Настроение праздничное, но тревожное




– Евгений Эдуардович, в новом учебном году часть уроков собираются перевести на удаленный формат. Означает ли это, что частично сохраняется дистанционная форма обучения?
– Да, для всех, кроме начальной школы. При этом каждый класс, согласно рекомендациям, нужно поделить на группы. Когда в прошлом учебном году сельские школы Новосибирской области вернулись с дистанционки на очное обучение, была определена норма в 12 учащихся. В нашем самом большом классе 33 ученика, следовательно, его надо делить не на две, а на три группы. Класс-комплекты превращаются в групп-комплекты с увеличением как минимум вдвое. Например, у нас из 29 классов получится не менее 58 групп, с которыми школа уйдет в глубокую вторую смену. А что делать школам, которые уже занимаются в две смены? Чтобы избежать двух смен и удвоения учительской нагрузки, целесообразнее использовать сочетание: одна группа учится очно, например, в понедельник, а во вторник – дистанционно; вторая во вторник – очно, в понедельник – заочно. Как подсказывают опыт и практика, на основе предложенных рекомендаций у всех школ всё будет по-разному. Какая-то школа может закрепить за каждым классом отдельный учебный кабинет, в котором дети будут заниматься по всем предметам. Учителя к ним будут приходить сами, как это и прописано в новых санитарно-эпидемиологических требованиях. Они утверждены недавно, 30 июня, и поэтому с 1 сентября в соответствии с ними всё будет выстраиваться по-новому. Цель – избежать массового скопления обучающихся. Вопросов возникает много. Как, например, не допустить столпотворения при утреннем измерении температуры? 
– Действительно, как избежать этих утренних очередей?
– Привычное начало учебного дня в одно и то же время заменяется асинхронным началом занятий. Раньше в 8.30 все усаживались за парты, а после 45 минут урока, ровно в 9.15, вся школа выходила на перемену. В этом году у каждого класса (группы) будет свое расписание, чтобы ограничить контакты утром, в столовой, на переменах, в конце учебного дня. Пожалуй, это главная трудность для большой школы. Возможно, проблему решит сочетание очной и дистанционной форм. Например, первую неделю учится одна группа класса, полностью проходит весь цикл, получает задание на следующую неделю для самостоятельной работы, а потом, на вторую неделю, выходит следующая группа.
Для учителя, на первый взгляд, одна и та же нагрузка, но на самом деле он должен сначала с очниками отработать, с той группой, которая у него сегодня, а потом еще и с теми, кто будет на удаленке. В любом случае для учителя переход на очно-дистанционную форму – дополнительная нагрузка. В начальном звене, которое больше всего страдает от удаленки, можно всем детям проводить обучение очно в две смены по группам, но при таком варианте у учителя нагрузка увеличивается в два раза, даже если сократить продолжительность урока. После первого опыта дистанционного образования в прошлом учебном году могу со всей ответственностью заявить: реальный объем работы моих коллег-педагогов увеличился не в два, а в три раза. 
– Могут ли учителя рассчитывать на дополнительное стимулирование в условиях возросшей нагрузки, как профессиональной, так и психологической?
– Как мы всегда говорим в таких случаях, хоть бы то, что есть, не забрали! В законе об образовании средняя заработная плата педагогов привязана к средней зарплате по промышленности в регионе, которая сегодня становится все меньше, а это влечет за собой понижение оплаты и у нас. Надеюсь, этого не допустят. Но я знаю: для дополнительных выплат педагогам ресурсов в бюджетах различного уровня нет. Более того, оплату за академический час пытаются заменить оплатой за час астрономический. Раньше таких вопросов не возникало: 18 часов ставки умножаем на 45. А сегодня, когда предлагают сократить продолжительность занятий, получается, что 30 минут педагог работает в одной группе, 30 минут – в другой, и 45 минут урока превращаются в 60 минут астрономического часа. Итак, загруженность учителей в любом случае будет больше. Это первое важнейшее изменение нового учебного года. Ни для кого не секрет, что учителя во время карантина трудились, как правило, на своих домашних компьютерах, расходовали свой домашний интернет, платили свои деньги за то, чтобы поддерживать связь с детьми. Поэтому просто необходимо решить проблему с компенсацией за эти расходы и организацией безопасных и эффективных рабочих мест для учителей. Для дистанционки такое место, безусловно, это дом, домашние условия. 
– Во время дистанционного обучения поступало много жалоб от родителей на то, что в семье один компьютер на несколько учеников. Да и не все преподаватели оказались материально-технически подготовлены к использованию новых технологий. Как этот вопрос будет решаться в новом учебном году?
– После проведенного мониторинга оказалось, что в некоторых семьях нет даже смартфона с доступом в интернет. Не все учителя имеют дома современный компьютер. По-разному выходили из ситуации. Под честное слово я учителям предоставлял такую возможность – взять свой рабочий компьютер домой. С учениками такая проблема возникла в многодетных семьях, где выстроилась очередь к ноутбуку или планшету. Наибольшую сложность вызвало то, что, перейдя на дистанционный формат, мы старались «впихнуть» очное обучение в компьютер, что невозможно в принципе. Вообще понятие «дистанционное обучение» в том виде, как его везде представляют, окончательно не сформировано и не закреплено. В законе об образовании есть обучение с применением дистанционных технологий. Это упущение вызвало многие трудности, которые у нас сохраняются до сих пор. 
Дистанционки нет в законе! Есть очная, заочная, очно-заочная и семейная формы, которые определены в 17-й статье закона об образовании. Я, кстати, не понимаю, почему у нас родителям не объяснили, что можно перейти на семейное образование. В Красноярске, в Екатеринбурге оно очень широко распространено. Современные родители могли бы выбрать такой безопасный вариант для своих детей. Но им почему-то не разъяснили, не предоставили такой возможности. Всех загнали в дистанционку. В прошлом году были семьи, которые сообщили, что по причине отсутствия технических возможностей их дети не могут дистанционно учиться. Был создан накопитель на входе, куда они приносили свои работы в бумажном виде. Такой формат бумажного файлообмена в шутку назвали «голубиной почтой». Учителям и для этих детей пришлось дополнительно организовать работу. Бесспорно, дистанционное обучение – самая безопасная и даже необходимая форма, когда превышен эпидемиологический порог. Но что касается перехода на дистанционное обучение полностью в других, более благоприятных условиях, – я категорически против. Уверен, что коллеги, родители и ученики меня поддержат. 
– Кстати, по поводу коллег – недавно в вузы поступила директива о том, что Роспотребнадзор не рекомендует допускать к занятиям в вузах педагогов старше 65 лет, а также с хроническими заболеваниями. К школам таких требований пока не предъявляют?
– У нас таких возрастных людей среди педагогических работников нет, но и здесь важно не забывать о Трудовом кодексе. Возрастного учителя или руководителя, который находится на бессрочном договоре, я думаю, непросто будет отстранить и тем более уволить. У меня такой практики нет, но предполагаю, что я, конечно, проявил бы искреннюю заботу о здоровье почтенного коллеги, объяснил бы ему сложность и опасность ситуации. Но в любом случае решать ему самому. Если он любит детей, может и умеет работать, сохраняет завидную для молодежи физическую форму, почему его нужно отстранять? С другой стороны, сегодня на вакансию учителя очереди большой нет. Сохраняется большая нагрузка, даже перегрузка педагогов-предметников. Если мы всех выведем на 18, пусть даже на 25 часов, то сразу появятся вакансии. Кем их закрывать, когда специалистов нет? В «Земском учителе» (программа поддержки педагогов в небольших населенных пунктах. – Ред.) большое количество ограничений, и я не думаю, что это привлечет молодых учителей. Как и большая часть педагогов, люди старше 65 лет привыкли добиваться высоких результатов традиционными методами обучения, и поэтому здесь дело, скорее всего, не в возрасте, а в освоении современных образовательных технологий. Такие опытные специалисты могут работать и работают дистанционно. 
– А какого-то явного оттока штатов в связи с новыми требованиями не произошло?
– У меня есть учительница, которая уволилась, назвав причиной ухода удаленку. Призналась, что не хочет работать в таком режиме. И не возраст виноват, а просто не захотел человек. Я боюсь, что, глядя на всю эту ситуацию, некоторые возрастные учителя просто покинут школу и будут заниматься репетиторством частным образом. И будут очень востребованы в сложившейся ситуации, и будут получать больше удовлетворения от своей работы, чем в дистанционной школе.
– Как вы считаете, к чему могут привести все последние перемены в системе образования?
– К тому, что вместо ожидаемого роста обучаемости и поступаемости выпускников произойдет снижение. Возможно, мы найдем такие формы и методы дистанционного обучения, которые будут эффективны. Но для этого должны быть готовы абсолютно все участники образовательного процесса и системы образования. Пока всё и все продолжают жить и работать в режиме эксперимента. Часто пытаются выяснить, кто все же при дистанционном обучении имеет преимущественное право: учитель ли, ребенок ли должен больше самостоятельно работать, или вообще всю ответственность за обучение на себя должны взять родители. 44-я статья закона об образовании гласит: «Родители несовершеннолетних обучающихся имеют преимущественное право на обучение и воспитание детей перед всеми другими лицами. Они обязаны заложить основы физического, нравственного и интеллектуального развития личности. Органы государственной власти и органы местного самоуправления, образовательные организации оказывают помощь родителям (законным представителям) несовершеннолетних обучающихся». Таким образом, уже с 2013 года понятно: ответственность за обучение и воспитание детей и в очной, и в заочной, и в смешанной формах несут родители. 
– Каких последствий этих нововведений ждать родителям, детям и учителям?
– Ограничениями и требованиями, которые вышли недавно, часть семей приведут к логическому выводу об организации домашнего обучения. Многие родители поймут, что им не нужно будет менять маски каждые 2 часа, выяснять, покормили его в школе вовремя или нет, и бояться заражения. Проще, если есть возможности, платить куратору, няням, тьюторам, чтобы дети учились дома. Сейчас есть родители, у которых точка зрения такая: в школе ничему не учат, мы учим на дому детей лучше. Они как раз воспользуются этим преимущественным правом обучения детей не в рамках школ. Соответственно, это повлечет за собой определенные последствия: детей в учебных заведениях будет меньше, это потребует меньшего количества учителей и школ. Нельзя забывать: дети в школу ходят не только учиться, но и общаться друг с другом. Я, например, когда был школьником, знал всех, кто до меня учился раньше на 5 лет, и всех, кто на 5 лет позже. Я был секретарем комсомольской организации, знал всех своих комсомольцев с 8-го по 10-й класс. Что сегодня у нас получится, если они в школе друг с другом не должны пересекаться? Школа не будет пространством для коммуникаций.
– И что нас в итоге ожидает? Первоклассники этого года попадут уже в абсолютно иную школьную реальность?
– Сегодня самое главное – сохранить здоровье детей. И ради этого мы готовы на всё. Но нельзя забывать и про остальное, надеясь, что оно и так получится. У нас появился первый «корона-выпуск». Выпускники большими буквами написали на асфальте перед школой: «Ушли, не попрощавшись. Выпуск 2020 года». Сегодня еще учились, а завтра сказали: всё, в школу не приходим. И так больше и не пришли они, не посидели мы вместе в классе, не услышали настоящий, а не онлайн-звонок. Очень грустно, очень неправильно. И у первоклассников не будет праздника. Зачем, например, торжественная линейка? Момент – преддверия нового учебного года – всегда был самым радостным в жизни каждого. Учителя всегда ждут учеников, ученики всегда ждут от школы чего-то главного, нового, жизненно необходимого. Общая радость охватывает и первоклассников, и выпускников. На торжественной линейке, глядя на первоклашек и одиннадцатиклассников, понимаешь, что сходятся начало и конец, образуется некая бесконечная связь, преемственность. Эту связь мы наблюдали каждый год. Что сейчас, в 2020 году? Радость сочетается с тревогой. Тревожно всем. Линейки 1 сентября не будет – нельзя проводить массовые мероприятия. Через бесконтактный термометр пройдут школьники в свои классы в разное время. А раньше сначала торжественно приглашали первоклассников! Жизнь научила нас ценить то, что казалось таким обыденным и простым, как, например, общее начало уроков в 8.30. Но жизнь и школа научили нас главному: хочется верить, что мы вернемся к качественному исполнению своего родительского, учительского и ученического долга и, полноценно общаясь, будем вместе трудиться во благо будущего. 

Беседовала 
Юлия ЖУМАКБАЕВА

Новосибирская обл.

Другие материалы номера