Президентская программа для народа

Педро Кастильо – профсоюзный лидер, бывший школьный учитель из отдаленной провинции Кахамарка, организатор забастовок работников образования. «Свободное Перу» позиционирует себя как левую социалистическую партию, базирующуюся на идеях Маркса, Ленина и основателя Перуанской компартии Хосе Карлоса Мариатеги. Партия считается леворадикальной, хотя занимает скорее умеренно левые позиции. При этом Кастильо пользовался поддержкой всех кандидатов от левых, включая Компартию, которым не удалось выйти во второй тур.

«Эта победа не моя и не «Свободного Перу», она принадлежит народу», – заявил Кастильо после оглашения итогов выборов. «Мы будем правительством, которое уважает демократию, действующую Конституцию, мы создадим правительство с финансовой и экономической стабильностью», – пообещал он. Кастильо выступил за усиление государственного регулирования и развитие производственного сектора экономики. В частности, он призывает пересмотреть контракты с иностранными корпорациями, занимающимися добычей меди и других полезных ископаемых, чтобы как минимум 70 процентов выручки шло в бюджет. В случае отказа предприятия будут национализированы.

Здравоохранение и образование на всех уровнях, по словам П. Кастильо, должны быть бесплатными. Из частной сферы в государственную предлагается вернуть пенсионную систему, а возраст выхода на пенсию – снизить с 65 до 60 лет. Все силы государства Кастильо требует направить на борьбу с голодом и бедностью. Во внешней политике Кастильо выступил за ликвидацию зависимости от США и глобальных финансовых институтов, за развитие отношений с Кубой и Венесуэлой, а также с КНР.

При этом Кастильо является верующим католиком, осуждает гомосексуальные браки. В его поддержку, несмотря на решение епископальной конференции Перу, выступили многие священники, не говоря уже о рядовых верующих.

Победу Кастильо признали соседние страны, где у власти находятся левые правительства, – прежде всего Аргентина и Боливия. Для правых режимов в других государствах Латинской Америки, напротив, его кандидатура откровенно неприемлема.