«Дельфин» – первая наша подлодка




Бензиновый двигатель заказали в германской фирме «Даймлер», аккумуляторы и электродвигатель – во Франции, листовая сталь была изготовлена на Путиловском заводе, а цистерны – на Обуховском. Работа велась на Балтийском заводе в обстановке полной секретности. Стоимость судна первоначально оценили в 220 тысяч рублей. Проект был доработан и в мае 1903 года спущен на воду уже как миноносец №150.

Первым капитаном был назначен Михаил Беклемишев, команда состояла из десяти человек: двух офицеров и восьми матросов. Первое погружение кончилось ударом о дно, однако лодка не пострадала и всплыла самостоятельно. Поднявшись на палубу, Беклемишев перекрестился и произнес: «Ну вот, слава Богу, и поплавали под водой…»

Переделки и доработки продолжались. В результате клепаный корпус из высокопрочной никелевой стали был снаружи обшит двумя слоями лиственницы и покрыт оцинкованным железом. Цистерны заполнялись водой самотеком, а продувались при помощи сжатого воздуха, для пополнения запасов которого имелся электрический компрессор. Надводный ход в девять узлов обеспечивался шестицилиндровым бензиновым двигателем мощностью 300 лошадиных сил. Электродвигатель в 120 лошадиных сил позволял давать до шести узлов под водой.

Вооружена субмарина была двумя наружными торпедными аппаратами системы Джевецкого, в которые заряжались австрийские торпеды Уайтхэда с дальностью хода до полутора километров.

Длина лодки составляла 19,6 метра, наибольшая ширина – 3,59, среднее углубление – около 3 метров, надводное водоизмещение – 113 тонн, подводное – около 123. Внутри лодка получилась очень тесной и крайне неудобной для обслуживания и ремонта.

31 мая 1904 года миноносец был переименован в «Дельфин», а 16 июня 1904 года утонул. Из 37 человек, находившихся на борту, спастись удалось лишь двенадцати. Первая катастрофа в истории русского подводного флота унесла 25 жизней.

 
А произошло следующее. Учебное погружение проходило у стенки Балтийского завода. В отсутствие командира лодки его проводил лейтенант Черкасов. Лодка была сильно перегружена, вместо 10 человек по штатному расписанию на ней находилось 37 (три офицера и 34 нижних чина), при этом лишь четверо принадлежали к штатной команде «Дельфина».

Лодку оттолкнули от стенки. Черкасов отдал команду заполнять балластные цистерны. Из-за перегруза лодка погружалась быстрее обычного и почти сейчас же в люк хлынула вода. Началась паника. Трое матросов успели выбраться, четвертого прищемило, и люк до конца задраить не удалось. В щель быстро поступала вода. Лодка села на дно, люди оказались в ловушке. В живых оставались только те, кому удалось удержаться на верхних ярусах аккумуляторов, но в воздух уже поступали пары топлива из поврежденной в панике бензиновой цистерны. Люди начали задыхаться. Из затонувшей лодки сумели выбраться два офицера и семь матросов. Комиссия, расследовавшая катастрофу «Дельфина», пришла к заключению, что в гибели людей и затоплении лодки виновата «совокупность неправильных действий лейтенанта Черкасова», который ничего в свою защиту сказать уже не мог.

 

Другие материалы номера