О церемониях и смыслах




Но самая понятная акция, опять же скроенная по американскому образцу – это новый ритуал, о котором сказал президент Владимир Путин 22 августа в поздравлении: «С первого сентября этого года во всех школах страны учебная неделя будет начинаться с торжественной церемонии поднятия флага и исполнения гимна». «Учительская газета» привела цифры непонятного опроса: «Для 30% участников опросов такие церемонии являются объединяющими и воспитывающими у ребят уважительное отношение к культуре и истории страны. Не считают церемонию необходимой 21% респондентов, 17% не определились с позицией по этому вопросу». Не понял, где остальные 32%? Но зато понятно: деньги из бюджета будут охотно осваивать – на закупку государственной символики для школ в России выделили около 1 млрд рублей. На эти средства образовательные организации обеспечивают флагами, гербами и флагштоками. На 40 с лишним тысяч школ – многовато… А флагштоки, между прочим, мы сами на уроках труда делали.

Но главная беда всех этих патриотических акций с соревнованиями, у кого больше флагов или шире полотнища, а не осмысленность символики. Каждое 1 сентября спрашиваю поступивших студентов: вот флаг университета, а вот триколор. Что вы о нем знаете, что символизируют три полосы, что он таит в своих складках? Такое услышишь… Нас стараются просветить: мол, триколор, поднятый более трех веков назад на первом российском военном корабле, оставался символом России в непростые, сложные периоды истории – при Петре Великом на этапе становления Российской империи, на полях сражений мировой войны и в противоречивое время кардинальных перемен… Пожалуй, это преувеличение. Не был он символом целых три века. Государственные флаги вплоть до середины ХIХ века практически не использовались в армии и, соответственно, не могли появиться «на полях сражений». Бело-сине-красный флаг использовался исключительно на флоте, а черно-желто-белый… Да вообще почти нигде не использовался. На Полтавском и Бородинском полях (вспомним реалистические картины) были знамена полков всех цветов – чаще золотистые.

Ну а дальнейшие сравнения вообще оспариваются. Сыплются доказательства и фото использования триколора власовской армией и прочие исторические примеры. В современную Россию триколор возвратился в 1991 году – в дни переворота. Настоящие революции обычно создают, творят новые святыни и символы. А контрреволюции впопыхах приспосабливают старое, поспешно переделывают, не вникая в содержание, как было с первым гимном России – слова на великую музыку Ивана Глинки так найти и не смогли. Идей-то было негусто: завладеть народной собственностью, зачеркнуть старое. В том числе, и Красное знамя. Но разве зря его выносил на теле под окровавленной гимнастеркой последний боец части? Ведь ясно же, что Юрий Кузнецов написал пророческие строки не про черно-желтый стяг Дмитрия Донского. Он писал всегда о современности:

 Сокрыты святые обеты

Земным и небесным холмом.

Но рваное Знамя Победы

Я вынес на теле моем.

И поэт вынес, и многие из нашего поколения, и молодые, смотрю, особенно которые воюют, латают Знамя Победы. Но, повторяю, пока у нас другое, надо использовать в патриотической работе его. От дежурных слов становится скучно и грустно… А ведь у нас объявлялся Год культурного наследия – именно оно (литература – главное культурное наследие) способно многое объяснить, примирить, придать фанфарам не казенное, а духовное наполнение.

Я лет двадцать назад уже писал на этих страницах, что почти примирило меня с российским триколором, который для многих служит символом ельцинской России, а для фронтовиков вообще неприемлем как власовский флаг. С благодарностью вспоминаю свою одноклассницу Марину Сергеевну Серебрякову. Она жила в Замоскворечье, иногда я провожал ей домой по Малой Ордынке. Потом попала по причуде судьбы в Ферапонтово, влюбилась во фрески Дионисия, да так и осталась там, бросив Москву, куда миллионы рвутся. Несгибаемая, рано поседевшая москвичка сделала музей гордостью Вологодчины, подняла его до уровня объекта мирового значения, в котором работало, когда я приехал, 47 человек – почитай, все работоспособные женщины Ферапонтова, а еще  вырастила двоих защитников Родины, старший сын Денис служил в спецназе, полтора года воевал в Чечне. Но я о другом…

Приехал к ней в морозном январе, через вологодское лесное кружево, и Марина привела меня в холодный и от этого более таинственный вечерний храм. А я тогда писал книгу «Святыни и символы России». И Марина, как почувствовав, подвела меня к вратам внутри храма и показала фигурные дуги над ними, которые называются архивольтами.

«Видишь, после зеленого архивольта, символизирующего первозданную, нерукотворную природу, идут еще три главных архивольта, обозначающих земную жизнь и деяния, и порывы человека, и его уход. Красная символизирует земные плоды, радость жизни; вторая, голубая, – его небесные, духовные устремления, а третья, белая, символизирует вечность, вступление в Царство небесное. Белый цвет – и крестильной рубашки, и савана. Так вся наша православная символика говорит, и гамма самого Дионисия… Мне это прямо на экскурсии открылось с московскими ребятами из одной гимназии. Я сама поразилась и убежденно им об этом рассказала: почему – красный, синий, белый. Через некоторое время, в День российского флага, что ли, смотрю по телевизору, как президент Путин пришел в гимназию и стал спрашивать, что символизируют три полосы на государственном флаге? Один гимназист говорит прямо моими словами: земные деяния, небесные устремления, вечность. Посмотрела запись экскурсий – так это как раз из той гимназии ученик слушал мое открытие… Вот это совпадение! Тоже символика, а сам Путин о ней забыл, наверное…»

Кстати, нравится мне и другое, имперское толкование: белая полоса – это Белая Русь, синяя – Великороссия, а красная – Украина, Червонная Русь, как ни топчут ее историю сами украинцы. Но надо рассказывать, чтобы дети думали, вникали! Мне накануне Дня знаний эта очень русская и органичная символика еще вот почему вспомнилась. Марина тогда в слабо освещенном храме вдруг усмехнулась (она со школьных лет была ироничной) и убийственно добавила: «А немецкий флаг – тоже красивый, броский, но почему наверху (как венец устремлений?) не наш белый, а черный цвет? Бедные немцы, подумала, сравнив…»

Да, вот эти чинные, упакованные, часто самодовольные немцы, действительно, бедные – в нашем с ней понимании: столько страшных войн развязали, сколько кровавых злодеяний совершили! Это ж надо заслужить того, чтобы простые матери (а не продажные журналисты с вечной российской угрозой) плачущих детишек успокаивали десятки лет: «Молчи, а то немец придет». И сегодня они – под черной полосой своего флага, еще глотнут по заслугам за свое чванство и пресмыкательство перед Штатами. Ну, не сразу растратят благополучие, но ведь это унизительно: поливать цветы мочой и мыть только определенные места два раза в неделю. Скоро будем немцев не по флагу, а по запаху узнавать. Правда, именно они и выдумали «кельнскую воду» – одеколон.

История, особенно запечатленная в настоящей литературе, в поэзии и песне, переполнена прозрениями, символическими совпадениями и смыслами. Вот об этом, прежде всего, надо говорить на классном часе – «Разговоры о важном». Но кто самих учителей для таких бесед подготовит?                                          

Другие материалы номера