Тест на мошенничество




В своих многочисленных выступлениях и интервью Брюн объяснял свои инициативы заботой об общественном здоровье. На самом деле у него была и другая мотивация.

Как оказалось, Брюн имел коммерческий интерес в продвижении массового тестирования на алкоголизм, который выражался сотнями миллионов рублей. На этой неделе главный внештатный нарколог Минздрава (которого спешно освободили от этой должности) был арестован по подозрению в мошенничестве в особо крупном размере. Речь в деле идет именно про махинации с тестами на алкоголизм, по поводу которых массово возмущались водители всей страны, сообщил Интерфакс.

Перед этим в Московском научно-практическом центре наркологии департамента здравоохранения города Москвы прошли обыски. Их проводили сотрудники отдела по борьбе с экономическими преступлениями МВД, сообщил Telegram-канал «Осторожно, новости». Вопросы к Евгению Брюну появились еще несколько месяцев назад. Тогда, по информации «Ъ», прокуратура направила в Федеральную антимонопольную службу материалы о закупках оборудования и реагентов для тестирования граждан. После проведения проверки в декабре прошлого года ФАС открыла дело в отношении длинного списка компаний-поставщиков. В антимонопольном ведомстве заподозрили, что компании заключили антиконкурентное соглашение, которое было реализовано с 2017 по 2019 год в тендерах на поставку медицинских диагностических аппаратов, а также необходимых расходных материалов для выявления наркотических веществ и алкоголя. Общая стоимость контрактов составила более 120 млн руб. При этом одна из компаний – ООО «МедиаТрейд» была аффилирована с руководством Ассоциации наркологов. А ее и возглавляет Брюн.

q q q

Десять лет имя Евгения Брюна заставляет ежиться многих российских школьников и их родителей. Именно с его подачи в России было введено ежегодное тестирование на наркотики учеников старших классов. Закон, вступивший в силу осенью 2013 года, подразумевает добровольное тестирование – как сетовал сам Брюн. Пользуясь этим, от анализа отказываются большинство учеников и их родителей. Хотя Брюн настаивал в многочисленных интервью, что результаты анализа будут известны только врачу, школьнику и его родителям и «не повлияют на социальный статус ребенка», опасения школьников можно понять. Еще перед вступлением в силу новый закон критиковали правозащитники, эксперты и даже некоторые депутаты. Критики сомневались, что в российских реалиях будет соблюдаться добровольность анализа и удастся сохранить конфиденциальность его результатов. Кроме того, некоторые указывали, что массовое тестирование принесет огромную прибыль поставщикам тест-систем. Судя по всему, именно так и получилось…

Несмотря на критику, сам Евгений Брюн настаивал на том, что тестирование нужно только расширять. Выступая перед президентом Путиным на заседании Координационного совета по реализации нацстратегии действий в интересах детей, Брюн убеждал, что анализ на наркотики хорошо бы сделать всеобщим. Аргументируя свою идею, главный нарколог рассказал российскому президенту историю о наркомане, греющем ложку с героином у крекинговой печи на нефтеперерабатывающем заводе. Вот ссылка на стенограмму этой встречи: riskprom.ru//2014-05-28-594.

До всеобщего тестирования всех россиян на наркотики дело не дошло, но от школьников Евгений Брюн так и не отстал. В 2016 году он предложил сделать анализ учеников на наркотики принудительным. Идею поддержали в СПЧ, но в новый закон она пока так и не вылилась – хотя соответствующие поправки в Госдуме планировали обсудить уже в этом году. Теперь инициатива может выдохнуться, ведь ее главный лоббист лишился своего поста и арестован по подозрению в мошенничестве в особо крупном размере.

Арест Евгения Брюна тоже связан с тестированием, но не на наркотики, а на «хронический алкоголизм», сообщил Интерфакс. Заняв пост главного нарколога России, Брюн начал активно лоббировать не только наркотическое тестирование, но и широкое использование нового типа анализа крови, который способен выявлять хроническую алкогольную зависимость. Как и в случае с тестированием на наркотики, Брюн старался добиться, чтобы этот тест применялся как можно более массово.

q q q

Осенью 2019 года российский Минздрав собирался существенно изменить правила медицинского осмотра для получения водительских прав. В список обязательных справок хотели включить «тест на хронический алкоголизм», или CDT-тест, особый анализ крови. Накануне предполагаемого введения новых требований в наркологические клиники по всей России выстроились огромные очереди из желающих получить справку по старым правилам – и по старым ценам. Если обычная справка о том, что обратившийся не состоит на наркологическом учете, обходилась в несколько сотен рублей, то стоимость дополнительного анализа крови составляла на порядок больше – около 5 тысяч рублей, об этом писала и «Советская Россия».

В тот же день, как утверждается, Путин, узнав о ситуации «из СМИ», назвал приказ Минздрава «какой-то чушью». Вступление в силу нового приказа сначала было отложено на лето 2020 года, потом на начало 2021 года. Из документа тем временем исчезла формулировка об обязательном проведении CDT-теста. В окончательном варианте документа: врач имеет право направить пациента на дополнительный анализ в случае обнаружения «симптомов и синдромов заболевания (состояния), являющегося медицинским противопоказанием к управлению транспортными средствами». Наделавшая столько шума инициатива Минздрава была похоронена. Об этом писали многие российские СМИ.

Как теперь выяснилось, за новыми правилами медицинского осмотра стоит главный внештатный нарколог Минздрава Евгений Брюн. Следствие установило из данных государственных закупок и реестра юридических лиц, что целая сеть компаний, связанных с Брюном, де-факто монополизировала российский рынок приборов для проведения CDT-анализа и реактивов для него.

И вот тут невольно возникает законный вопрос: а у Минздрава России, которым в это время руководила Вероника Скворцова, не возникло подозрение, отчего это такую активность развил Брюн? В Минздраве не догадывались, что за этим стоят исключительно коммерческие интересы фирм, связанных с наркологом?

Как пишет сайт The Lancet, использовать анализ так называемых карбогидрат-дефицитных трансферринов, особых белков крови (они и называются сокращенно CDT) в качестве маркера хронического алкоголизма была предложена еще в 1960-е годы. Этот тест нельзя назвать однозначным – повышенное содержание CDT в крови может быть следствием не только злоупотребления спиртным, но и других причин. Кроме того, не существует единой нормы содержания CDT в крови здорового человека, она как минимум отличается в разных популяциях. Тем не менее в середине 2000-х годов были созданы дорогостоящие приборы для проведения этого теста. Примерно тогда же CDT-тестом заинтересовался и Евгений Брюн, возглавлявший крупнейшую московскую государственную наркологическую клинику – Московский научно-практический центр наркологии. В конце 2000-х в России был единственный прибор для проведения теста – это был аппарат французской фирмы Sebia, который стоял в помещении российского поставщика медицинского оборудования – фирмы «Галлен». Брюн использовал этот прибор, чтобы исследовать анализы собственных пациентов, и, по-видимому, остался доволен новой технологией. Уже в 2011 году CDT-тест попал в рекомендации московского здравоохранения, а в 2015-м – и в федеральный приказ. Брюн к этому моменту тоже успел получить федеральную должность, став главным психиатром-наркологом Минздрава.

Приказ Минздрава 2015 года обязывал все российские государственные наркологические больницы закупить хотя бы один прибор для проведения CDT-анализа и проводить тестирование пациентов с его помощью не реже раза в три месяца. В следующие несколько лет клиники по всей России закупили аппараты для проведения теста и реактивы к ним на сотни миллионов рублей. В абсолютном большинстве случаев это были приборы того же самого французского производителя Sebia (хотя в мире существует несколько аналогов, в том числе более дешевых). Более того, правоохранителям удалось обнаружить сеть из 13 российских компаний, связанных между собой общими учредителями, директорами и юридическими адресами, которые почти во всех случаях выступали поставщиками оборудования и реактивов для государственных клиник. Эта сеть тесно связана с Владимиром Якушевым, вице-президентом возглавляемых Евгением Брюном общественных организаций – Ассоциация наркологов России и Российская наркотическая лига. Некоторые из входящих в сеть 13 компаний были зарегистрированы по тем же адресам, что и эти общественные организации.

Зная всё это, Минздрав под руководством В. Скворцовой опять не озадачился разбором ситуации, его не заинтересовала подноготная бурной коммерческой активности Евгения Брюна. Иначе невозможно объяснить, почему начиная с 2014 года российские медицинские учреждения закупили оборудование и реактивы у связанной именно с Брюном сети компаний почти на 600 миллионов рублей, чистая прибыль сети составила около 250 миллионов. Введение новых правил медицинского осмотра для получения водительских прав значительно увеличило бы потребности наркологических клиник и в аппаратах для CDT-тестирования, и в реактивах – по подсчетам правоохранителей, обороты сети поставщиков могли вырасти до миллиарда рублей ежегодно. Хотя если гипотетически предположить, что кто-то был в доле при разделе этих богатств, вопросы сами собой отпадут.

Только в этом году инициатива Минздрава, которая могла озолотить сеть связанных между собой компаний, а вместе с ними и Евгения Брюна, в итоге была спущена на тормозах. А 22 августа 2022 года Брюн и Владимир Якушев были арестованы по подозрению в мошенничестве. Якушев признал свою вину и сотрудничает со следствием. Евгений Брюн вину не признал. Оба фигуранта отправлены под домашний арест, сообщил «Ъ».

q q q

Евгению Брюну 71 год. Он стал директором Московского научно-практического центра наркологии в 1998 году. По информации на сайте центра, Брюн в 1988 году организовал первую в России анонимную службу для наркозависимых. В 2007 году Евгений Брюн получил степень доктора медицинских наук. В 2013 году ему присвоили звание «Заслуженный врач России». Брюн является президентом Ассоциации наркологов.

Бесспорно, разоблачение мошенничества в сфере здравоохранения, и в частности выявление больных алкоголизмом, не освобождает государство от необходимости бороться с пьянством.

Другие материалы номера