Покинутая мудрость грозит суицидом

Основанный почти три столетия назад императорским указом Архив Российской академии наук не раз переживал структурные реорганизации. Современный вид учреждение приобрело в первые годы Советской власти, когда его фонд стал единым, была налажена систематическая работа с постоянным и стабильным бюджетным финансированием. В 1963 г. отделение Архива в Москве получило статус головного архивного учреждения. 
Значение Академического архива поистине бесценно. Архив – не только обширное хранилище документов истории российской науки, но также является научно-исследовательским центром, который ведет разработки в области архивоведения, археографии, источниковедения, реставрации и хранения раритетов, имеющих важное научное и общественное значение. Кроме того, Архив предоставляет широкому кругу ученых разного рода материалы и информацию из своих богатейших фондов. Здесь хранится более 20 тысяч уникальных документов. Среди них личные архивы Мечникова, Сеченова, Ключевского, Павлова, Бунина, рукописи Кеплера, Ломоносова, Пушкина, Эйнштейна, других деятелей мировой науки и культуры. 
Однако теперь возникают серьезные опасения не только за должную сохранность фондов Архива РАН, но и за будущее самого учреждения. 
Еще в апреле на сайте Архива появилось тревожное объявление о его временном закрытии на неопределенный срок, что было связано с увольнением прежнего руководителя А. Толстикова. Никаких подробностей официально не сообщалось. Ситуацию прояснили сами архивные сотрудники, которые без стеснений поведали общественности о бедственном положении академического учреждения. Старший научный сотрудник, руководитель музейно-выставочного отдела Ирина Урмина назвала размеры весьма скромных окладов архивистов. «Я как руководитель отдела получаю 21 тысячу рублей в месяц. Это, честно сказать, позорная ставка. Мы все тут работали за идею», – поделилась ученый. Но и этих денег не платят архивным сотрудникам уже более 3 месяцев. После увольнения руководителя банковские счета Архива оказались заблокированными, и все расчеты, в том числе и с сотрудниками, приостановлены. 
Считается, что основные причины такой ситуации в управленческом кризисе и недостаточном финансировании Архива. Корни этих затяжных проблем уходят в 1990-е, когда начали реформировать саму Российскую академию наук. Федеральное агентство научных организаций, которому долгое время подчинялся Архив, не предпринимал активных действий для решения проблемных вопросов вверенного ему учреждения. В настоящее время Архив подчиняется Министерству науки и высшего образования, но и там пока что только обещают оказать поддержку терпящим бедствие архивистам, которые приостановили свою работу, не получая зарплату. 
По словам архивистов, из-за многолетних долгов в здании Архива отключено отопление, телефоны, даже пожарная сигнализация. Свет не отключили только ради охраны архивного хранилища. Доступ в читальные залы для исследователей закрылся. Работа учреждения фактически прекратилась. «В основном сотрудники сидят дома, до того, как получат извещение о зарплате», – подвела безрадостный итог Ирина Урмина. 
При этом временно не работающие сотрудники Архива как истинные поборники науки и культуры переживают даже не за себя, а в первую очередь за бесценное архивное собрание, которому требуются особые условия хранения и обращения. Из-за отсутствия специалистов на рабочих местах раритетные документы могут быть подвергнуты порче или даже уничтожению. 
Впрочем, пассивно ожидать решения судьбы Архива его работники не намерены. 25 апреля в центре Москвы состоялся санкционированный митинг в поддержку архивного учреждения. На улице 1905 года, возле памятника героям Революции, активисты архивного движения выстроились с самодельными плакатами, некоторые из которых не лишены горькой иронии: «Все архивы попадают в рай… или сгорают к чертовой матери»; «Зачем нам Архив РАН? В «Игре престолов» интереснее!»; «Архивы России проще сжечь, чем оцифровать?». Рядом с архивистами выступал ансамбль девушек-волынщиц, что привлекало к акции дополнительное внимание прохожих. Отрадно, что многие прохожие-москвичи не остались безучастными к беде Архива и охотно ставили свои подписи под обращением в его поддержку. 
Неизвестно, явилась ли эта акция побудительной причиной для нового поворота в истории Академического архива, но тем не менее в начале мая временно исполняющим обязанности директора был неожиданно назначен Александр Работкевич, прежде трудившийся в Институте археологии РАН, а также заседавший в экспертном совете комитета Госдумы по культуре. В Минобрнауки отметили, что эта «кандидатура определена с учетом квалификационных требований, предъявляемых к замещаемой должности». 
Это назначение не повысило оптимизма в настроениях коллектива Архива. Первые же заявления нового назначенца не внесли ясности в перспективы проблемного учреждения. «Первоочередная задача – точечные решения, которые позволят обеспечить деятельность Архива, выплату зарплаты, а потом уже смотреть, что дальше делать, куда Архив должен развиваться», – объяснился с общественностью врио директора, судя по названию должности, исполняющий свои обязанности временно. 
Однако активисты, инициаторы решительной защиты многострадального Архива, не считают достаточными обещанные точечные полумеры и настаивают теперь на кардинальных, комплексных изменениях. Они требуют срочно сформировать межведомственную комиссию из специалистов Миннауки, РАН, Росархива, мэрии Москвы для разработки экстренного и вместе с тем фундаментального плана вывода из кризиса Архива. Ради этого активные ученые готовы в ближайшее время выходить на новые акции, чтобы избежать возможной беды. И у этого беспокойства есть отнюдь не абстрактные основания. Все помнят, как по халатному недогляду и, прямо сказать, скудости выделяемых средств на элементарные нужды в 2015 г. горело здание Института научной информации по общественным наукам, где пострадали важные документы. Страшно представить, что нечто подобное может произойти с ценнейшим хранилищем научного достояния России, поскольку это можно будет без лишнего пафоса назвать трагедией национального масштаба.