Праздник среди будней




***

С каким-то отчаянием прозвучал в Законодательном собрании призыв депутата фракции «Единая Россия», директора птицефабрики «Спутник» А.Ф. Лукьянова осознать, что вести сельскохозяйственное производство – это не соляркой торговать. 

И впрямь Анатолий Федорович затронул застарелую рану, в поставке топлива хозяин – барин, первым задирает цены выше некуда, чтоб прибыль всегда через край. Кормильцы народа страдают не только от капризов погоды, но и от неблагоприятного экономического климата. Поэтому показатели сельскохозяйственного производства постоянно ухудшаются.
В результате в Оренбургской области из 520 производственных организаций сельского хозяйства 108 работают с убытками, 145 – под банкротством, у остальных настолько низкая рентабельность, что еле сводят концы с концами. 
Об этом же накануне шел обстоятельный разговор в агропромышленном комитете, членами которого кроме А.Ф. Лукьянова являются и другие крупные собственники – директор ЗАО «Шильдинское» С.Н. Алейников, генеральный директор бузулукской управляющей компании «Городской торг» И.И. Дикман, председатель сельскохозяйственного кооператива «Птицефабрика Гайская» Е.Н. Малюшин, кстати, также члены фракции «Единая Россия». 
Если раньше остро поднимали вопросы развала экономики и сельскохозяйственного производства в основном депутаты-коммунисты, то с каждым годом всё смелее и резче стали звучать обвинения со стороны производственников, состоявших в партии «Единая Россия», в адрес государства, которое разоряет и сельхозпроизводство, и сельский уклад жизни. И это понятно, ведь с буржуазным переворотом можно было использовать развитую материальную базу, доставшуюся задарма от советской власти, на селе было достаточно рабочей силы, которой можно было платить гроши. Но теперь наступили времена, когда ничего этого уже нет, а государство для своих бюджетных маневров решилось не только отнять пенсию у стариков, но и все больше обдирать налогами уцелевшие производства. 
Конечно, отчаявшихся и осмелевших критиков-единороссов стали «призывать к порядку» их однопартийцы. Единоросс А.А. Куниловский небрежно заметил: зачем помогать селу, которому всегда денег мало, и сколько средств ни давай, все будет мало. 
В ответ А.Ф. Лукьянов призвал представителей власти хоть раз сесть и посчитать себестоимость производимой селом продукции. И тогда им станет понятней, доходят ли деньги до крестьянина или растекаются по посредникам и вновь отбираются государством через многочисленные налоги. 
Например, средняя заработная плата на селе составляет всего-то 17 тысяч рублей. Но забывают, что на зарплату необходимо накрутить подоходный налог – 31 процент, а с ним из кассы предприятия изымается  уже 22 300 рублей. Необходимо уплатить еще налог на имущество, ежемесячный налог на добавленную стоимость, социальный налог… 
А как все налоги оплатить, если цены на продукцию села всё более занижают по сравнению с ценами продукции и услуг для села? Прежде всего, на горюче-смазочные материалы. Этот грабительский так называемый диспаритет, неравновесие в изменении цен в ущерб селу только в России сегодня не возмещается государством полностью. 
В отличие от стран Запада, где давно поняли, что жизненно важно государственное обеспечение равной выгодности сельского хозяйства в соотношении со всеми остальными отраслями экономики страны. И вполне закономерно само государство осуществляет регулирование, производит вливание капиталов в сельское хозяйство вместо стихийного перетока из других отраслей. 
А у нас в России оказывают только крайне скудную и все более нищенскую «поддержку» села – соломинка утопающему.
И в таких неблагоприятных условиях никто не считается с сезонностью сельского хозяйства, не хочет ждать, когда вырастет хлеб, подрастет бычок. А ведь в этом особенность крестьянского труда. Поэтому с горечью сказал А.Ф. Лукьянов, необходимо или помогать селу, или честно сказать: живите как можете…
Его активно поддержал председатель агропромышленного комитета А.Н. Жарков, он заявил, что в таких условиях у 50 процентов хозяйств нет собственных оборотных средств. Не получают они и кредиты, так как имеют задолженности. В итоге в этом году 331 хозяйство подало заявки на кредиты, но получили их только 135 предприятий.
Три десятилетия в условиях колониального капитализма в России идет катастрофическая разруха села и вымирание населения – все под благовест пустословных обещаний с их продолжением в нынешнем «прорыве». И в Оренбургской области депутаты подвели итог первого года «прорыва» со времени очередного президентского срока Путина. Оказывается, в 2018 году, по сравнению с 2014 годом, бюджетное финансирование жилищного строительства в сельской местности сократили в 3,4 раза, строительства и реконструкции водопровода – в 4 раза.
Остается стабильным финансирование строительства дорог. Да ведь как! С 2015 года, за четыре года, построено 28,15 километра автомобильных дорог к 34 селам. По 7 километров в год на всю область, по 0,827 километра к каждому из этих сел! 
Нет, при таких «рекордах» нельзя не вспомнить «застойные» темпы советских времен. В 1990 году в Оренбургской области было введено в эксплуатацию 704 километра автомобильных дорог с твердым покрытием. То есть ровно в 100 раз больше, чем теперь, под флагом путинского «прорыва».
Ну и еще народу возвещают ныне о прочих достижениях по программе «Устойчивое развития сельских территорий за 2014–2018 годы». Взамен ликвидированных капиталистами в ходе моровой «оптимизации» здравоохранения участковых больниц, поликлиник, амбулаторий и других медицинских учреждений построено 27 фельдшерско-акушерских пунктов – по одному на 2 района! За пятилетку! Это ли не «прорыв» в инновационном развитии со времен врача Гиппократа?!
Именно с такой самооценкой буржуазные сановники делают вид, что всё хорошо. И потому никто из них не может дать ответ, что делать, чтобы село не разваливалось, а развивалось.
А ответ, как говорится, на поверхности. У меня на памяти село Степана Разина Беляевского района середины пятидесятых годов. Помню соломенные крыши домов, тракторы ЧТЗ, прицепные комбайны и дизельную подстанцию, дававшую свет в дома с шести утра, с дневным перерывом, до часа ночи. Но мы ощущали стремительное движение к лучшим переменам. Вот появилось уличное освещение. В селе разбили парк. Открыли ясли-сад, медпункт. Строятся новые жилые дома, большой сельский клуб… 
Наша семья переехала в другое село – Междуречье, где была восьмилетняя школа. Села росли. Дальнее отделение №4 Беляевского совхоза развернулось в самостоятельный совхоз «Междуреченский». Стал отстраиваться поселок: дома с полным набором коммунальных услуг, двухэтажные школа и детский сад, торговый комплекс, сельский Дом культуры, банно-прачечный комбинат. Ремонтные мастерские, машинный двор, животноводческие базы. Построили автодорогу в 60-километров, соединившую село с райцентром… 
Этот год вновь засушливый. Земледельцы с горечью наблюдают, как увядают озимые посевы, на которые делался расчет, не лучше ситуация и с яровыми культурами. Пришла пора заготавливать корма. А травяной покров редкий. И как тут не вспомнить государственный подход в борьбе с засухой? Начальник отдела растениеводства минсельхоза области Николай Николаевич Лебедев говорит, что треть территории России, подвергающейся засухе, приходится на Оренбургскую область. И если до революции на территории области было всего 100 гектар поливных земель, так как частная собственность не позволяла создать крупные оросительные системы, то с приходом советской коллективизации уже в 30-е годы поливных земель было уже 15 тысяч гектаров.
Заслуженный мелиоратор России, оренбуржец Иван Григорьевич Сексяев вспоминает, что развитию мелиорации помогла программа по освоению целинных земель. Площадь орошаемых земель к 1970 году выросла до 50 тысяч гектаров, на которых работало 800 дождевальных машин. Тогда не было вопросов о подготовке необходимых кадров. За 10 лет в область прибыли 50 специалистов с высшим образованием из Москвы, Омска, Саратова, Новочеркасска. Кузницей кадров мелиоративных работников стал Бузулукский гидромелиоративный техникум. В 80-е годы трехтысячный коллектив мелиораторов ввел в действие дополнительно 35 тысяч гектаров орошаемых земель, 800 километров водопроводов и 2500 буровых колодцев на селе…
Именно поддержка государства превратила мелиорацию в эффективную отрасль. В начале 90-х годов один орошаемый гектар заменял 5 богарных. Занимая один процент сельхозугодий, орошаемые земли давали 50 процентов всего картофеля, 65 процентов овощей, 20 процентов кормов.
Но вот передали хозяйства частнику, и резко снизилась государственная поддержка. Прежде всего, из 15 строительных и эксплуатационных организаций закрыли 12. В результате почти в 8 раз сократились поливаемые площади, количество поливальных систем сократилось в 5 раз, а полный износ оросительных систем составляет 80 процентов. Через 10 лет валовой сбор картофеля сократился в 9 раз, овощей – в 10 раз.
В советское время в сложных природно-климатических условиях получали урожаи, множились стада крупного рогатого скота и отары овец. Потому что была государственная политика народной власти по всемерному улучшению жизни трудящихся и всестороннему для этого развитию и сельского  хозяйства. По плану, а не «прорыву».

Другие материалы номера