Чубайс против Кузьмы




Несмотря на то, что «малая приватизация» стартовала в Нижнем Новгороде 4 апреля 1992 года, на сегодня там, по данным городской администрации, приватизировано что-то около двух тысяч малых предприятий из трех тысяч, намеченных планом приватизации.

И это при условии, что половина стоимости приватизируемого объекта оплачивается бесплатными ваучерами. Кроме того, еще с лета прошлого года начата (и продолжается до сих пор) приватизация грузового транспорта города. Для этого (и притом без соответствующей подготовки) было ликвидировано объединение «Нижегородавтотранс», на базе которого нижегородские приватизаторы пытаются создать 42 частных автотранспортных предприятия. Правда, пока передана в частную собственность только примерно пятая часть подержанных грузовых автомобилей через их продажу на ваучерных аукционах. Заметим, что не лучше выглядит статистика приватизации и в России.

К тому же (как это и предсказывалось) приватизация не принесла «массовым» владельцам бывшей государственной собственности мгновенного, да и всякого другого, благополучия. Мало что изменилось и в их сознании – они так и не стали полноценными собственниками.

Теперь естественно задать себе вопрос: чего можно ждать от «реформы» государственной собственности, идеология которой нам совершенно чужда, теория несостоятельна, а практика просто позорна? Ответ может быть только один: ничего хорошего. «Малая приватизация» по нижегородской модели (как, впрочем, и в России тоже) – это большой мыльный пузырь, плохо прикрытая имитация деятельности по реформированию собственности, а на самом деле – «очередная туфта», закономерно завершающаяся ограблением и надувательством народа.

Сегодня в Нижнем Новгороде идет не «малая приватизация» государственного имущества, как нас в этом пытаются убедить А. Чубайс и Дм. Васильев, а самая настоящая (и притом легальная) экспроприация народного достояния. И вот этот, с позволения сказать, нижегородский бордель приватизации теперь уже переносят на новые и более широкомасштабные «полигоны»: Волгоградскую, Новосибирскую. Челябинскую, Томскую области… Да, прав поэт: «…ширится, растет заболевание…» И на этих «полигонах» иностранные эксперты будут править бал: проводить инвентаризацию, создавать административные структуры, проводить аукционы и т.д. и т.п. Помимо направления в каждый регион своих финансовых экспертов, юристов и специалистов по работе с общественностью (?!), МФК берет на себя еще и функции лидера по тем аспектам программы приватизации, которые связаны с формированием рынков капитала. Это прежде Iвсего разработка национальной системы депозитов и регистрации акций, а также механизмов обращения ценных бумаг. Не много ли для одной, пусть даже и международной, организации? И зачем нам тогда Госкомимущество. Зачем А. Чубайс и Дм. Васильев – ведь приватизацию проводят не они?!

НАШИ заокеанские учителя широко распространяют в России мнение, что приватизация по моделям МФК масштабно проводилась в индустриально развитых и развивающихся странах, государствах «третьего» мира и дала хорошие результаты (?!). Действительно, масштаб приватизационных экспериментов впечатляет: примерно в 80 странах за последнее десятилетие были приняты соответствующие программы и шли процессы приватизации. Однако глубина, характер, а главное эффективность этих мероприятий по разгосударствлению собственности оказались более чем скромные.

На Западе приватизация связана с появившимися недавно возможностями реализации крупных проектов частными корпорациями, что было невозможно раньше. Кроме того, следует учитывать и «маятниковый» характер приватизационных процессов, отнюдь не носящих необратимого характера, – приватизацию сменяет реприватизация, и наоборот.  

И насчет эффективности приватизации. США, где государственный сектор всегда был относительно минимальным, в последние десятилетия не продемонстрировали высоких темпов роста производительности труда и сдавали своим конкурентам одну позицию за другой. Мало того, в самое последнее время процессы приватизации в США именно в силу этих причин сильно замедлились.

И еще один важный фактор – время. Так, в Англии процесс разгосударствления собственности продолжался более десяти лет. Франция, которая еще в начале 80-х годов стала проводить политику приватизации, за все это время сумела осуществить, и отнюдь не по причинам бюрократического характера, только треть своей программы приватизации. В ФРГ за период 1983–1991 годов было приватизировано всего 676 государственных и полугосударственных предприятий, а сегодня, то есть через два года после этого процесса, из четырех миллионов акций приватизированных предприятий на руках мелких вкладчиков («акционеров») осталось только 50 тысяч, или 1,2% всех этих акций. Такая же судьба ждет и наших мелких вкладчиков («массовых акционеров») с их пресловутыми ваучерами, только процесс концентрации собственности в руках мафиозных групп и коррумпированных властных структур примет в России более быстрый и масштабный характер.

В двадцати восьми развивающихся странах, по данным того же МБРР, из 3975 государственных предприятий, подлежащих приватизации, в 80-e годы было закрыто 137 (3,4%), продано 85 (2%) и сдано в аренду 45 (1%), а остальные, то есть 91,6%, так пока и остались в государственной собственности. За это же время в Бразилии продано в частные руки только 29 предприятий, Мексике – 10, Сингапуре – 15, Южной Корее – 7, Чили – 37 (страна, где наиболее интенсивно проводилась приватизация).

И еще одно важное обстоятельство. Приватизация, как это показала мировая практика, не является панацеей от экономических бед и часто даже не оправдывает возлагаемых на нее надежд. Так, вместо государственных монополий создаются частные, которые действуют еще более нагло и практически бесконтрольно, а экономическое развитие приобретает ярко выраженный антинациональный характер, что уже находит еще одно свое подтверждение в российской практике приватизации.

Идеологи и проводники тотальной ваучерной приватизации широко распространяют мнение, что рыночная экономика совместима только с частной формой собственности. Мировая практика начисто опровергает этот спекулятивный тезис. Экономика стран Запада по структуре форм собственности является плюралистической, в которой мозаичность фона собственности не случайность исторического процесса, а необходимый фактор экономической стабильности. Как бы ни была «священна» частная собственность, отношения собственности составляют лишь небольшую часть всех общественных отношений и находятся в тесной взаимосвязи и взаимозависимости с последними, а это объективно предопределяет ограничение исключительности прав собственника. Практика показывает, что во всем мире права собственника, будь он физическим или юридическим лицом, всегда в той или иной мере ограничиваются политическими и правовыми институтами общества, уже хотя бы потому, что политика в области трудового, санитарно-эпидемиологического, экологического и т.п. законодательства объективно имеет приоритет над правами, вытекающими из простого факта владения, распоряжения и пользования имуществом. Взаимоотношения между государством и менеджером государственного предприятия, если они регулируются не публичным, а хозяйственным правом, вплотную приближают статус государственного предприятия с рыночным поведением к статусу частных фирм. Значит, нормальная рыночная экономика вполне совместима с любой из этих форм собственности.

Итак, проблемы экономической несовместимости государственной формы собственности с рыночной экономикой просто нет, не существует, она выдумана. При обоюдном выполнении условий коммерческого контракта, при невмешательстве государственной администрации в хозяйственную деятельность менеджеров поведение государственной компании на рынке вполне аналогично поведению любой частной компании.

НЕ НАШЛО своего подтверждения и еще одно расхожее мнение о якобы доказанной (интересно, кем?) неэффективности государственных предприятий – выше мы уже слегка коснулись этого вопроса. Специально проведенные в 80-х годах исследования этого тезиса не позволяют сделать такой вывод, хотя главный вывод сделать все же можно: дело не в форме собственности имущества, а в эффективности управления предприятием. Процессы приватизации и реприватизации, периодически сменяющие друг друга, убедительно доказывают это. Основная причина этих процессов (приватизации и реприватизации) и их маятниковый характер как раз и заключаются в эффективности или, наоборот, неэффективности управления предприятиями и экономической конъюнктуре.

Конечно же, приватизация, как социально-экономический процесс при подходящих обстоятельствах места и времени, нужна и полезна, но связывать переход к рынку с обязательной предварительной (да еще тотальной!) приватизацией – значит вступать в противоречие как с историческим опытом других стран, так и с экономической теорией. Более того, обязательная привязка рынка к частной собственности, как основное условие выхода из экономического кризиса (а именно это и делает сейчас наше правительство), наносит непоправимый ущерб стране, осуществляющей радикальное реформирование механизма регулирования экономики. Форсирование тотальной ваучерной приватизации, прежде всего не опирающейся на сбережения населения, соответствующую инфраструктуру и законодательство, ведет только к народнохозяйственным потерям, резко увеличивает общественные издержки экономической реформы и может поставить страну на грань социально-экономической катастрофы.

Россия при переходе к смешанной экономике не должна повторять все те метаморфозы первоначального накопления капитала, которые были свойственны капитализму середины XIX века. Размеры, структура, степень концентрации основного капитала и исторические традиции России требуют своих, особых, чисто российских путей реформирования государственной собственности. К примеру, большие потенциальные возможности содержит в свое время незаслуженно затюканная концепция так называемого «государственного капитализма», которая предполагает создание мощной и дифференцированной государственной системы регулирования экономики.

Рынок должен занять свое законное место в системе производства и обращения товаров и услуг, а не подменять собой все и вся. Приватизация, которая займет довольно значительное время, должна носить различные формы, в том числе и некоммерческие, – аренда, контракты на управление и т.п. Совершенно необходимо, чтобы приватизация учитывала и национальные традиции, а также те ее формы, которые оправдали себя в прошлом, – например, кооперативное движение и присущая ему кооперативная форма собственности. Должны практиковаться социально ориентированные аукционы для различных групп общества (многодетные семьи, инвалиды, ветераны и т.д.), которые позволили бы усилить социальную защиту малоимущих слоев населения.

К сожалению, в пределах данной статьи нет возможности изложить пашу программу приватизации государственного имущества. Время шоковых терапий, ведущих к шоку без терапии, поспешных и сомнительных экспериментов с приватизацией государственного имущества, сопровождаемых его «прихватизацией», сегодня уже исчерпало себя. Доминантой современного мирового развития является движение к социализму, а исходные принципы социальной справедливости в социалистическом обществе, глубинные ее критерии коренятся в самих отношениях собственности. Политика приватизации государственной собственности, которую так рьяно проводит г-н Чубайс, ох как далека от социальной справедливости!

Наконец, Ан. Чубайс должен понять, что народ больше не желает мириться с нижегородскими борделями приватизации, разграблением государственного имущества, развалом экономической системы! Ему также следует понять, что «экономическая теория не есть набор уже готовых рекомендаций, применимый непосредственно в хозяйственной политике. Она (теория) скорее является методом, чем учением, интеллектуальным инструментом, техникой мышления, помогая тому, кто владеет ею, приходить к правильным заключениям» (Дж. Кейнс).

Как правильно сказано: «…тому, кто владеет ею…». Вы, Ан. Чубайс, не только не владеете экономической теорией, но (и что самое страшное) до сих пор не можете обрести экономический образ мышления! Да и вряд ли уже обретете. И еще скажу вам одно замечание из жизни. Народ хочет видеть команду нашего нового премьер-министра, образно говоря, такой:        «…тридцать три богатыря, все красавцы молодые, великаны удалые, все равны, как на подбор, с ними дядька Черномор!» Нет, не вписываетесь вы, Ан. Чубайс, в эту команду. К тому же все эти витязи «…чредой из вод выходят ясных…», а вы, г-н Чубайс, из каких вод будете?

Другие материалы номера

Приложение к номеру