Это наш дом, а не склад с углем




В работе собраны данные о жизни региона за последние 15 лет. Эксперты отмечают ухудшение качества окружающей среды из-за масштабной и неконтролируемой законом угледобычи. Это ведет к проблемам со здоровьем у населения и росту протестной активности. В тексте приводятся цитаты местных жителей. И в заключение авторы предлагают меры, направленные на изменение сложившейся ситуации. С 2005 по 2019 год производство угля в Кемеровской области выросло в 1,5 раза – до 249 млн тонн, а экспорт – почти в 2,5 раза – до 135 млн тонн. Кузбасс – монорегион, в котором почти вся экономическая деятельность тем или иным образом связана с добычей и сжиганием угля. В 2019 году смертность в Кузбассе была на 16% выше, чем в среднем по России (12 28,1 против 14 25,7 на 100 тыс. человек). С 2003 по 2019 год заметно увеличилась смертность от злокачественных новообразований на 100 тыс. населения. Смертность от болезней органов дыхания в регионе, даже по официальной статистике, уже почти 30 лет значительно превышает общероссийский уровень.В 2019 году предприятия области выбросили в атмосферу 1,760 млн тонн загрязняющих веществ – это больше, чем весь Северо-Западный федеральный округ, чья территория превышает площадь Кузбасса примерно в 18 раз. Общая масса выбросов от угледобывающих предприятий за 15 лет выросла почти вдвое. На одного жителя Кузбасса в среднем приходится 662 кг загрязняющих веществ в год… Для сравнения: в среднем по России этот показатель составлял 220 кг на человека. 
За год в Кузбассе образовалось 3,8 млрд тонн отходов – почти половина из 7,3 млрд тонн с территории всей страны. Из них 99% – отходы от добычи угля. В 2010 году общий объем отходов угледобывающей отрасли Кузбасса составил 1,8 млрд тонн. В отходах угледобычи содержатся горючие углеродосодержащие вещества, сера, естественные радионуклиды – радий-226, торий-228, калий-40 и продукты их деления. Повсеместно в Кузбассе не соблюдается требование об установлении санитарно-защитной зоны от границы угольного разреза и от отвалов. В таких городах, как Киселевск и Прокопьевск расстояние от жилых домов до края угольного разреза может быть менее 200 м. «Последствия роста угледобычи – масштабное загрязнение природы, тяжелые болезни и повышенная смертность. Это означает не только ужасные условия жизни для части населения, но и вредит экономике. Угольным регионам нужна стратегия борьбы с экологическим кризисом и диверсификация экономики», – говорит Владимир Сливяк, один из авторов доклада «Гонка по нисходящей». «Экозащита!» призывает власти предпринять ряд шагов для изменения сложившейся ситуации: диверсификация промышленности; ввести полный запрет на передачу сельхозземель под добычу; заставить угольные компании соблюдать нормы о санитарно-защитных зонах; ввести запрет на продажу разрезов без оценки способности покупателя провести рекультивацию; провести комплексную оценку экологической обстановки в регионе, включающую не только официальную статистику (которая берется, в частности, из отчетов угольных компаний), но с учетом заявлений жителей и исследований отдельных проб; заставить угольные компании нести ответственность за причиненный ущерб; ввести запрет на добычу и перегрузку угля в населенных пунктах. «Добыча и перегрузка угля внутри городов, миллиарды тонн пылящих и горящих отвалов – типичная картина в Кузбассе. Из-за изменения климата многие страны планируют отказ от угля, что приведет к падению спроса. Кузбассу необходимы альтернативные рабочие места, иначе нас ждет социальный взрыв», – считает Антон Лементуев, координатор группы «Экозащита!» в Кузбассе. 

Другие материалы номера