Страну охватила эпидемия глупости, подлости и пресмыкательства

30 лет назад по случаю своего 70-летия известный русский писатель и философ Александр Зиновьев подготовил цикл автобиографических передач, посвященных его жизни и работе в России, а также в период вынужденной эмиграции. Передача, которую «Радио Франс Интернасьональ» предлагает вниманию слушателей, посвящена периоду перестройки. У микрофона Александр Зиновьев:

– В 85-м году на арене истории замаячил Горбачев. Еще до того, как он стал Генеральным секретарем ЦК КПСС, он появился в Англии. Он отказался посетить могилу Маркса и вместо этого отправился на прием к королеве. Меня попросили прокомментировать этот факт. Я сказал, что начинается эпоха беспрецедентного исторического предательства. Мое предчувствие меня не обмануло.

В двух словах суть моего понимания эволюции нашей страны в эти годы заключается в следующем. К 85-му году в Советском Союзе назрел кризис, но он мог быть преодолен силами и методами советского социального строя. Высшее советские руководство, которое польстилось на лавры диссидентов, проявило беспрецедентное непонимание своего собственного общества, западного общества, намерений Запада и общей ситуации в мире. Политика перестройки явилась результатом эпохального идиотизма советского руководства и холуйской интеллектуальной элиты.

Вскоре стало ясно, что эта политика обречена на провал. Спасая свою репутацию и свою шкуру, высшие руководители встали на путь предательства интересов: своего народа и своей страны, развязали в стране антисоветские и антикоммунистические силы, нашли опору в самых низменных страстях и умонастроениях населения. Холодная война переросла в то, что я назвал «теплой войной». В стране стремительно сложилась пятая колонна Запада, инициативу захватили предатели и капитулянты. Они направили страну на путь полной капитуляции перед Западом, ликвидацию всех достижений величайшей революции в истории человечества и беспрецедентного по результатам, несмотря ни на что, советского периода российской истории. Я подчеркиваю: среди комплекса условий и причин, приведших страну в нынешнее катастрофическое состояние, решающую роль сыграло предательство политических и идеологических руководителей страны, предательство в прямом смысле слова, и теперь западные победители совместно с советскими предателями и коллаборационистами стремятся навязать русскому народу капиталистический социальный строй. Это контрреволюция по отношению ко всему, что было результатом Октябрьской революции 17-го года. Естественно, создается класс частных собственников и предпринимателей, в основном из тех, кто сумел награбить в прошлые годы, так что социальную основу новой власти образуют преступники, предатели, перевертыши. Крах Советского Союза явился результатом не только внутренних, но и внешних причин…

Один западный социологов, отнюдь не являющийся сторонником коммунизма, сказал, что в так называемой революции в ГДР победил не капитализм, а лучшие телевизионные передачи, действовавшие от его имени. Думаю, что это применимо и к ситуации в бывшем Советском Союзе. Западная пропаганда, а затем прозападная пропаганда, организованная по указанию высшей власти и захваченная идеологическими перевертышами, сыграли решающую роль в деморализации советского населения. Легкость, с какой советские люди поддались этой пропаганде и пожертвовали ради мифического западного рая, абсолютно недостижимого для них, реальными достижениями своего социального строя, поразительна.

У меня такое впечатление, будто страну охватила эпидемия глупости, подлости и холуйского пресмыкательства перед Западом, самоуничижения. Меня упрекают в том, будто я из критика коммунизма превратился в его апологета. Этот упрек абсурден. Моя позиция не изменилась, изменилась ситуация в стране и в мире, изменился объект моего анализа, моей критики. Раньше я исследовал коммунистическое общество в его нормальном состоянии, будучи уверенным в том, что оно достаточно устойчиво, что страна способна преодолеть трудности и защитить себя. Когда к власти пришли горбачевцы, я сразу почувствовал опасность, какую они несли с собой. Я знал это поколение партийных прохвостов и идеологических карьеристов. По мере того, как мои предчувствия подтверждались, я делал объектом моего исследования и критики начавшийся период советской истории. Я критиковал коммунизм, но никогда не призывал к его свержению, наоборот, я всегда подчеркивал, что то, что будет после него, будет еще хуже. Несмотря ни на что я считал и считаю советский период самым значительным периодом российской истории. Пройдут века, и наши потомки будут с величайшим уважением оценивать этот период, поражаясь тому, как много было сделано за такой короткий срок, причем в тяжелейших условиях неравной борьбы с Западом.

Александр ЗИНОВЬЕВ