МРОТ или МРУТ




Россия встает с колен. Но этому богоугодному делу все время что-то мешает. То происки коварных иноагентов, то диверсии бандеровцев, то Луна в Тельце, то Марс в Овне. Нелегко поднять на ноги почти что седьмую часть суши, тем более что ноги этого колосса держат неуверенно. И на какие костыли его ни ставь – все равно упадет. В этот раз «костылем» послужит повышение прожиточного минимума – согласно указу президента, его размер в 2023 году будет увеличен до 14 375 рублей. Это на целых 456 рублей выше, чем в текущем 2022 году – как объяснили власти, такое щедрое повышение вызвано высокой инфляцией.

Ух, и заживем теперь! Добавочные 456 рублей – это ж целый килограмм диетической куриной грудки, самое оно на праздничный стол. А вот с традиционной рыбой, скорее всего, придется попрощаться – килограмм лосося, например, уже подорожал на 27,6%, а к концу месяца, согласно прогнозам, подскочит еще на 10%. Соленая и копченая рыба всех видов подорожала примерно на 5%, так что и знаменитой селедки под шубой на новогодней трапезе может не оказаться: теперь под знаменитое высказывание Ипполита «какая гадость ваша заливная рыба» мы будем ностальгировать не только по советским годам, но и по этой самой рыбе. Однако грустить в преддверии новогодних праздников ни к чему, тем более что и хорошие новости есть – прожиточный минимум подняли, а там, глядишь, и вся экономика поднимется.

Не стоит забывать и о том, что для трудоспособного населения прожиточный минимум с 2023 года составит целых 15 669 рублей, что на полторы тысячи больше номинального показателя. А вот пенсионерам придется уложиться в 12 363 рубля. И это при том что у существенной доли пенсионеров в нашей стране пенсия ниже прожиточного минимума – такое открытие сделала Счетная палата еще в конце лета. Тогда обнаружилось, что в России проживает более 3 миллионов получателей социальной пенсии, и это на 250 тысяч больше, чем годом ранее. Социальная пенсия вполне может оказаться ниже прожиточного минимума и назначается тем, кто по каким-либо причинам не смог набрать нужного пенсионного стажа или пенсионных коэффициентов, а потому остался без страховой части. Но даже тем, кто работал исключительно «в белую» и аккуратно платил все взносы, может не повезти – одновременно с повышением прожиточного минимума был принят закон, продлевающий заморозку накопительной части пенсий. На страховые взносы мы отдаем 6% ежемесячной зарплаты, однако вместо накоплений на будущие пенсии они тратятся на пенсии нынешние – «заморозка» накопительной части действует с 2014 года. И, судя по действиям властей, «размораживаться» не планирует.

Но вернемся к прожиточному минимуму. Его повышение на 3,28% почти несопоставимо с инфляцией, которая в этом году может составить 12–13% – даже по скромным подсчетам Минэкономразвития. Подорожание продуктов питания с этой цифрой отлично соотносится – Росстат отмечает, что с начала года цены в магазинах выросли в среднем на 11,07%. ЖКХ тоже не сбавляет темпов – тарифы за этот год повышали дважды, причем во второй раз сразу на 9%, а если учитывать и первое традиционное повышение в июне, то суммарное удорожание коммунальных услуг даже превысит 13% заявленной инфляции. На фоне этого незначительное повышение прожиточного минимума кажется издевательством, однако дьявол кроется в деталях и в методике подсчета. Если до 2020 года прожиточный минимум рассчитывался, исходя из стоимости потребительской корзины, куда входил минимальный продовольственный набор, а также узкий перечень услуг (те же платежи ЖКХ), то теперь его считают в лучших европейских традициях: по медианному доходу.

Запад нам, как известно, враг, но это только до тех пор, пока в дело не вступают деньги. Тут уж чиновник и капиталист становится до удивления терпим и вежлив к заграничным коллегам – оказалось, что считать прожиточный минимум, исходя из среднего уровня дохода той или иной социальной группы, намного выгоднее. Нынешняя методика отвязала прожиточный минимум от инфляции и развязала руки чиновникам, ведь теперь прожиточный минимум никак не связан с неким набором товаров, необходимых для выживания. Зато по-прежнему связан с минимальным размером оплаты труда – МРОТ. Правильнее было бы назвать МРУТ: именно вымирать обречены те россияне, чей оклад формируется из этого самого минимума, а это практически все бюджетники, включая учителей и медработников. «Только ЖКХ, особенно в зимнее время, съедает 6–12 тысяч и более. А как с продуктами, а как с бешеными ценами на лекарства, а посещение врачей, и особенно стоматолога, когда одна пломба – это 4–7 тысяч?» – недоумевают люди в комментариях под новостью о повышении прожиточного минимума. Но пока что их вопросы остаются без ответа.

И вместе с тем Россия продолжает идти вперед – наконец-то в нашей стране стал снижаться уровень бедности! Росстат подсчитал, что в третьем квартале этого года число людей, находящихся за границей бедности (сейчас этот показатель составляет 13 688 рублей месячного дохода), стало меньше на 2,3 миллиона человек. Иными словами, бедных в нашей стране только 10,5%, все остальные зарабатывают больше 13,7 тысяч и могут считаться уж если не богачами, то вполне себе успешными людьми. Что и говорить – Европе до таких показателей еще расти и расти. А Россия уже вполне может называть себя настоящим Атлантом, который пока еще не расправил плечи, но уже затарил гречи. Да побольше – на случай нового кризиса, роста цен или, чего доброго, дефицита. Поторопимся в магазин и мы, пока всю крупу по акции не разобрали.

Анастасия ЛЕШКИНА

Москва

Другие материалы номера

Приложение к номеру