Верность истории – битва за будущее

В истории есть по крайней мере один ярчайший пример, когда человечество сообща справилось, наверное, с самой страшной угрозой. Поэтому в политическом, глобальном смысле, на мой взгляд, главное событие 2020 года – 75-летний юбилей Победы над фашизмом. Именно фашизм до настоящего времени был самым серьезным вызовом людям, и не зря у людей отложился образ «фашистская чума», по аналогии с одной из самых опасных болезней – ведь если бы фашизму удалось взять верх, это означало бы неизбежную гибель цивилизации. 
Именно в годы Второй мировой, которая для нас всегда будет Великой Отечественной, человечеству удалось проявить все свои лучшие черты, объединить усилия стран с совершенно разными, до этого, казалось бы, абсолютно несовместимыми политическими системами и ни больше, ни меньше, как сохранить жизнь на Земле. Человечество во главе с Советским Союзом одолело одну из самых страшных идей из когда-либо рожденных человеческим мозгом – идею о расовом превосходстве одних и о врожденной неполноценности других. И эту идею продвигали не какие-то маргиналы, а одно из самых сильных государств с одной из самых сильных военных машин в истории.
Именно этим Вторая мировая война отличалась от всех многочисленных войн, в которых участвовали люди до этого. Это действительно была война идей, война Добра и Зла, война жизни и смерти. И было очевидно, что одной великой, триумфальной военной победы недостаточно – необходимо было осудить саму идею, чтобы никогда больше не допустить попыток ее нового вопло­щения.
Кроме того, необходимо было дать юридическую оценку людям, угрожавшим не отдельной стране или народу, но существованию всего человечества.
И вновь страны с совершенно разными политическими системами объединились для создания уникального в истории человечества суда. Принципиальное понимание того, что фашизм как идея должен быть осужден именно юридически, именем Закона, как должны быть осуждены и причастные к его созданию и развязыванию самой страшной войны, появилось в СССР уже в 1942 году, а в октябре 1943 года, когда стало ясно, что немецко-фашистская Германия потерпит поражение, на Московской конференции министров иностранных дел СССР Великобритания и США объявили совместную декларацию, в которой осуждались зверства нацизма и говорилось о необходимости предать виновных международному суду.
Тем не менее в ходе войны и сразу после победы мнения в странах относительно судьбы нацистских преступников были разными, и Великобритания и США чаще высказывались категорично, в духе скорой и быстрой расправы над ними. Но Советский Союз настаивал на том, что над главарями фашистов должен пройти открытый и ясный состязательный судебный процесс, на котором будут обеспечены не только функции обвинения, но и защиты, а возмездие будет справделивым и не вызывающим никакого сомнения.
И ровно 75 лет назад, 20 ноября 1945 года, во Дворце Правосудия немецкого города Нюрнберга начался суд, само название которого теперь стало нарицательным – Нюрнбергский процесс. Процесс стал результатом огромных усилий юристов и политиков четырех стран – основных участников антигитлеровской коалиции, СССР, США, Великобритании и Франции, каждую из которых представлял свой судья. Обвиняемым было гарантировано право на защиту, которое осуществляли немецкие адвокаты.
В результате 30 октября – 1 ноября 1946 года Нюрнбергский трибунал вынес приговор – 12 из оставшихся в живых к тому времени самых высокопоставленных нацистских руководителей были приговорены к смертной казни и 10 позже казнены. Герман Геринг успел принять яд в ночь перед казнью, а Мартин Борман, приговорен к повешению заочно, так и не был найден. Трое были приговорены к пожизненному заключению, четверо, к длительным срокам и трое оправданы. Не у всех такой приговор вызвал положительную реакцию, многие были недовольны оправданиями, однако состоялось главное – вынесение приговора от имени человечества и в отношении преступников, совершивших преступления против всего человечества.

ЗНАЧЕНИЕ Нюрнбергского процесса трудно переоценить. По сути, правовые позиции, выработанные в ходе этого процесса, с момента окончания Второй мировой войны и до разрушения СССР стали основой международного права, прежде всего, как права гуманистического и направленного на защиту людей всех стран и национальностей. 
Думаю, для нас, людей, рожденных и сформировавшихся в СССР, значение Нюрнбергского трибунала и его смысл абсолютно ясны. Но, увы, пришли другие времена. Уже почти 30 лет, как формально нет главной страны антигитлеровской коалиции, Советского Союза. Фактически с момента разрушения СССР началось и разрушение сложившейся системы международного права. США, потеряв сдерживающий фактор в лице СССР и его союзников, решили, что они теперь и право, и суд, а то, что они стали называть «международным правом», просто должно полностью им подчиняться и обслуживать их интересы, подтверждая тезис, что «право – выраженная на бумаге воля господствующего класса», или, в данном случае, господствующего класса господствующего государства. Говорят же, что история повторяется один раз в виде трагедии, другой раз в виде фарса. На мой взгляд, апофеозом американской доктрины «международного права» стал так называемый «трибунал по бывшей Югославии», фарс, злая пародия на Нюрнбергский процесс. В Гааге победители под видом «правосудия» фактически расправлялись с побежденными ими сербами, в упор не замечая кровавых преступлений их про­тивников.
Ни для кого не секрет, что попытки переписать историю Второй мировой войны начались сразу после ее окончания, и уже в ходе самого Нюрнбергского процесса противоречия между странами-участницами антигитлеровской коалиции стали стремительно усиливаться, особенно после знаменитой речи Черчилля в американском городе Фултоне в марте 1946 года, которая фактически положила начало новой войне – так называемой «холодной». Нашлось место и разного рода фашистским недобиткам, многие из которых избежали наказания и были использованы нашими бывшими союзниками в борьбе с нашей страной – от журналистов на радио типа «Свободы» до военного участия против национально-освободительных движений во многих странах.
Но в целом, к счастью, во время своего существования СССР был неколебимо силен, и заслуги его в Победе в Великой Отечественной войне для всего человечества совершенно очевидны, чтобы кто-то всерьез мог их оспорить. Но после разрушения нашей страны у новой власти, на мой взгляд, было только одно желание – любой ценой понравиться нашим западным «партнерам», и заступиться за нашу Победу стало фактически некому. Нашу страну попытались пропихнуть в то самое пресловутое окно Овертона, когда абсолютно неприемлемое становится нормой, и наоборот. И вот логичный и закономерный результат: в странах – наших бывших союзниках или, еще того хуже, в странах, которые еще совсем недавно были нашими историческими территориями, разрушают памятники советским воинам-победителям, оскверняют их могилы, а политики этих стран соревнуются в абсолютно кощунственном приравнивании нашей страны к фашистской Германии. Совершенно открыто говорится о том, о чем раньше никто и заикнуться не посмел бы, – о якобы «равной» ответственности СССР и Германии за развязывание Второй мировой войны, звучат абсолютно абсурдные требования материальной «компенсации» или лишения России права вето в Совете Безопасности ООН. Складывалось впечатление, что власти России после 1991 года довольно долго старались не замечать эти провокации и призывы или не придавать им значения. В общем-то оставались без какого-либо серьезного реагирования марши бывших эсэсовцев в Прибалтике и другие подобного рода проявления. «Мы долго молча отступали, / Досадно было, боя ждали…»
Думаю, поворотным моментом стали события на Украине, когда стало очевидно очень многим, что нацизм не только жив, но и поднимает голову прямо у наших нынешних границ и готов снова, как 80 лет назад, оккупировать, расхищать, разрушать, жечь, убивать… И что мы отступили так далеко, что речь уже идет о существовании самого государства Российского, которое наследники нацистов не принимают ни в каком качестве – ни в виде СССР, ни в виде нынешней Российской Федерации. 
Поэтому можно только приветствовать прошедший в Москве 20–21 ноября Международный научно-практический форум «Уроки Нюрнберга». Форум прошел на самом высоком уровне, список его участников впечатляет. В числе выступающих были председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин, генеральный прокурор РФ Игорь Краснов, директор Службы внешней разведки РФ Сергей Нарышкин, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, председатель Ассоциации юристов России Владимир Плигин, генеральный прокурор Италии Марко де Паолис, генеральный прокурор Чехии Павел Земан, сын главного обвинителя от СССР на Нюрнбергском процессе Романа Руденко – Сергей Руденко и многие другие. Представители силовых структур, в частности, сделали акцент на важности расследования преступлений нацизма и преследовании фашистских преступников и в наше время, для чего возбуждаются соответствующие уголовные дела. В нынешние времена, когда предпринимаются многочисленные попытки реабилитации нацизма и искажения исторической правды, эта работа стала особенно актуальной.
К участникам форума обратился с речью президент Российской Федерации Владимир Путин: «Выводы Нюрнберга и сегодня актуальны… Мы постоянно обращаемся к урокам Нюрнбергского трибунала… для того, чтобы доказательно противостоять намеренным искажениям и фальсификациям событий Второй мировой войны… лживым попыткам реабилитации и даже героизации нацистских преступников и их пособников». Путин подчеркнул, что долг всего мирового сообщества защищать решения, принятые Нюрнбергским трибуналом, поскольку на них основаны принципы послевоенного миропорядка и нормы международного права. «Они и сегодня остаются прочной, надежной базой для конструктивного диалога и сотрудничества, и их забвение, попытки расшатать – это удар по обеспечению безопасности на всей планете», – сказал Путин в заключение.
Проведение подобных форумов можно только приветствовать. Очень бы хотелось, чтобы такая работа проводилась на постоянной основе. Ведь это не просто исследования прошлого и восстановление исторической справделивости. Это настоящая битва за будущее – и не только нашей страны, но и всего мира.