Не всякий дар — благо

Там продолжалось банкротство и разорение предприятий, «оптимизация» – то бишь закрытие школ, больниц и роддомов. И город наводнился безработными, которым в зубы дали трудовые книжки и помахали ручками. А президент тем часом пообещал спасти бедолаг, лишившихся работы, увеличить их пособие по безработице аж до 11 тысяч рублей. «Щедрый» дар оказался недооцененным.
Когда лишенцы своей законной профессии прикинули, сколько же часов и дней может продержаться семья на сие пособие, они поняли: не всякий дар – благо.
А еще раньше, до президентской «щедрости», власть в лице премьера Медведева бросила другой клич: «Держись и спасайся, как можешь, сам!» и еще: «Переучивайся!»
И безработные ринулись в атаку на все, что еще на плаву в их разоренной местности. Основное нашествие – на бюро по трудоустройству, где заученным тоном им повторяли одно и то же: «Все вакансии дворников, вахтеров, грузчиков и охранников заняты». 
Бедолаги не сдавались. Операторы машин, газорезчики, химики и сварщики конкурировали между собой за место диспетчера в мусоровывозящей компании и менеджера склада в техноцентре «МаДи-сервис». Другие – еще вчера высокие профессионалы – кидали объявления и рекламные листки, которые раньше они отправляли в помойку: «Высококвалифицированно поклею обои и настелю полы»; «Выгуливаю собак» и пр.   
На фабрику шкафов, которая еще чудом уцелела в городе, подались металлисты, кузнецы и литейщики. Некоторым повезло – их взяли на упаковку продукции и в грузчики. Другие соискатели – сверловщики, токари, шлифовщики, модельщики и прочие станочники – осаждали макаронную фабрику, где, как они узнали, объявлены вакансии мерчандайзера, продавца и промоутера. Некоторым повезло – предложили место в охране. 
Дома богатых господ осаждали учителя, врачи и младший медперсонал, после очередной «оптимизации» школ и больниц готовые занять место домработницы, посудомойки и поломойки, в лучшем случае – гувернантки. Словом, готовы на любую переквалификацию. 
Прошла через нее и бывшая учительница физики. Ее взяли уборщицей в здание местной администрации. Как-то она сметала пыль и мыла полы в одном из кабинетов, где сидел в качестве начальника ее бывший ученик Коля Семенов, которого наверняка пристроил сюда его папаша – высокий чин в городе.
– Вы ли это, Зоя Степановна?! – воскликнул он, узнав свою учительницу. 
– Да, я… – ответила она, несколько смутившись.
– Ну и как вам здесь?
– Нормально. Спасибо! – сказала она.
– Не сомневайтесь! – заверил ее новоиспеченный начальник. – Обращение Владимира Владимировича слышали? Работой до пенсии я вас обеспечу!
В общем, «драгоценный» дар президента в виде увеличения пособия по безработице никому не понадобился. Каждый по-своему решил свою судьбу – опять же по призыву вышестоящих: «Спасайся, как можешь!» – и надеется, что до подлета пенсионного возраста, обещанного главой государства, переучиваться еще раз ему не придется. Ведь президент еще подарил закон, запрещающий увольнять человека до выхода его на пенсию.
Вот только жаль, что он не подарил закон, запрещающий разорять, банкротить предприятия, «оптимизировать» школы и больницы. На этот счет у народа вполне определенное мнение – его выражает известная поговорка: «Все видит, да не там, где надо!». 

г. Пушкино,
Московская обл.