Между жизнью и нефтью




Там в начале мая произошел разлив нефтепродуктов из трубопровода компании ЛУКОЙЛ. Местная журналистка Алина Выучейская провела собственное расследование, рассказав, что эта история куда серьезнее, чем преподносится чиновниками и официальными СМИ.

Алина решила в деталях разобраться, что там произошло. Что именно, в каком объеме вылилось из трубы? Почему? А главное, где то, что вылилось сейчас? ЛУКОЙЛ утверждает, что работы по очистке почти завершены. Местные жители, экологи говорят, что нет, пятно продолжает течь по реке Печоре в Баренцево море и Северный Ледовитый океан.

— Колва – это ближайший к месту разлива населенный пункт, и именно его жители первыми обнаружили на реке следы нефтепродуктов, – рассказывает Выучейская. – Во время ледохода местные рыбаки обратили внимание на проплывающие мимо льдины, покрытые черной жидкостью. Именно они и подняли шум в социальных сетях, после чего в селе ввели режим ЧС.

Спустя сутки нефтяники неподалеку от населенного пункта развернули городок для ликвидаторов, притащив туда несколько барж, тяжелую технику и емкости для сбора нефти. Собирать здесь пока есть что. По реке до сих пор плывет нефтяная пленка, а берег покрыт черной жидкостью, и это нефть. Неудивительно, что местным жителям запретили использовать для питья и бытовых нужд воду из реки.

— Ни одному местному жителю не понравится, что у него по реке, где он рыбу ловит, купается, дети купаются, по реке течет нефть. Какая будет реакция? Конечно, все жители возмущены и требуют спасения речки, – возмущается Д. Лысенко, житель Колвы. – Рыбаки первыми обнаружили эти разливы по реке.

Именно рыба для большинства местных жителей основной источник доходов для жизни.

—…сейчас нашу рыбу никто не покупает. Меня интересует: а кто отвечать-то за все это будет? Нашу рыбу кушать невозможно. Она вся провоняла нефтью, – негодует Л. Терентьев, местный рыбак.

Сигнал о ЧП на границе Ненецкого автономного округа и Республики Коми поступает в МЧС вечером. На следующий день к месту происшествия прилетают сотрудники Росприроднадзора, природоохранных структур, прокуратуры и Следственного комитета. Мэр города Усинска вводит режим чрезвычайной ситуации. Становится понятно, что последствия аварии куда серьезнее. Сейчас уже известно, что, по разным оценкам, в воду и на землю попало до 100 тонн нефти.

— Средства массовой информации нас упрекали в том, что мы не заявляем объемы. Но вы же прекрасно понимаете, что сразу посчитать невозможно. Когда посчитали, сделали заявление. Точные цифры – 90 тонн на суше и порядка 9 тонн в акваторию реки, – говорит Е. Лясовская, заместитель гендиректора ЛУКОЙЛ-Коми.

—… нам не дают исходную информацию. Мы запрашиваем, но компания не дает даже обычные параметры, например, какое давление, какие пропорции нефти и воды, чтобы оценить хоть как-то объективно, – доказывает А. Книжников, руководитель программы Всемирного фонда дикой природы.

При этом Лукойл-Коми настаивает на том, что причиной разлива нефти стала всего-навсего разгерметизация качественных труб.

У Е. Дьячковой, члена экологической организации «Комитет спасения Печоры», экс-депутата Государственного совета Республики Коми, позиция прямо противоположная. Она уверена, что «трубопроводная система вся гнилая».

 

А. Книжников:

— Именно этот регион прославился на весь мир своими протечками в 90-е годы. Одна из них попала в рекорд Книгу рекордов Гиннесса. Тогда за зиму утекло порядка 200 тысяч тонн. Авария стала крупнейшим разливом нефти на суше за всю историю. Промысловых трубопроводов в этих местах очень много и они ненадежны и плохо контролируются. Очень дорого заменить их. Они, ко всему прочему, не снабжаются необходимым измерительным оборудованием, чтобы показать утечки или наличие проливов. Все выясняется примитивными визуальными осмотрами, а под снегом и льдом это сложно увидеть. Мы, как обычно в случае такой экологической аварии, запускаем нашу независимую систему мониторинга, которая подразумевает и анализ космических снимков. Смотрим не только в день аварии, но и ретроспективно. Как раз в день аварии там было облачно, а когда мы посмотрели мартовский и апрельский снимки, когда все еще было под снегом и подо льдом, то на нескольких снимках обнаружили однозначные проявления, которые указывают именно на разлив нефти. В целом это не редкость. Нефть с талыми водами попала в реку. Это объясняет такое масштабное загрязнение. Нефтяные пятна уже точно достигли среднего течения Печоры, то есть северных районов Коми.

Естественно, что с его позицией не соглашаются представители ЛУКОЙЛ-Коми. На космических снимках они видят лишь ручьи с талой водой.

Но представитель Всемирного фонда дикой природы в Нарьян-Маре выезжал на это место, и никаких ручьев талой воды не увидел. За исключением нефтяных.

Полгода назад Росприроднадзор проводил внеплановую проверку в ЛУКОЙЛ-Коми. Вот что сказано в заключении проверки: «…недолжным образом обеспечивает эксплуатационный контроль за техническим состоянием сооружений конструкций, в том числе опор трубопроводов, что создает угрозу разгерметизации трубопроводов и разлива нефти». Но предотвратить аварию это не помогло.

— Мы пойдем в суд, чтобы остановить экологически опасные производства. Но ситуация вряд ли кардинально поменяется. Страна и регион слишком зависимы от нефти. Поэтому у нас добыча нефти – «священная корова», – сетует Книжников. – Это абсурдная ситуация. В октябре прошлого года у ЛУКОЙЛа случилась протечка именно в том же месте. Я там был. Паника и активность были большие. Туда выезжали и глава Росприроднадзора, и губернатор, и руководство компании. Казалось, что после этого будут предприняты меры и установят дополнительные меры защиты. Ничего не было сделано.

Сейчас Росприроднадзор надзор проводит новую внеплановую проверку ЛУКОЙЛ-Коми. По факту разлива нефтепродуктов возбуждено уголовное дело за «Нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ». Скорее всего, ЛУКОЙЛу грозит большой штраф.

На кадрах видеосюжета отчетливо показана прибрежная зона с мертвой рыбой. И ее тут очень много.

— Ситуацию усугубляет еще нерестовый период. Нерестилища загрязнены нефтью. Это скажется не только на нынешней популяции рыб, но и на их будущих поколениях, – уверен А. Книжников. – Для большинства местных жителей этот разлив обернулся еще и проблемой с питьевой водой. Многие берут воду из реки.

Журналисты Коми проплыли до устья Усть-Усе, места слияния двух рек Усы и Печоры. Ниже по течению расположен Новикбож. Следы нефтепродуктов видны повсеместно…

 

Другие материалы номера