Печальное избавление

ДОВОЛЬНО часто я вспоминаю молодость. Дача была в ней непременным атрибутом. Сначала родительская, а в конце восьмидесятых – моя собственная. Тогда шестью сотками земли за городом одаривали всех желающих. За пару лет мы с супругой построили дом, посадили сад, возделали огород. Все выходные проводили на даче. А зачастую и после работы мчались туда поливать грядки, окучивать картошку, любоваться, как наливаются груши, яблоки. Эти моменты до сих пор кажутся сказочными. 
Проблемы начались к концу девяностых. Сначала неизвестные выкапывали и обдирали с деревьев урожай, порой не достигший спелости и съедобности. Попытки призвать правление дачного кооператива и сторожей к выполнению своих обязанностей успеха не имели. В нашем массиве было больше тысячи дачных участков. Верю, что сторожа старались как могли, но результатов это не давало. Очень быстро они бросили эту работу. Оставшийся председатель занимался только тем, что по выходным сидел в сторожке и собирал членские взносы. Дальше началось самое ужасное…
На участках пропала вся огородно-садовая утварь, которую можно было снести в металлоприемку. А следом на дачи пошли уже барыги с газовыми резаками. У нас в первую очередь срезали вместе со столбами ворота с калиткой. Потом опоры из труб террасы дома. Дачные домики грабили безбожно. Милиция реагировала, но результатов это не давало. В итоге мы продали дом на снос и официально отказались от этого «подарка» государства.
Не так давно проезжали по дороге мимо нашего дачного массива. Жуткая картина. Все заброшено. Среди одичавших кустарников и деревьев проглядывают редкие остовы фундаментов. Ни к чему больше не пригодная земля в несколько сот гектаров. Ког-
да-то, до дач, здесь была плантация колхоза имени Ленина Волгоградской области, кормившая город овощами не одно десятилетие. 
И такая картина во многих дачных кооперативах по всей России. В последние годы отказ от дач носит характер повальной эпидемии. Такой, что даже власти на местах были вынуждены забить тревогу. Мол, почему люди бросают свои дачи? Ведь это место, которое идеально подходит для уединения и отвлечения от городской жизни в квартире. В силу своей зашоренности большинство из сидельцев властных кабинетов объясняют это явление чисто людской ленью. Так и говорят – лень работать, лень копать, лень собирать урожай. Несколько банок ягод и пару ведер яблок с грушами легче купить на рынке, куда их принесут бабушки с таких же дач и огородов. Возможно, действительно легче. Купить сегодня проще, чем вырастить самому. 

***

Дачное движение и дачная традиция в России насчитывают многолетнюю историю, они начались еще в XIX веке, поэтому ежегодно у нас число дачников увеличивалось. В те далекие времена дворяне и чиновничий люд использовали свои загородные поместья для отдыха от городской суеты. Было модным и престижным иметь загородный дом. К концу позапрошлого столетия уже творческая интеллигенция искала уединения и вдохновения на природе, покупая или арендуя в пригородных селах дома и усадьбы. К моменту революции и некоторые рабочие имели земельные наделы в пригородах, где сажали огороды. За эти годы уже сформировалась целая дачная инфраструктура, которую молодая Советская власть не только не стала разрушать, но и использовала в новых целях. 
Загородные дома и усадьбы, принадлежавшие некогда дворянству и царским чиновникам, отдавались в пользование семьям партийных, военных и советских служащих. Передовики производства в качестве награды получали за городом земельные наделы в пользование. Урбанизация, массовый отток людей из сел в город сделали проблему обеспечения продовольствием как никогда актуальной. И загородные огороды спасали целые города от голода.
Бум предоставления участков для дачного строительства, для садоводства пришелся на послевоенные годы, когда в стране был острый дефицит продуктов. Людям дали землю бесплатно, для того чтобы они могли на своих огородах, дачных и садовых участках выращивать себе еду. И для многих это было огромным подспорьем.
За счет местных бюджетов к дачам проводили воду, тянули линии электропередачи. Люди строили домики и даже серьезные дома, обустраивали всякие неудобья. Высаживали плодовые деревья, следили, ухаживали, окультуривали. Все это хозяйство управлялось и охранялось. Была создана отлаженная инфраструктура, которую материально обеспечивали и сами дачники, и промышленные предприятия, на базе которых формировались дачные кооперативы. И за все это богатство люди платили какие-то сущие гроши. Советская власть понимала: дача – важнейший элемент социальной политики. Наравне с медициной, образованием, гарантированным бесплатным жильем.
В начале двухтысячных движение на дачи стало затухать, «трафик» стал снижаться и буквально за пару лет практически прекратился. Это стало результатом новой государственной политики, в которой заботы и нужды простых тружеников считались непрофильным активом для вынырнувшего из пены перестройки класса «эффективных» собственников и менеджеров. Земля, занимаемая дачами рядом с городами, приобрела совсем иную стоимость. Социальная значимость этой сферы либеральную власть совершенно не интересовала. Современная буржуазия смотрела на нее как на пропадающий ресурс, из которого можно извлечь гигантские прибыли. Построить жилые комплексы, торговые предприятия, сдать в аренду иногородцам. И дачные кооперативы начали методично душить, придумывать и облагать все новыми правилами, законами, налогами и поборами.

***

Дачным кооперативам, или товариществам, стало не хватать ресурсов, чтобы содержать охрану, и дачи бросили на произвол судьбы. Отдельные активисты всё еще продолжали свои попытки что-то вырастить, но, быстро поняв, что без охраны это бессмысленно, также бросили свои участки.
Дачи стали разрушаться: рухнул домик сторожа, попадали заборы, крыши. Брошенные дачи облюбовали бомжи, начались массовые пожары. Часть домиков сгорели, часть разрушились от сырости и морозов. Сегодня многие дачные массивы представляют собой удручающее зрелище постапокалиптического городка будущего. Как сказал мой бывший сосед по даче, старик: «Грустно. Мне кажется, работа в огороде, дачное движение делало людей добрее».
Основная причина, заставляющая людей бросать дачи даже с отлаженной и функционирующей инфраструктурой, – в совершенно безумной налоговой и тарифной политике власти, умышленно навязанной стране, чтобы заставить людей освободить землю, которую они с любовью десятилетиями холили и лелеяли. Именно она привела некогда благое дело к тому, что загородная недвижимость экономформата, а по-простому – обычная дача, становится неподъемным финансовым бременем для своего владельца. 
Налоги на землю и строения, тарифы на воду, электроэнергию, постоянно растущие затраты на проезд к своему загородному участку сделали дачу, какой бы любимой она ни была, разорительной для среднестатистической семьи, тем более для пенсионеров. И это несмотря на все льготы. Загородный участок земли с маленьким домиком для большинства соотечественников стал роскошью. Экономика и целесообразность дачной сферы были умышленно уничтожены.

***

Число желающих продать загородный дом растет в геометрической прогрессии. Об этом свидетельствуют данные аналитики раздела «Недвижимость» портала Avito.ru. По его мнению, рост количества объявлений о продаже связан в том числе и с «дачной амнистией». Многие люди получили свои дачные участки в конце 80-х – начале 90-х годов прошлого века и строили на них дома собственными силами из подручных материалов, достать которые во времена тотального дефицита было сложно. Никаких документов на эти строения в принципе не существовало. Панельно-щитовые домики не приспособлены для зимнего проживания – в них нет отопления и канализации. А зачастую и цивилизованного проезда к дачно-садоводческим товариществам нет. Эти недостатки загородной недвижимости плюс перспектива платить за дом на 5–6 сотках несоразмерные налоги увеличили количество предложений на продажу. Большинство предлагаемых строений, как правило, неликвидны – их проще снести, говорят эксперты.
«Дачная амнистия» продлена до 2020 года. А дальше все частные незарегистрированные строения станут самостроем, который власти потребуют снести за счет собственников. Дачники отреагировали на это массовым избавлением от дач и огородов. 

***

Владельцу, который по всем правилам зарегистрировал дачу, необходимо платить налоги на имущество. Сумма с каждым годом увеличивается, в то время как платежеспособность людей падает. 
Юрий Шалыганов, заместитель председателя Союза садоводов России, уверен: «У людей стало меньше денег, появились траты, которых раньше не было или они не были столь значительными. Перед многими встает дилемма, от чего избавиться. Дача в силу целого ряда проблем с ней становится первой». 
Садовые дома, которые раньше числились как нежилые строения, после регистрации дач превратились в дома жилые. Жилой дом – это объект с другой налоговой ставкой, в 15–20 раз выше. Радикально начали расти, помимо налогов, и членские взносы в дачных товариществах. В этом году членский взнос во многих регионах вырос до 17–20 тысяч рублей.
Чиновники оценивают дачи, построенные и 70, и 30 лет назад, по критериям нынешнего Градостроительного кодекса. А в нем, например, прописано, что улица должна быть шириной 15 метров плюс тротуар. Вы видели когда-нибудь дачные кооперативы с такими улицами?

***

Разговаривал на днях с Александром Саморуковым из Самары, человеком, который сделал на 6 сотках сказочное «поместье», он негодует: «Это раньше считалось, что дача – подспорье. Для нас дача – просто статья расходов огромная. Поездка туда, закупка продуктов, заправка машины обходятся в 3 тысячи, а то и 5 тысяч рублей. Если покупаем какие-то садовые вещи, это еще 6–7 тысяч. От 5 до 10 тысяч в неделю нам нужно, чтобы побывать на даче! Мы уже ничего не сажаем, все засеяли газоном. Наши соседи год назад просто подарили нам участок. Пожилые люди даром отдали, потому что ездить не могут, не на что, денег нет у них. Люди поголовно бросают дачи».
«Если раньше дача и машина являлись возможностью облегчить финансовую нагрузку на семью, – делится Надежда Радькина из Волгограда, – то теперь это сплошь расходы: бензин, электроэнергия, вода подорожали настолько, что никакой урожай не оправдает. В СМИ сейчас много пишут, что на теплицы вводится налог, потому что на фундаменте, баня на фундаменте – налог, садовый дом – тоже на фундаменте, а значит, обязателен налог. А у нас в Придонье в основном песчаная почва, глина, суглинок. Без фундамента ничего не построишь. Иначе все развалится через год». 
Не менее проблематичным и дорогостоящим становится элементарный полив дач и огородов. «По закону отныне необходима лицензия на водяные скважины, – рассказывает Олег Бобров, некогда возглавлявший дачный кооператив в Волгоградской области. – На свои деньги 35 лет назад построили водозабор. Естественно, никаких документов не сохранилось. Если они вообще и были когда-то. Сегодня получение лицензии стоит порядка миллиона рублей. За отсутствие лицензии – штраф больше миллиона. Дальше еще круче. У вас земельный участок зарегистрирован, дом на нем зарегистрирован, но по сегодняшней системе координат вы не определили границы своего земельного участка, то есть не сделали межевание. БТИ как бы не видит ваш участок, а это значит, что все находящееся на нем – самострой. Оформление этих документов, строго необходимых по закону, обойдется собственнику дачи тысяч в 30 как минимум. Большинство соотечественников не готовы платить такие деньги, потому что у них их просто нет. Мало того, в документах столько путаницы до сих пор, что разобраться практически невозможно, где и чей участок. Вот типичный пример. Приехала организация со спутниковыми антеннами, сделали межевание, все как положено. Присвоили кадастровый номер участку, поставили в регистрационной палате на учет. А теперь оказывается, что участок с этим кадастровым номером находится за полкилометра от СНТ! Я спрашиваю: как его «поставить на место»? Сделать новое межевание? Выясняется, это можно сделать только через суд. Мало того, сплошь и рядом, по документам БТИ, участки лежат один на другом. Кооператив сделал новый план СНТ, а его не утверждают, говорят, мол, наведите порядок, уберите все эти участки, потом утвердим. На этом вся дачная амнистия и заканчивается…»
Не знаю, почему депутаты и чиновники не читают форумы дачников. Там много чего интересного они узнали бы про себя и законы, которые они принимают. Вот из свежего: «В Волгограде до 80% участков в СНТ брошены, только за воду нужно отдать 8 тысяч за 3,5 месяца», «Продать дачу проще, чем сделать ее кадастровую оценку». 

***

Таким образом, как пишет РБК со ссылкой на слова руководителя направления первичной недвижимости «Авито» Дмитрия Алексеева, «избавляться от дач и садов собственников стимулирует именно дачная реформа. <…> Многие владельцы дач предпочитают не регистрировать собственность по новым правилам, а просто продать недвижимость. Как это ни парадоксально, на увеличение количества выставляемых на продажу объектов влияет повышение налога на зарегистрированные по амнистии дачи». Что называется, приплыли.
По данным Союза садоводов России, в стране еще недавно было 16 миллионов дачных участков. Если сложить их вместе, то по площади получится целое государство или 10 российских столиц. И работали на них, как считает профессор Института экономики РАН Иван Стариков, около 47 миллионов горожан, то есть огромная армия людей, которых партия власти со своими чиновниками и депутатами загоняет в угол. Сегодня уже абсолютно понятно, что власть последовательно реализует программу избавления от дач и дачников, чтобы отдать эти земли под коммерческие проекты. Это способно принести им, и уже приносит, баснословные барыши. В итоге вся «дачная амнистия» – не что иное, как прикрытый интересами страны коррупционный проект в масштабах огромного государства.
Но вместе с тем, как показывают социологические опросы, 56% владельцев дач считают их местом для отдыха и развлечений, в 2005 году так считали 32% опрошенных. Доля тех, для кого дача прежде всего место, где можно выращивать овощи и фрукты, сократилась с 60 до 32% в 2019 году. То есть людям нужны дачи. Однако власть создает невыносимые условия для того, чтобы дачи были в радость и на пользу.
Страшно подумать, что будет, если вместо сотен сытых недовольных на улицы наших городов выйдут с протестами миллионы голодных и обиженных. Впрочем, Россия это уже проходила…