Как нас лечат




Напомню для тех, кто уже подзабыл, в 2011 году, при президенте РФ Д. Медведеве, началась «модернизация» здравоохранения, которая кроме улучшения материально-технической базы медучреждений, перехода на электронную документацию предусматривала, что каждого пациента будут лечить по определенным стандартам. Наверное, многие уже позабыли про «зурабовщину», до которой человек мог находиться в стационаре 15–20 дней, получал комплексное лечение, посещал нужных специалистов и получал необходимую консультацию. Сегодня ничего этого просто не существует. 
Начну с обследования и назначения лечения. Вероятно, в целом картина примерно везде одинаковая. Для того, чтобы попасть на прием к терапевту, необходимо записаться за 5 или даже 20 дней, коль не больше. Попасть к профильному специалисту в поликлинике и в диагностическом центре – тут уже нужно ждать от 10 до 30 дней. Врачей в поликлиниках катастрофически не хватает. 
Для того чтобы хоть как-то заработать на жизнь, врачи вынуждены брать как минимум дополнительные полставки, а то и целую. Очередность приема по времени, указанном в талоне, не соблюдается даже в диагностических центрах. У врача реально есть всего 5–7 минут, чтобы посмотреть больного. Понятно, что за это время осмотреть пациента, записать все жалобы в амбулаторную карту, поставить диагноз, занести данные в компьютер, назначить лечение и объяснить, как лечиться, невозможно. Согласно «рекомендации», для эффективной работы терапевт или педиатр должны осмотреть больного в среднем за 15 минут (до 30 минут в сложных случаях). 
На приеме: 
– С чем пришли? 
– Да знаете, вот уже… 
– Я спрашиваю, что у вас болит сейчас? 
Назначенное доктором обследование займет до 20 дней. Повторный прием у врача – от 3 до 10 дней. 
Снова на приеме: 
– С чем пришли? 
– Да знаете, у меня вот уже… 
– Я спрашиваю, что у вас болит сейчас? 
Прошел почти месяц, и «сейчас» может болеть уже совершенно другое или дополнительно другое. 
Врач берет в руки результат биохимического и инструментального обследования, открывает компьютер и… – выдает назначение лечения. Пытаешься объяснить, что вот, дескать, у меня еще и это болит тоже, а то, что вы выписали, я принимать не могу, так как у меня… Врачу, вероятно, «нытье» надоедает и… ответ его обескураживает: «Если я это вам не выпишу, меня накажут, как минимум лишат премии». 
Узкопрофильное лечение, оцениваемое по количеству койко-дней нахождения в стационаре, давно сводится к простой формуле: чем меньше мы находимся в стационаре, тем эффективнее работает медучреждение! Вдобавок, когда больной находится на лечении в стационаре по конкретному диагнозу, его нельзя направить к другому специалисту. Оказывается, за это врача тоже могут наказать. 
В реальной ситуации новый «медицинско-лечебный стандарт» вынуждает большую часть населения заниматься самолечением не только дома, но и в стационаре. Лично я, находясь на стационарном лечении, вынужден был для блокировки последствий медикаментозного вмешательства попросить, чтобы из дома принесли травы, а также принимал «свои» таблетки. 
После того, как выписался, с трудом получил направление к гастроэнтерологу. Объясняю суть проблемы: обострение после медикаментозного лечения, представляю результаты анализов и обследований, прошу чем-нибудь помочь, назначить лечение. В результате получаю ответ специалиста: «…Слизистая сама восстанавливается каждые десять дней». Странно, однако у меня вот уже более сорока лет этого не происходит. 
Для примера расскажу, как меня госпитализировали и лечили в ревматологическом отделении облбольницы имени Н. Бурденко. При сильных мышечно-суставных болях во всем теле двадцать дней потратил на то, чтобы попасть к терапевту районной больницы. Оказывается, невролог не имеет права направлять такого больного на консультацию к ревматологу в диагностический центр, только через терапевта. На приеме в ДЦ объясняю, как болит, показываю выписные эпикризы, результаты обследований и прошу рекомендаций, помощи и госпитализации. В итоге получаю направление на добавочное обследование в районной больнице. Прохожу обследование дней за 15–20. И снова получаю направление в ДЦ. С двумя пересадками еду уже с вещами. Как-никак зимой на десять дней ложусь в ревматологическое отделение. Боли корежащие! Снова прием, направление на дообследование, хорошо хоть на месте в ДЦ, и наконец-то получаю направление в стационар. Надо снова дойти до автобусной остановки, сделать еще одну пересадку и потом прошагать достаточное расстояние от остановки до приемного покоя. Добираюсь мокрый, без сил и с искореженным от боли лицом. 
Принимают, определяют в палату и снова проводят полное обследование. Делают новые назначения. В ночь у меня поднимается давление и в течение двух дней держится на критическом уровне. Обращаюсь к лечащему врачу. Прошу внести корректировку в назначениях. В ответ никаких корректировок и произнесенное с раздражением: «Вот выпишитесь и будете лечить свою гипертонию!» Объясняю и прошу снова – результат тот же. 
Собираю вещи, захожу в ординаторскую и говорю, что ухожу из отделения. В ответ: 
– Уходите. 
– Но я иду не домой, а прямо в областное министерство здравоохранения… 
Пауза… 
– Подождите, я сейчас проконсультируюсь… 
Примерно через час в ординаторской собрались заведующий ревматологическим отделением, лечащий врач, кардиолог, заведующий кардиологическим отделением и даже представитель страховой компании. Человек семь. Спрашивают, в чем причина. Сижу, размышляю, мол, у вас же все обследования и записи перед глазами. 
Возможно, такая схема пригодна для лечения практически здоровых людей, у которых «что-то стрельнуло». Если следовать формальной логике и новым «стандартам» лечения, то всё вроде бы правильно: есть диагноз, есть схема лечения, но перед врачом живой человек со своими индивидуальными особенностями, в том числе физическими и психологическими. Если упростить, то при такой технологии лечения врачу не надо получать медицинское образование. Достаточно научиться «грамотно» пользоваться «стандартом» и компьютером. Превратиться в своеобразную «прокладку» между диагнозом и компьютером. Не говорю о необходимости соблюдать профессиональную этику и следовать деонтологии – науке о нравственном аспекте взаимоотношений врача и больного, о врачебном долге и обязанностях врача, его моральном, эстетическом и интеллектуальном облике. 
И в поликлиниках, и в стационарах часто спрашиваю у докторов: 
– Боткин был неправ, когда говорил, что «врач лечит больного, а не болезнь»? 
Со временем я узнал, что это высказывание известно каждому врачу и что призыв «Лечи не болезнь, а больного» возник давно. В России ее пропагандистами были выдающиеся клиницисты XIX века М.Я. Мудров и С.П. Боткин. Эти слова приписывают еще Гиппократу. Сегодня они диаметрально противоположны тому, что требует от врачей родной Минздрав. Как правило, врачи говорят, что от них ничего не зависит, что это результат «оптимизации», не ими придумано и что они ничего сделать не могут. 
Удивляет еще один момент. Раньше приходили в палату с историей болезни, смотрели в нее, опрашивали и делали необходимые пометки, корректировки. Ныне – в лучшем случае со случайной бумажкой в кармане. Если не учитывается реальное состояние больного, то чем же измеряется эффективность и экономичность такого лечения «строго по стандарту»? 
В апреле 2017 года госпитализировали на скорой в кардиологическое отделение горбольницы №5. Никто не осматривал, не беседовал, сразу отправили в палату, и обо мне забыли. Спрашиваю на посту, мол, когда врач сможет осмотреть. Оказывается, дежурному врачу некогда, а назначение уже сделано. На основании чего сделано назначение и как мне быть с теми лекарствами, которые я принимал до госпитализации, в том числе и с теми, которые принимаю постоянно? Ответ медсестры: 
– Раз не отменили, принимайте. 
– А если мне станет еще хуже, что тогда? 
– Ждите врача… 
Жду. Время уже к девяти вечера. Стучу в ординаторскую. Врач на месте, но занят. Пытаюсь объяснить и выяснить ситуацию. В ответ: «Чем вы недовольны? Мне сейчас некогда». Объясняю, что мне плохо. Доктор отправляет меня все равно в палату ждать, когда он освободится. Жду. Состояние отвратное. Снова иду в ординаторскую. Объясняю и говорю, что если мне не будет разъяснено, что и как принимать, то я буду вынужден покинуть больницу. А мне врач без тени смущения заявляет: «Уходите, только напишите заявление об отказе от лечения». Написал заявление, в котором изложил все, о чем рассказывал. Врач спокойно забрал его, как будто так и надо… 
Ни прослушивания, ни измерения давления, ни учета того, что уже темно и время около девяти вечера, что больной явно в возрасте и привезли его на скорой, что нет ни родственников рядом, ни даже уверенности, дойдет ли больной до автобуса. Формальности соблюдены – больной сам настоял на выписке. Как можно спокойнее говорю: «Я уйду, только вы распишитесь на втором  экземпляре, что вы получили от меня заявление с указанием причин отказа». Врач читает и меняется на глазах… 
В большинстве больниц стоят старые, часто с продавленными панцирными сетками, кровати. Иногда на кровати укладывают деревянные лежаки, а на них матрасы со скомканным ватином. В большинстве стационаров, вероятно, в целях увеличения койко-мест, вместо двух – три кровати, и так до бесконечности. Это при том, что норма в палатах общего назначения – шесть кв. м на одно койко-место. За время даже десятидневного пребывания человек нуждается в принятии душа. Многие не купаются из-за реальной возможности простыть и отсутствия минимальных удобств в душевой. 
В целях экономии, вероятно, «по конкурсу», выбирается самый «дешевый» поставщик продовольствия. Хлеб бывает сыроватым и кислым, с сильным запахом дрожжей. Мясо часто «заветренное» или сплошной жир, который больные не едят. Поэтому в некоторых случаях все это просто перекручивается и смешивается с кашей, «тушеной» картошкой и капустой. Мол, больные съедят и так. 
Года полтора назад на заседании Общественного совета по делам ветеранов при губернаторе Пензенской области я в присутствии представителя Минздрава задавал вопросы по большинству из этих проблем. Даже попросил представителя ведомства записать и ответить на них. Жду эти ответы до сих пор. 
Государство тратит вроде бы огромные деньги на здравоохранение. Неужели невозможно устранить элементарные, не требующие крупных затрат «мелочи», из которых складывается «эффект выздоровления»? Нас выталкивают в платную медицину. Те, кто разрушил отечественное здравоохранение, называет это «правом выбора». Вполне возможно, но только это «право выбора» от безысходности. 
Кто-то посчитает, что я сгущаю краски. Придираюсь к мелочам. Лежат же люди, молчат… Вопрос особый: почему молчат? Список этих «мелочей» говорит о системе. В которой все мы вместе являемся «единицами», належивающими «койко-дни» и не портящими по «выписным эпикризам» и по отчетам благостную статистику. А хочется чувствовать себя человеком, которому стремятся помочь в тяжкие дни болезни. 
Меня давно и безрезультатно мучает вопрос: куда пропала человечность врачей, неподдельное внимание и забота о людях. Кстати, за все время у меня не возникло ни малейших претензий к сестринскому персоналу ни в одной поликлинике, ни в одной больнице! 

Валерий БУТОВ,
«болящий» с почти 50-летним стажем
Пензенская обл.

В эти дни в Нижнем Тагиле хирурги уволились из-за зарплаты

Пока президент России в авральном режиме проводит совещание по проблемам первичного уровня медицины и как его вытащить из «провала», в стране массово увольняются врачи. Это самый верный признак того, что люди окончательно потеряли доверие к обещаниям власти. И процесс уже носит необратимый характер.

Шесть врачей из двух хирургических отделений ЦГБ №1 в Нижнем Тагиле решили уволиться из-за высоких нагрузок и низких зарплат. Об этом в четверг, 22 августа, сообщает агентство «Все новости». По словам заведующего первым хирургическим отделением Юрия Изотеева, заявления написали все медики, даже находящиеся в отпуске. Они собираются отработать положенные две недели, а потом уйдут в никуда.
«Нагрузка очень высокая, она не соответствует оплате труда. В минздраве нас кормят завтраками, говорят: подождите до октября. А что изменится к октябрю? Ситуация только обостряется», – пояснил завотделением. Пример низких зарплат он не привел.
Аналогичная история с массовым увольнением хирургов произошла в начале августа в еще одной больнице города. Там сотрудники были недовольны зарплатами и ужасным состоянием самой клиники. В ответ на это руководство медучреждения убеждало общественность, что средняя месячная зарплата хирурга у них якобы превышает 100 тысяч рублей. TagilCity.ru указывал, что врач высшей категории с дежурствами в выходные получал меньше 45 тысяч.

 

Куда пропала человечность?

Отклики

Думаю, что после проведенной в стране масштабной оптимизации модернизация займет несколько десятков лет, и в это время прекрасное уже не будет половины населения! А гаранта и всю вертикаль власти ежегодно 20 лет просил народ обратить внимание на здоровье и демографию вымирающего населения! Поэтому сейчас вызывают сомнения слова и планы! zvfdhbr 

***

Путин потребовал, Медведев потребовал, а разве не под их руководством шел развал медицины и страны 20 лет? Власть в России на созидание не способна, в нее это не заложено, она может грабить природные ресурсы, население, за счет этого сама жить и содержать своих дармоедов. Stepan45 

***

Комментатор цитирует: 
«…Зафиксировать для врачей первичного звена, врачей общей практики и профильных специалистов минимальную оплату труда в размере 170% средней заработной платы по региону. Для медсестер необходимо установить такую нижнюю планку не ниже 70%, а для фельдшеров – не менее 120%». 
Только надо добавить, что одновременно надо отменить НСОТ (новая система оплаты труда), которая и давала возможность нечестному руководству медицинских учреждений назначать себе и ближним заоблачные зарплаты, а остальному медперсоналу платить гроши, при этом рапортуя о высоких средних зарплатах. А ввиду того, что все это из федерального бюджета профинансировать будет невозможно, то «оптимизация» будет продолжаться и дальше. Тут очень важно то, что Путин на всю Россию продемонстрировал свою озабоченность, а дальше все пойдет по накатанной колее с рапортами регионов об «успешной» реализации указаний президента. Крыловская басня «Квартет» как никогда остается актуальной. Grigory

***

«С одной стороны, отрадно, что власти наконец-то озаботились этой проблемой. С другой – критически горестно, что прошедшие 20 лет были посвящены методическому уничтожению реального бесплатного здравоохранения для безусловного большинства населения». 
Видать, и сами властные чиновники почувствовали на своей шкуре плоды оптимизации и самофинансирования медицины. Цели разные у разных государств – СССР и нынешней РФ. Если у первой было всё для блага человека, то у второй – экономия на всем, даже на воде. Сомневаюсь, что нынешний режим решит проблемы медицины вообще. Triac

***

Самое неприятное в том, что люди, поверившие в то, что «Путин – наше всё», не относятся критически к тому, что медицина стала в основном платной. Начинают тут давать советы: надо вести здоровый образ жизни (ЗОЖ), питаться кашами, не переедать… 
Да, ЗОЖ необходим, но когда человек в годах, то риск заболеть многократно увеличивается. И при таком питании тоже здоровее не станешь. 
При правлении Путина больниц стало на 23 тысячи меньше. А теперь спохватился. 
Олигархи найдут себе лечебницы, а вот где будут лечиться бесправные рабы, кормящие олигархов и чиновников, не продумали или надеялись на бывших братьев? Просчитались. 
И куда идти? Медицина платная, некачественная. Все эти диспансеризации проводятся формально. И почему на дневном стационаре больше трех капельниц нельзя ставить? 
Потому-то и увеличивается количество фирмочек, оказывающих ритуальные услуги. aleksandra 

***

«…Кто-то оказался без средств к жизни, и через месяц он умрет (или уже умер). Вы его знаете? И я не знаю. И никогда не узнаем. А его уже нет… 
Надо бить в набат… А тут бац – упал. А тихо. Только хлоп-хлоп-хлоп… Как в немом кино…» 
Это я написал в начале февраля… Потом Голикова посчитает «Мы катастрофически теряем население страны. За четыре месяца естественная убыль населения у нас составила порядка 149 тысяч человек…» «Конечно же, «пенсионка» здесь ни при чем. Ах как хотят нас в этом убедить… sovet1 

***

…Теперь очередное ускорение чиновникам придал и президент. Посмотрим, насколько его хватит. 
Ну и чем аукнется народу президентское ускорение, как не ускоренным вымиранием? Вымиранием от отвратительных условий жизни, низкого качества жизни и от безысходности что-либо изменить в отсутствие нужных законов и при наличии большого сектора высокооплачиваемых бездельников и просто бездарей. 
Только возврат к социализму спасет страну. spr

***

Подчеркнем еще раз: с одной стороны, отрадно, с другой – горестно… 
А в чем отрада? Разве очередная порция «лапши» перед очередным разводиловом в виде выборов изменит ситуацию в стране, где медицина превратилась в недоступное для населения коммерческое обогащение предприимчивых дельцов. Даже смешно сказать, что этот криминальный аппендикс называют здравоохранением. Могу поспорить с кем угодно и на что угодно, что результат будет таким же, как «25 миллионов высокоэффективных и хорошо оплачиваемых рабочих мест». Вместо их создания за этот срок уничтожили их миллионы, наплодив при этом кучу паразитических посреднических структур, из которых торчат уши все тех же вороватых чиновников. Victorovich

***

Давайте не отвлекаться «по мелочам». 
Два десятка лет власть морочила нам головы (и удачно) по совершенствованию системы управления, в частности, в здравоохранении. 
Сегодня сам президент признал, что получилось «что-то вроде…» 
Что делать? Напрашивается: первым делом выяснить у проектировщиков и исполнителей великого проекта – не так ли? 
Пока первого не будет – как ТЕ ЖЕ труженики станут поворачивать оглобли в противоположную сторону? 
Повторю: это оценка президентом положения в медобслуживании, а как по остальным направлениям экономической жизни страны? 
Вопросы – без ясных и необходимых ответов. А как с точки зрения логики выглядит неожиданная печаль президента? Спасибо. Игнат 

***

Решила просветиться на тему: что есть первичное здравоохранение?
Просветилась и поняла, что из очередной пожарной затеи нашего главного реформатора ничего не выйдет! 
Помните частушку Рудакова и Нечаева?! 

В нашем клубе 
«Красный швейник» 
Развлекал один затейник. 
Результат его затей – 
Три жены и пять детей. 

Вчитайтесь в текст из Вики – и поймете, о чем я говорю. 
«Первичная медико-санитарная помощь (ПМСП) является основой системы оказания медицинской помощи на местах и включает в себя муниципальные мероприятия по профилактике, диагностике, лечению заболеваний и состояний, медицинской реабилитации…» 
Опять за рыбу деньги: осуществление очередной затеи президента ложится на местные бюджеты! 
В общем, ку-ку, Гриня, хана тебе! Васса 

***

Чудны дела твои, Господи! Уж сколько было маниловских посланий и грозных мюнхенских речей, а воз и ныне не только там, но и почти пустой. Нет высокотехнологичных новых производств, а министры разных времен мало чем отличаются друг от друга – разве что генеральши посимпатичнее, да и армии спать не дают, муштруя ее по заветам Павла I! 
Полизвилины достаточно, дабы сообразить, что выделение 1.367*10**13 руб. без расписанных таблиц: сколько и на что, к какому сроку и кто ответственен, есть пустой треп и ручеек денег для обогащения. Quercus

***

В Смоленске больные Центральной поликлиники были переведены на окраину города, на ул. Чаплина, где возникли большие очереди, куда надо добираться несколькими автобусами. 
В центре города стали возникать уютные, без особых очередей частные заведения «Домашний доктор». Правда, за «бесплатный» в городской поликлинике укол теперь надо платить 100 рублей. mareman