Фонды-присоски




Оценивали КПД соцфондов в Госдуме во время отчета их руководителей о работе за 2019 год. Ежегодные рапорты звучат в думских стенах с 90-х. Депутаты стали от них уставать. Да, и пришло осознание, что чиновничье посредничество в виде фондов дорого обходится гражданам. 
Финансовыми присосками назвали депутаты страховые компании, обосновавшиеся в социальной сфере под видом различных фондов – медицинского и социального страхования, пенсионного… «Они обнаглели, – заявил глава думского комитета по соцполитике жириновец Ярослав Нилов, – они диктуют свои правила, собирая взносы работодателей, зарабатывают себе, как только захотят, создают условия для штрафования медицинских организаций, зачастую по надуманным причинам. От этого страдают медики, которые не могут получить стимулирующие выплаты из-за сокращения фонда заработной платы, в больницах не делаются ремонты, не закупается оборудование. Все это – следствие того, как привыкли себя вести медстрахователи». Принципиальная позиция думской оппозиции – положить конец посредничеству и перейти на прямое финансирование отрасли, о чем коммунисты твердят многие годы. Да, у фондов при проверках сходятся дебет с кредитом, но возникает множество претензий к сложившимся системам пенсионного, социального, медицинского страхования. Это же не просто кассы с кассирами, фонды обязаны приносить пользу. А какова тут польза, кроме того, что фонды берут бюджетные деньги, часть из них направляют адресатам, часть – тратят на свое содержание? А где забота о развитии направлений? Практика показывает, что фондам выгоднее экономить средства, чем тратить на развитие отраслей.  
«Страховая медицина уничтожила практически половину наших медучреждений, – подчеркнул коммунист Николай Арефьев. – Пора отказаться от страхового здравоохранения и перейти к государственному, иначе уничтожим нашу медицину. Было два миллиона коек, остался один, грянула пандемия – пришлось полевые госпитали разворачивать. Это ж не дело! От Фонда получаем искаженную картину по зарплатам. Его руководитель утверждает, что зарплата растет. Но растет, оказывается, только у главврачей, рядовые медики никакого увеличения оплаты их труда не видят, а медсестер вообще превратили в санитарок и оплату сократили вдвое. Такова страховая система». 
С КПРФ согласны справроссы: страховая медицина не прошла проверку на прочность, нужно увеличивать финансирование здравоохранения, а бесполезный Фонд отправить на свалку. Такие предложения каждую сессию вносит думская оппозиция, а «ЕдРо» встает заслоном против их принятия. «Знайте, граждане, какой вы партии обязаны бесконечными очередями в поликлиниках, где порой ваши пожилые родственники умирают, не получив своевременной медпомощи», – резюмировали оппозиционные думцы.  Не лучше Фонд соцстрахования (ФСС). Год от года он снижает уровень обеспечения граждан санаторно-курортным лечением. В 2018-м было охвачено 22,5% нуждающихся, в 2019-м – всего 21,7%. Уменьшаются нормативы затрат. Ну, что за лечение и кормление можно предоставить в санатории больному на 133 рубля в день? Издевательство… 
Невиданные манипуляции с пенсионными средствами происходят в Пенсионном фонде РФ (ПФ). Это выяснилось, когда коммунисты начали разбираться, куда уходят деньги граждан, плативших взносы в ПФ, но не доживших до пенсионного возраста. Владимир Поздняков (КПРФ) сослался на официальную статистику: «За 1995–2015 годы в РФ умерло около 10 млн человек, работавших, но так и не вышедших на пенсию. За 20 лет Пенсионный фонд получил в свое распоряжение около 10 трлн рублей пенсионных накоплений от преждевременно умерших. Куда ушли собранные деньги?» 
И еще. Сколько ПФ ни отчитывается, а все «забывает» прояснить: когда пенсионеры получат всю накопительную часть пенсии? Для этого, напомнил Поздняков, граждане отчисляли 6% от своих зарплат. Однако в 2014 году накопления были заморожены российским правительством. Министр Силуанов пояснял, что эти средства частично пойдут на формирование антикризисного резерва, а также на поддержку финансового и нефтегазового сектора… А ПФ получит от продления заморозки дополнительно 634 млрд рублей.  Отвечая депутату, глава ПФ Максим Топилин сразу же дал понять, что в Фонде нет излишков, «если одни не доживают до пенсионного возраста, то другие живут до 90 лет, получая пенсию, в том особенность солидарной системы… А накопительную пенсию получают те, кто достиг 60 (мужчины) и 55 (женщины) лет».  Лаконично. И все же в словах Топилина сквозит недосказанность. Все отлично понимают, что тех, которые уходят из жизни до пенсионного возраста или вскоре после выхода на заслуженный отдых, значительно больше, чем долгожителей. В Фонде наверняка остаются средства. Почему же в отчетах нет ни слова об их расходовании? От ПФ приходится слышать только о нехватке средств, что пенсионеров много и приходится брать дотации из бюджета. Умалчивается, однако, сколько ПФ тратит на себя и прочие выплаты. О них напомнил Н. Арефьев: 
«Пенсионный фонд растет с каждым годом, а из федерального бюджета в него направляются деньги на иные обязательства – на выплату пенсий военнослужащим, силовым структурам, на выплату материнского капитала, пособий семьям. Скорректировала цифры пенсионная реформа: в прошлом году 400 тыс. наших граждан не вышли на пенсию, за счет них сэкономлено 21,5 млрд рублей. Их следовало бы использовать на повышение пенсий, но этого не произошло». Сейчас широко рекламируется, что в начале будущего года пенсионерам проиндексируют страховую часть пенсий на 6,3%. А сотрудникам ПФ – на 15%! Не было бы фонда-присоски, шли бы все деньги напрямую пенсионерам через собесы, как было в советское время, не транжирились бы деньги пенсионеров на содержание ПФ. Рядовые работники Фонда говорят, что они не шикуют, сотни тысяч рублей получает только руководство. Так, предшественник Топилина А. Дроздов зарабатывал в год до 4 млн рублей. А если посмотреть по декларации, каким имуществом он владеет, то создается впечатление, будто господин Дроздов подрабатывал где-то на стороне, получая в разы больше, чем в ПФ. Но это уже пикантные детали. А суть вопроса – размер пенсий наших граждан и тайна: как люди выживают на такие деньги? Огромные материальные потери несут работающие пенсионеры. Им правительство волевым указанием отменило индексацию. Сейчас конституция дополнена социальными статьями, но отношение к активной категории пенсионеров не изменилось. «В следующем году пенсии в России будут проиндексированы на 6,3%. Это более чем в полтора раза выше прогнозируемой инфляции в 2021 году», – сообщил президент, выступая на прошлой неделе перед членами Совета Федерации. И ни словом он не упомянул, что работающие пенсионеры не будут забыты, и что им возвратят финансовые потери. А они значительные. Валерий Гартунг подсчитал, что в среднем каждому работающему пенсионеру за время отмены законной индексации их пенсий недоплачено 179 тыс. 376 рублей. «Вот и цена вопроса, список Forbes увеличивается миллиардерами, а пенсии, социальная поддержка граждан уменьшается», – констатировали депутаты-оппозиционеры. И это называется борьба с бедностью? Не от хорошей же жизни пенсионеры идут подрабатывать, а от нужды, они не хотят жить в бедности, они работают на снижение бедности, о чем печется Путин: «…одной из наших ключевых задач является снижение уровня бедности. Эта проблема… остается одной из самых болезненных для общества, затрагивает миллионы людей в нашей стране». Борьба на словах, а на деле – закрепление нищеты. 

Итогом думской дискуссии стал отказ трех фракций – КПРФ, ЛДПР, «СправРоссии» проголосовать за отчеты о выполнении бюджетов 2019 года фондами-посредниками – пенсионного, соц- и медстрахования. У думского меньшинства укрепилось убеждение, что социальную сферу необходимо освободить от финансовых присосок, чья деятельность бесполезна, затратна, а отчеты пусты. 
Только «Единая Россия» одобрила (за – 282) отчеты фондов, а единоросс Айрат Фаррахов добавил: «Фонды повысили свою эффективность», но не уточнил, в чем это выразилось. Бедность не снизилась, медобслуживание не улучшилось, пенсии застыли на нижайшем уровне. Социалка сползает по нисходящей. Только заседаний и речей стало на порядок больше.  

Другие материалы номера