Жизнь на краю земли




Мы, сахалинцы и курильчане, первыми в России встречаем солнце нового дня. В то же время наша территория является зоной сейсмической активности. Только в последние годы нас трясет в основном от политической и социальной нестабильности…
Так начала нашу беседу Светлана Васильевна Иванова, коренная островитянка, опытный депутат Сахалинской областной думы.
В словах восхищения своей малой родиной слышалась и какая-то удрученность.

– Мы живем будто бы в условиях эксперимента, некие злые силы испытывают нас на прочность – выживем – не выживем, выстоим – не выстоим…
– Что больше всего тревожит островитян?
– Наше будущее. Каким оно будет? Станет ли роднее нам большая Родина или станем черстветь как отрезанный ломоть? Какими будут наши зарплаты, пенсии, какой будет наша экономика, и сохраним ли мы территориальную целостность?
– Судьба Курил вызывает беспокойство?
– Большое. Вопрос территориальной целостности остро звучит на Сахалине. Курилы – часть нашего региона. Казалось бы, самой историей, Конституцией РФ закреплены незыблемость наших границ, неприкосновенность наших земель и вод. И в то же время висит дамоклов меч. Нас, сахалинцев, возмущают претензии японцев на Шикотан и Хабомаи, настораживает то, что в последнее время российская сторона как-то  активничает в подготовке мирного договора с Японией. Путин заявляет, что его надо заключать. А в основу договора кладется совместная советско-японская Декларация, подписанная в хрущевские времена, в октябре 1956 года. Там – обещание передать Японии Малую Курильскую гряду после заключения мирного договора между СССР и Японией. Процитирую: «…идя навстречу пожеланиям Японии и учитывая интересы японского государства, СССР соглашается на передачу Японии островов Хабомаи и Шикотан…» В современной географии это называется Малой Курильской грядой – более 20 островов.
Примечательно – во времена Советского Союза Япония вела себя тихо, не настаивала на мирном договоре, а его отсутствие не препятствовало нашим странам развивать взаимное сотрудничество. После развала СССР Россию стали рвать на части со всех сторон. Японцы, подстрекаемые, видимо, Соединенными Штатами, возмечтали расширить свою территорию за счет наших Курил и вспомнили про мирный договор. Без него невозможна передача островов Японии, так записано в Декларации. Но есть еще одно условие. Обеим сторонам надо было выполнить ряд важных обязательств. СССР их выполнил, а Япония нет, потому и не зацикливалась в те годы на мирном договоре. Теперь же японцы решили, что их час пробил, говорят исключительно об островах, не вспоминая о невыполненных обязательствах, без чего не может состояться заключение мирного договора.
Договор нам не нужен, ведь мы не собираемся воевать с Японией. Многолетний автор «Советской России», известный ученый-японист академик Анатолий Аркадьевич Кошкин называет договор ловушкой для России, ведущей в тупик, опасной уступкой южному соседу. Нетрудно предвидеть – японские реваншисты, заполучив Малую Курильскую гряду, не успокоятся и потребуют все Курилы, включая Сахалин. Об этом в открытую говорят в японских СМИ, в книгах и других изданиях.
– Разве это не видно российским политикам?
– Конечно, видно. Но время от времени отдается предпочтение другим соображениям. Может, идет торг?
– Вы помянули о взаимных обязательствах сторон?
– Да, лишь выполнение определенных обязательств, оговоренных в Декларации, создает условия для заключения договора. Главное обязательство – добрососедские отношения, без враждебности, без проявления милитаризма. СССР отказывается от всяких репараций и претензий к Японии, идет на восстановление дипломатически-консульских отношений, ведет переговоры о сотрудничестве в рыболовстве, в гуманитарной сфере. СССР обязался подписать просьбу Японии о принятии ее в ООН, а осужденные у нас японцы подлежали освобождению. Всё это сделано советской стороной.
А с японской стороны не было такой открытости и добрососедства… Наоборот, Япония заключила Договор о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности с США. Советский Союз счел действия Японии недружественными, антисоветской и антикитайской направленности. Об этом говорилось в документах правительства СССР в адрес правительства Японии от 27 января, 24 февраля и 22 апреля 1960 года. В них уже подчеркивалось, что территориальный вопрос закрыт, никаких Курил, всё остается так, как закреплено в соответствующих международных соглашениях. Советское правительство решило денонсировать обещание о территориальных уступках. Об этом писала «Правда» в 1960 году, 24 апреля, сообщали информационные агентства. К сожалению, готовившаяся денонсация не была завершена. Но памятные записки остались, они, как отмечалось депутатами и специалистами на парламентских слушаниях Сахалинской областной думы, являются важными документами, доказывающими, что мирный договор не состоялся по вине Японии, проигнорировавшей обязательства, установленные Декларацией, и у японцев нет никакого права на территориальные притязания.
Мы в Сахалинской думе провели тщательный анализ всех документов, Декларации 1956 года, того, что произошло в плане преемственности, всё разложили по полочкам, чтобы доказать истину. В числе запрашиваемых в архивах материалов получили сообщение, что в документах Верховного Совета РСФСР за 1956 год сведений об официальном согласии России на передачу Японии Шикотана и Хабомаи не обнаружено. По Конституции тех лет, если речь заходила о территории, непременно требовалось решение союзной республики – согласна она или нет на какие-либо изменения ее границ.
Наши сахалинские депутаты, Государственная дума проводили слушания, конференции с привлечением специалистов, где детально обсуждались документы, история вопроса. В итоге слушаний и Госдумы, и сахалинского парламента подчеркивались недопустимость и неконституционность любых территориальных уступок какому бы то ни было государству, а также то, что у Японии нет перспектив на получение Южных Курил. Мы, сахалинцы, указывали, что передача Малой Курильской гряды невозможна еще и потому, что коренным образом изменилась ситуация в районе островов, теперь это экономическая зона по разработке континентального шельфа.
Это было в начале двухтысячных… А через несколько лет снова всплыл курильский вопрос. И, по моим впечатлениям, с еще большей силой. Мы, сахалинцы, предприняли ряд шагов для закрепления нашей территориальной целостности. Думой утвержден Устав области, где четко сказано, что все Курильская острова входят в состав нашей области, а нарушение территориальной целостности нашего региона наказуемо. У нас не осталось ни одного безымянного острова, в том числе и в Малой Курильской гряде, состоящей более чем из 20 островов и малых архипелагов. Каждый теперь имеет свое имя: Средний, Дальний, Крика, Девятый Вал, Айвазовского и так далее… Все они принадлежат Российской Федерации и ее субъекту – Сахалинской области, что закреплено законодательно.
Может, кто-то думает, что в обмен на Южные Курилы получит какую-то выгоду. Это глупые надежды. Простые люди понимают это лучше политиков, выходят на митинги в защиту территориальной неприкосновенности нашей области и всей России. На митинге в Южно-Сахалинске 22 декабря 2018 года на площади Победы граждане приняли резолюцию с требованием прекратить манипуляции, связанные с мирным договором, это создает нестабильность в регионе. Но глас народа повисает в воздухе, и это усиливает тревогу в обществе.
Мы, депутаты-коммунисты в Сахалинской думе, совместно с другими фракциями вносим в Думу проект постановления об обращении в Конституционный суд РФ о проверке на конституционность текста мирного договора, о котором возобновляются российско-японские переговоры, прилагаем всю аналитику, собранную по данному вопросу, мнения ученых, общественных организаций, настаивающих на сохранении территориальной целостности РФ. И вдруг натыкаемся на преграду. Наш областной парламент отказывает нам, инициативной депутатской группе, в принятии обращения в Конституционный суд. Руководство Сахалинский думы полностью в руках «Единой России». Дается витиеватое пояснение, нас убеждают, что «всё хорошо», и предлагают «не возникать». А мы слышим от президента, что нужен мирный договор, и знаем его цену – сдача Южных Курил…
– И какие мысли вызывают эти противоречивые обстоятельства?
– Грустные. Догадываемся, что наверху темнят… Над нашими Курилами сгустились тучи. Если бы хотели их сохранить, то давно бы денонсировали положение об островах. Ранее мы, депутаты, когда не было в Думе единороссовского большинства, рекомендовали руководству страны денонсировать положение об островах, внести такой законопроект в Госдуму. Уверена, что его бы все партии поддержали. Но такой денонсации нет. Значит, манипуляции будут продолжаться.
Дополнительно убеждает в этом наша попытка вернуть в качестве памятной даты 3 сентября – День Победы над Японией в 1945 году. В советское время этот знаменательный день ежегодно отмечался и в стране, и особенно у нас на Сахалине. Проводились праздничные шествия, парады военных, концерты. А уже в постсоветское время 3 сентября исключили из календаря памятных дат, появилось 2 сентября – День окончания Второй мировой войны. А 3 сентября вычеркнуто… Хотя еще живы люди, которые добывали Победу над японскими захватчиками. Мой отец – участник освобождения Сахалина и Курил. Он сражался за территории, которые сегодня становятся предметом закулисного торга. Отец награжден медалью «За победу над Японией», на ее обратной стороне 3 сентября обозначено как День Победы над Японией. Почему сегодня эту великую историческую дату вымарывают из нашей памяти, замалчивают, а то и называют спорной. Показывают свою лояльность к бывшему агрессору? Усомнились в собственной истории?.. Вот цена разговорам о воспитании патриотизма.
Мы, сахалинские коммунисты, на всех встречах с гражданами напоминаем о 3 сентября как о великом дне, гордости нашей страны, отмечаем его, поднимаем его значимость, рассказываем о подвигах наших солдат, победивших японских завоевателей.
– Среди жителей Курил проводился опрос о сохранении всех островов в составе РФ.
– Да, ВЦИОМ проводил его в феврале нынешнего года. В опросе участвовали 7 тысяч 695 человек, это более двух третей совершеннолетних граждан, проживающих на Курильских островах. 96% высказались за то, чтобы все острова находились под юрисдикцией России, 4% против. Меня эти 4% огорчили. Это результат пропагандистской работы со стороны Японии. Они день и ночь трубят, что в составе Японии все люди заживут богато и красиво. Некоторые верят этому вранью. Сказывается нынешняя неблагоприятная социальная обстановка. Но это уже вина нынешних властей. Да, уровень жизни и на Курилах, и на Сахалине далек от того, что было при советской власти. Образование, медицина платные, качество услуг оставляет желать лучшего. Зарплаты, пенсии – как на материке, хватает лишь для выживания. Законы, которые должны защищать нас, северян-дальневосточников, не работают. Это политика исполнительной власти.
Мы добываем нефть и газ, вывозим наши углеводороды, а своя территория не газифицирована. Люди выходят на митинги, требуют: «Дайте нам газ, не хотим коптить небо углем, загрязнять окружающую среду», но на них никто не обращает внимания.
Сообщение с материком все хуже и хуже. Скоро станем невыездными. Главный вид транспорта – авиация. Работали у нас «Трансаэро» и «Аэрофлот», были большие магистральные самолеты, они удовлетворяли потребности сахалинцев в перелетах, и билеты у нас были субсидированные. Теперь все резко ухудшилось. «Аэрофлот» отказался нас обслуживать, хотя мы со своего бюджета вложили очень серьезные средства в развитие авиации. Осталась у нас «дочка» «Аэрофлота» – компания «Россия». Только нам этого крайне недостаточно. И дороговизна билетов – серьезное препятствие. Субсидированных билетов мало, люди их ждут и мигом расхватывают. Тем, кому не достались, придется платить по полному тарифу. Зимой перелет в эконом-классе от Южно-Сахалинска до Москвы в оба конца стоит 23 200 рублей. Летом билеты дорожают, в пик сезона их стоимость доходит до сотен тысяч рублей. Попробуй полети! Мы поднимали этот вопрос и перед предыдущим губернатором, и перед нынешним врио – никто не может вернуть Сахалину прежний уровень авиасообщения. Потому и говорю: очень мы, островитяне, уязвимы.
– Как пережили пенсионную реформу?
– Мы в нее только вступаем, а принятие Думой закона о повышении пенсионного возраста было потрясением. Народ резко протестовал. Меня как неудобного депутата пытались «нейтрализовать». Точнее – подкупить. Это была целая история… Большинство депутатов в нашей Думе работают на постоянной основе, то есть за зарплату. А меня с моей позицией держат в черном теле – без оплаты. И вдруг говорят: пиши заявление в новый комитет. Я написала. А потом меня вызывает руководство Думы и заводит разговор: понимаешь, тут у нас будет решаться вопрос о твоем утверждении, а также предстоит принятие пенсионной реформы, не могла бы нам помочь провести этот закон? «А не цена ли это предложенной должности?» – спрашиваю. Помалкивают.
Я была изначально против пенсионной реформы и ни за что не отказалась бы от своей позиции, это вообще было бы преступлением по отношению к моим избирателям. А единороссы, видимо, очень хотели меня «заинтересовать». Вечером того же дня мне говорят: хорошо, ты можешь воздержаться от голосования, или не прийти на заседание, или опоздать… Предлагают мне позорные увертки… Как публичный политик в самый напряженный момент, под прицелом камер, я выдала по полной программе, что такое людоедская реформа. Сразу после этого заседания собралась «Единая Россия» и переиграла решение о переводе меня на постоянную основу. Нашелся человек посговорчивее, он и стал зампредом комитета по экологии. Вот каким образом правящие единороссы работают с депутатами.
А всё потому, что парламент в руках одной партии, у нее право на принятие решений, право распоряжаться парламентскими должностями, финансовыми ресурсами – всем. В нашей Думе 28 депутатов, 2 из них от ЛДПР, 2 – независимые, 3 – от КПРФ, остальные – «Единая Россия». Можно сказать, что Дума – однопартийная, при таком раскладе нам практически невозможно проводить свои решения. За годы моей долгой парламентской  работы меня не раз пытались и запугать, и купить. Не вышло.
– В сентябре Сахалинская область будет выбирать своего губернатора.
– Это очень важное событие. Нам уже дают понять, кого мы должны выбрать, власти прислали нам врио губернатора Валерия Лимаренко. Подчеркивают в его биографии то, что в последнее время он работал в «Росатоме». Кто решил, что он должен стать руководителем на наших островах? Может, те, кто работал раньше в «Росатоме», а теперь возле президента? Сахалинцы говорят, что устали от пришлых, от экспериментов с губернаторами. Один наш бывший – Хорошавин – сидит, другой отдал средства из нашего бюджета в федеральный, потом был переброшен в другой регион. В процентном отношении нам от шельфовых доходов было оставлено всего 25%, а 75% ушло в центр. Это было абсолютно несправедливое решение. Деньги, полученные на нашей территории от добычи нефти и газа, должны у нас оставаться для социальных программ, для обустройства нашей территории. Мы должны сделать жизнь на островах привлекательной, чтобы успешно конкурировать с японцами, чтобы к нам ехали люди на постоянную работу, а не вахтовую, лишь бы заработать и уехать.
Но чтобы это понимать, надо быть сахалинцем, а не пришельцем сверху. У них не болит душа о нашем крае, они – исполнители воли Москвы. Сейчас обсуждается вопрос о присоединении нашей области к Приморью. Цель понятна, хотят пополнить казну Приморья за счет наших финансов. Для нас это грозит социальной катастрофой. Мы и так не жируем. Сахалинцы и курильчане категорически против этих преобразований и настроены выбрать губернатором островитянина. У нас есть достойные. Хватит с нас этих экспериментов, говорят мне мои избиратели. Я на их стороне. От всех этих манипуляций нас просто лихорадит и трясет.
– Не собираетесь сами пойти в губернаторы?
– Не исключаю такой возможности.
– Успехов вам!

Беседовала 
Галина ПЛАТОВА 

Другие статьи автора

Другие материалы номера