо остановить действие пресловутого всеобщего закона капиталистического накопления. А для этого надо четко и внятно признать, что мы живем в обществе, социально-экономическое устройство которого называется «капитализм», причем капитализм зависимого, колониального типа. А признав, добиваться его отмены, и только после этого запускать национальные проекты по борьбе с бедностью и нищетой.

Лишь в этом случае будет надежда, что бедность и нищета будут побеждены. В нынешней же ситуации это невозможно.

Другие материалы номера